Судьба резидента. Покушение на Сталина, Рузвельта, Черчилля сорвал 19-летний ростовчанин

Судьба резидента. Покушение на Сталина, Рузвельта, Черчилля сорвал 19-летний ростовчанин Разведчик-нелегал Геворк Вартанян — в проекте «Гражданин Ростова-на-Дону».
Люди

Судьба резидента. Покушение на Сталина, Рузвельта, Черчилля сорвал 19-летний ростовчанин

Разведчик-нелегал Геворк Вартанян — в проекте «Гражданин Ростова-на-Дону».

Логотип Журнала Нация
Маркетплейсы
В следующем году банку «Центр-инвест» исполняется 30 лет. Обычно подарки дарят юбилярам, но в данном случае «Нация» и «Центр-инвест» сообща придумали подарок родному городу — проект «Гражданин Ростова-на-Дону». В течение года мы расскажем истории 30 наших земляков, которые много сделали для города, прославили его не только в пределах России, но и за рубежом. 
В рамках проекта уже опубликованы очерки о Городском голове Андрее Байкове, актере и режиссере Александре Кайдановском, футболисте Викторе Понедельнике, основателе зоопарка Владимире Кегеле, легенде джаза Киме Назаретове, актрисе Анне Самохиной.
Сегодня мы расскажем о легендарном советском разведчике-нелегале Геворке Вартаняне. О ростовчанине, который повлиял на ход Второй мировой войны и мир после нее.
Герой Советского Союза Геворк Вартанян.Герой Советского Союза Геворк Вартанян.
Ростов-на-Дону, переулок Братский, дом 81. Здесь в феврале 1924 года родился советский разведчик-нелегал Геворк Андреевич Вартанян. Другой разведчик, Владимир Путин, однажды скажет о Вартаняне и его жене Гоар: без них история нашего мира могла пойти по-другому. 
Имя почетного гражданина Ростова-на-Дону Геворка Вартаняна было рассекречено лишь в 2000 году. Большая часть его жизни так и осталась под завесой тайны. Но даже то, что известно нам, поражает воображение и объясняет, почему уроженец Ростова — единственный из бойцов «невидимого фронта», кто получил звание Героя Советского Союза при жизни и в мирное время.

В 1943 году немецкая разведка готовила покушение на Сталина, Рузвельта и Черчилля, у которых была намечена встреча в ноябре того года в Тегеране. Понятно, что убийство лидеров Большой тройки изменило бы весь ход Второй мировой войны. Но немецкий заговор был сорван…

В 1980 году советские киношники решили снять об этом шпионский триллер — «Тегеран-43». На главную роль позвали отечественную звезду Игоря Костолевского, на роль второго плана — звезду французскую, Алена Делона. 
Наталья Белохвостикова и Ален Делон. Кадр из фильма «Тегеран-43», 1980 год.Наталья Белохвостикова и Ален Делон. Кадр из фильма «Тегеран-43», 1980 год.

Но в распоряжении сценаристов было не так уж много информации. Статья в газете «Правда»: «Лондон, 17 декабря 1943 года (ТАСС). Президент США Рузвельт сообщил, что он остановился в русском посольстве в Тегеране, а не в американском, потому что Сталину стало известно о германском заговоре...»

Во-вторых, было интервью знаменитого диверсанта, экс-начальника секретной службы СС Скорцени. В 1964 году в Мадриде Отто Скорцени разоткровенничался с журналистом парижской газеты «Экспресс»: «Из всех историй, которые рассказывают обо мне, самые забавные — те, что написаны историками. Они утверждают, что я должен был со своей командой похитить Рузвельта во время Ялтинской конференции. Это глупость. В действительности Гитлер приказал мне похитить Рузвельта во время предыдущей конференции — той, что проходила в Тегеране».

По большому счету это все. О самой операции нигде никаких деталей не сообщалось. Сценаристы задались вопросом: «Как могло осуществиться такое покушение?» И решили, что в посольство в Тегеране можно было проникнуть, воспользовавшись «канатами» — каналами системы водоснабжения. Они угадали.

На момент съемок актеру Костолевскому было 32 года. То есть советский разведчик в фильме — это взрослый состоявшийся человек. А вот с этим у сценаристов вышла промашка. Откуда им было знать, что главному герою в этой истории, Геворку Вартаняну, было всего 19 лет?
Афиша фильма «Тегеран-43».Афиша фильма «Тегеран-43».

«Легкая кавалерия»

Так как же было на самом деле в Тегеране 1943 года? И что там делал парень из Ростова-на-Дону?

— Моя мать происходила из очень богатой ростовской семьи братьев Мартиросовых, — рассказывал сам Геворк Вартанян. — Винные и гастрономические магазины. Отец поступил к ним на работу. Еще до революции. У него завязался роман с матерью, они поженились. Отец встал на ноги, как говорится. А при советской власти его назначили директором маслобойного завода в станице Степной под Ростовом. Он несколько лет проработал там директором.

В 1930 году (по заданию советской внешней разведки) отец нашего героя, Андрей Васильевич Вартанян, выезжает с семьей в Иран. По документам он иранский поданный. В Тегеране становится владельцем шоколадной фабрики.

Известно, что Андрея Вартаняна арестовывали пять или шесть раз: иранцы подозревали его в связях с советской разведкой. Однако доказательств не было — отпускали.

…В 14 лет Геворк понял, что его отец — советский разведчик. Сын захотел пойти по его стопам. «Он дал понять, кто он такой, — вспоминал Геворк Андреевич. — Отец всегда настраивал нас на то, что надо быть преданным Родине и по мере возможностей помогать ей».

В феврале 1940-го 16-летний Вартанян установил прямой контакт с резидентурой НКВД в Тегеране. Для коллег по секретной работе Геворк стал «Амиром».
Для начала «Амиру» поручили собрать группу единомышленников.
— И я быстренько завербовал семерых ребят, — рассказывал Вартанян в одном из немногих интервью. — Армяне, лезгины, ассирийцы, все примерно моего возраста.
Все были выходцами из СССР. Почти все — детьми репрессированных. Но работали, что называется, «за идею», бесплатно.

Группа получила название «Легкая кавалерия»: по Тегерану юные разведчики носились на велосипедах. В 1941-м к ним присоединилась симпатичная школьница.
— Ее старший брат-армянин был моим другом по «Легкой кавалерии», — делился Геворк Андреевич. — Я года два-три к ней присматривался, очень она мне нравилась. Это Гоар — моя будущая жена. Тогда ей не было и шестнадцати. Смелая, ни от каких заданий не отказывалась.

Гоар стала «Анитой». Девушка не говорила по-русски, Геворк — по-армянски. Общались на фарси.
Геворк и Гоар Вартаняны, разведчики-нелегалы.Геворк и Гоар Вартаняны, разведчики-нелегалы.

«Легкая кавалерия» занималась наружным наблюдением: выявляла немецких шпионов.
Например: завербованный иранский генерал за большие деньги передает советской резидентуре материалы с грифом «Совершенно секретно». Но передает очень много. Подтверждается не все. Откуда он берет данные? Не сам же сочиняет? Оказалось — сам.

— Нам задание: срочно проверить. Мы, как всегда, наружку. Нет, кроме наших, ни с кем генерал не общается. Идет к себе на работу, возвращается — и, пожалуйста, вручает людям из резидентуры пакет с информацией. В квартиру к нему забраться никак нельзя. Пришлось по строительным лесам залезать в строящийся напротив генеральской виллы трехэтажный дом. Прихватили бинокль, наблюдаем: достает генерал из папки, которую с собой всегда таскает, чистые бланки с грифом «Секретно» и с удовольствием набивает на пишущей машинке свои сообщения.

Генерал попросту выдумывал секретные сведения. Дальнейшая его судьба неизвестна. Как вспоминал Геворк Андреевич, «наши его забрали».
За первые два года благодаря подросткам было разоблачено около 400 (!) человек, так или иначе связанных с германской разведкой.

Но вернемся в Тегеран 1943 года. Тут надо сделать небольшие пояснения о ситуации в Иране. (В фильме этот момент обошли стороной.)
В августе 1941 года СССР и Великобритания вошли на территорию Ирана. Несмотря на официальный нейтралитет лидер страны Реза Пехлеви считался союзником Третьего рейха. Иранцы не оказали сопротивления. Резу свергли, шахиншахом (царем царей) сделали его младшего сына Мохаммеда.

Собственно Тегеран и выбрали для встречи в 1943-м, потому что здесь почти в равной степени были представлены войска всей Большой тройки. А главное, в иранской столице давно обосновались представители советской и британской разведок.
Кадр из фильма «Тегеран-43».Кадр из фильма «Тегеран-43».

С началом оккупации многих немцев, работавших в Иране, депортировали. Но не всех. А еще в Иране были территории, вообще неподконтрольные новому правительству, и у немцев там была большая агентура.
Так что к сообщению разведчика Кузнецова о возможном нападении на лидеров Большой тройки наша разведка отнеслась серьезно.

Вот что нам (в отличие от советских сценаристов) известно сегодня: немцы выбросили десант в 100 километрах от Тегерана. За десять дней потихоньку, чтобы не привлекать внимания, с крашенными хной бородами диверсанты добрались на верблюдах до иранской столицы.
Задача этой, передовой, группы радистов было установить контакт с Берлином и затем подготовить условия для высадки основного десанта террористов.

— Радиосвязь с Берлином они установили, но только попали в пеленгацию, — рассказывал Вартанян. — Нашей группе поставили конкретную цель найти в огромном Тегеране эту радиостанцию. Задание мы выполнили.

По словам Гоар Вартанян, работали день и ночь, по 14–16 часов… И нашли!
Немцев взяли без особого шума, после этого они работали уже под диктовку советской и английской разведок. Но! Кому-то из немецких радистов удалось передать в эфир условный знак: работаем под контролем. В Германии поняли, что операция провалена. Основную группу во главе со Скорцени немцы посылать не решились. «Длинного прыжка» (кодовое название операции) не получилось.

Подробности (например, степень риска для, считай, мальчишек) нам неизвестны. Но «Легкую кавалерию» высоко оценили в далекой Москве: «Личная благодарность «Амиру», «Хану», «Горцу» …» Геворк и Гоар были счастливы и горды!

Тегеран — город контрастов

По словам Геворка Вартаняна, реальная часть фильма «Тегеран-43» — это то, что немцы хотели попасть в посольство через водовод и совершить теракт как раз в день рождения Черчилля, 30 ноября.

— Но то, что стреляли и убивали, как герой Костолевского, — выдумка, такого не было, — рассказывал много позже Вартанян. — Если разведчик начинает применять оружие, то это уже не разведчик, а какой-то киллер.

Ну, и к киношному Тегерану у супругов Вартанянов было много претензий.
— В годы войны город был переполнен людьми, — вспоминала Гоар. — Сюда бежали многие, в основном обеспеченные люди из Европы. Сейчас во многих фильмах о той поре вижу женщин в парандже. Но их-то как раз было немного. Наоборот, тон задавали хорошо одетые дамы. Бросались в глаза их цветастые, часто облегающие наряды, даже мини-юбки носили. Понятно, что такого почти не встречалось на бедных окраинах.

Когда в 2000 году Вартаняны были частично рассекречены, Игорь Костолевский встретился с ними. Гоар Левоновне он понравился:
— Актер прекрасный, человек милый. Так хорошо поговорили… Но я спросила: «Почему у вас Тегеран в фильме такой обшарпанный? В ту пору был красивый город!» И Костолевский ответил, что снимали в Баку. Я ему: «Но и в Баку ведь могли подобрать что-то поприличнее».

На коврах-самолетах

Уже в наше время биограф разведчика Николай Долгополов составил что-то вроде таблицы «Даты и события из жизни Г. А. Вартаняна, о которых можно рассказывать».
Очень скромный список. Из него следует, что в 1951 году супруги Вартаняны завершают работу в Иране и возвращаются в СССР — в Ереван, где поступают в Институт иностранных языков. Они уже муж и жена, в 1946-м обвенчались в армянской церкви в Тегеране.
Судьба резидента. Покушение на Сталина, Рузвельта, Черчилля сорвал 19-летний ростовчанин

Вместе с ними в СССР вернулись и остальные члены семьи.
— Нам хотели дать квартиру в Ереване. Но отец отказался. Сказал, что мы — люди относительно обеспеченные, построим всё сами, и квартиру попросил дать нуждающимся, — рассказывал о возвращении Геворк Андреевич.

В 1955 году Вартанян работает в отделении «Интуриста» в Ереване. Год 1956: по окончании института супруги получают предложение начать работу во внешней разведке. После короткой подготовки они выезжают за границу для выполнения специального задания с нелегальных позиций.
(Собственно, на этом заканчивается та часть биографии, которой делился сам Геворк Вартанян. Дальнейшее — из других источников, кое-какие детали после смерти мужа вспоминала Гоар.)

Первым пунктом назначения разведчиков-нелегалов стала Швейцария. По легенде, Геворк (псевдоним «Анри») и Гоар — иранцы, он торговец коврами, она его близкая подружка, скоро поженятся. На Гоар — связь с Центром. Собирать перед сеансом связи передатчик (из обычного радиоприемника) и разбирать его, когда сеанс закончен, она филигранно научилась за два с половиной месяца.

Вначале Вартаняны проехали страны, в которых жили (по легенде), после того как в 1951-м уехали из Ирана.
В Швейцарию въехали по старым иранским паспортам, их нужно было продлить. Проблему должны были решить сами.

— Решили ехать в иранское посольство, — вспоминала Гоар. — Наняли шикарную машину с водителем. Жора всегда элегантен, я в своем лучшем и в драгоценностях. Подъезжаем, выходит какой-то клерк: что вы хотите? Муж с достоинством: хотим встретиться, познакомиться с послом, мы же иранцы и как без визита вежливости? Тут же выходит посол.
Пьем кофе, и разговор, понятно, вокруг Ирана, для нас фарси в то время язык самый родной. Чувствуем, посол не разочарован: говорим, рассказываем… И потом, между прочим, муж замечает: мне надо еще паспорта наши продлить, ну, ладно, я завтра заеду. Завтра! Так и сказал. Посол удивился: да я вам сегодня сделаю. Зовет какого-то служащего, тот забирает наши паспорта, уходит. Через десять минут несут. «Извините, у вас местом рождения значится Решт…»
Между тем, у Геворка местом рождения значился Ростов. Написание на фарси довольно похожее. Геворк подтверждает: да-да, Решт. Служащий: а в паспорте читается «Рашт».
И чтобы не обременять гостей посла, услужливый дипломат пошел, переделал, принес новые паспорта, где вместо довольно опасного для нас Ростова написал Решт. Представляете, как нам повезло!

Конечно, Вартанянам везло. Во-первых, их ни разу не разоблачили, во-вторых, довольно часто они оказывались в нужное время в нужном месте. Например, в мае 1968-го, в Париже — на митинге революционно настроенных студентов.

Из воспоминаний Гоар Вартанян:
— Вдруг я смотрю, люди берутся за руки, пускаются в пляс, но не отдельно, а образуют круг. Секунда — и мой Жора бросается туда, и уже с ними, и в танце группа входит внутрь правительственного учреждения.

Руководство Франции согласилось поговорить со студентами. На встречу с руководством страны попали только танцующие, остальных (в том числе и Гоар) не пустили.
— Не успела к танцующим. А он — мгновенно, без раздумий, все естественно. И очень полезно для дела. Он был внутри, все видел, все слышал.
Судьба резидента. Покушение на Сталина, Рузвельта, Черчилля сорвал 19-летний ростовчанин

Конец 1970-х Вартаняны провели в Италии. Об этом пишет в своих мемуарах Юрий Дроздов (генерал-майор СВР, возглавлявший нелегальную разведку в 1979–91 годах).
Среди тогдашних знакомых Геворка Вартаняна — адмирал Стэнсфилд Тернер, с сентября 1975 года — главком объединенными вооруженными силами НАТО в Южной Европе (с 1977 года — глава ЦРУ).

Дроздов объясняет:
— Ядерной тематикой Вартаняны не занимались, это делали другие. Больше были привязаны к своей реальной профессии — коммерческой торговле коврами. На этих коврах у них и завелись связи с высокими американскими личностями.

По словам Вартаняна, он был успешным торговцем, работал на самоокупаемости, занимал высокое положение в обществе:
— Быть бизнесменом удобно. Ты можешь рассказать интересующимся людям об экономических секретах других стран — получив взамен сведения политического характера. Ведь мне как бизнесмену была нужна информация о политической жизни в той или иной стране. Вдруг я вложу деньги, а они через пять лет пропадут. Вдруг переворот произойдет. Вопросы от бизнесмена не вызывают подозрения.

Ну, и ковры, как оказывается, были востребованы не только в Советском Союзе. По словам Дроздова, однажды для выполнения задания «Анри» вылетел в США на самолете адмирала Тернера! Понятное дело, не ковры продавать. Но благодаря коврам.

— Да, мы его хорошо знали, — вспоминала Гоар о Тернере. — Не то, чтобы дружба, но мы были вхожи. Встречались и на приемах могли подойти. Оказывали кое-какие услуги. Мы умели показать, что у нас всё есть, мы богатые. Это надо было внушать окружающим.

Веселые, легкие в общении супруги внушали доверие и итальянским министрам, и даже президенту Италии.
…Вартаняны были в Риме в марте 1978 года, когда группировка «Красные бригады» похитила итальянского экс-премьера, главу влиятельной партии Альдо Моро.
По всему Риму и окрестностям похищенного Альдо Моро искали 35 000 карабинеров и солдат. Но 2 месяца поисков не дали результатов. Политика нашли уже мертвым, в багажнике автомобиля.По всему Риму и окрестностям похищенного Альдо Моро искали 35 000 карабинеров и солдат. Но 2 месяца поисков не дали результатов. Политика нашли уже мертвым, в багажнике автомобиля.

Сам Геворк Андреевич рассказывал:
— Все силы государства были брошены на поиски преступников. Остановили на полицейском посту и меня, проверили документы: откройте багажник! Не выходя из машины, даю ключи. Открыли, посмотрели, и я поехал дальше. Следующий пост — все точно так же. И вдруг: «Выходите из машины!» Выходим и видим наставленные на нас стволы. «Что это?!» — говорит полицейский, показывая на открытый багажник. И я вижу, что там лежит автомат…
Меня спрашивают: «Это чей?» Спокойно говорю, мол, это вы туда бросили — не мой же. Но ситуация напряженная. Похищен крупный политик, его ищут… И тут вдруг к нам на мотоцикле, с сиреной и блестящими огнями, летит полицейский с первого поста! Оказывается, он при осмотре положил свой автомат в мой багажник и забыл его там. Понимаете?! Вопиющая небрежность: забыть оружие, когда шуровал при досмотре! Случай, конечно, анекдотичный. Но я-то сначала подумал, что разыгрывают провокацию! Вот где можно было засыпаться…
Конечно, потом мы бы доказали свою непричастность. Но скольких нервов это бы стоило и какое к нам бы тогда было внимание? Совсем нежелательное для разведчика.

«Анри» — Герой Советского Союза

Отчеты Вартаняна о политической жизни Западной Европы были крайне ценны. Однажды председатель КГБ СССР Юрий Андропов поинтересовался: «А в каком звании «Анри»?» Ему объяснили: не аттестован. Андропов предложил исправить положение. Так в 1968 году Вартаняну было присвоено первое воинское звание — капитан. Полковником он стал в 1984 году, одновременно с присвоением звания Героя Советского Союза.
Гоар Вартанян получила орден Боевого Красного Знамени.

— Когда нам об этом сообщили, мы заказали в ресторане лучшего вина. Радость — огромная и нежданная! — вспоминал Вартанян. — Но столько лет уже проработали. Перешагнули за 60 годков. Мы не то, чтобы устали, но решили, что хватит скитаться. Что если пожить спокойно? Ведь получить звание Героя — это не только высшее счастье, но и потенциальная опасность. Новость эта все же могла просочиться… Неизвестный Герой, разведчик-нелегал — кто он, откуда? Контрразведки других стран могли начать искать, наводить справки. И во время очередного отпуска, когда приехали в Союз в 1984-м, мы попросили о том, чтобы потихоньку возвратиться.
Судьба резидента. Покушение на Сталина, Рузвельта, Черчилля сорвал 19-летний ростовчанин

В 1986 году они вернулись домой. С двумя чемоданами в руках. По словам Гоар, все вещи, нажитые честным предпринимательским трудом, остались там: и шикарные автомобили, и телевизоры, и обстановка.
— Но виллы у нас не было: ведь 2–3 года в одной стране, и нужно уже было ехать в другую.

…Однажды у Вартаняна спросили: почему же у американцев и англичан не было такой нелегальной разведки, как у нас. Геворк Андреевич сказал, что откроет гостайну: не было у них нелегалов, потому что ни один американец или англичанин больше года советской жизни выдержать бы не смог.

Геворк и Гоар, если считать иранский период, провели за рубежом 45 лет. Если считать со льготами (год за три), получается больше 120 лет.

Наверное, рано или поздно любой нелегал задается вопросом: а зачем это все? Ради чего я иду на такие жертвы, отказываюсь от карьеры ученого (бывали такие случаи), отказываюсь от детей (Вартаняны не рискнули завести ребенка)? Ответы бывают разные.
Гоар говорила так:
— Наша работа увлекательная. Тебе хочется жить, чтобы работать, работать… Видишь: твой труд приносит пользу — значит, нельзя останавливаться.
В молодости многое было по-другому. Что такое Родина, объяснять не приходилось. За нее готовы были на все. У моего брата, он у Жоры в «Легкой кавалерии» служил, делали обыск в Тегеране. Мы догадывались, что придут, кое-что вынесли, спрятали. Они перерыли все, но бюст Сталина мы не сломали и найти им не дали. Замуровали в дальний шкафчик. Такая была вера.

Геворк Вартанян умер 10 января 2012 года в возрасте 87 лет. Проститься с легендарным советским разведчиком на столичное Троекуровское кладбище приехал премьер-министр Владимир Путин. Он лично знал Вартаняна.
Позже Путин оказывал поддержку вдове, приезжал к ней в гости. Гоар Левоновна ушла из жизни в 2019 году.
Президент РФ Владимир Путин и ветеран службы внешней разведки Гоар Вартанян.Президент РФ Владимир Путин и ветеран службы внешней разведки Гоар Вартанян.

Мне довелось встретиться с Вартанянами, это было в сентябре 2011 года. Ростовский музыкальный театр. Концерт в честь Дня города.
Лица, сопровождавшие почетного гражданина Ростова-на-Дону (это звание было присвоено Вартаняну в 2009 году), попросили лишних вопросов не задавать. Я поговорил с ним о родном городе.

— С 1951 года в Ростове был раза четыре. Бывал в доме, где когда-то жила наша семья. Отец купил его до революции. Двухэтажный, в Братском переулке, дом номер 81. Мы оттуда уезжали; там я родился: акушерка принимала роды, тогда в больницы мало кто обращался.
…Когда из Ирана вернулся, первым делом в Ростов. Тогда там жили квартиранты, которые меня знали еще шестилетнего. «О, Жорик приехал!» Давай блинчики делать, пирожки. «Хозяин приехал, — говорят. — У нас крыша течет, надо отремонтировать».

— А в этот раз как вас встретили?
— Хорошо встретили. Но тоже с жалобой. Говорят, вот у нас тут что-то с паркетом. Я им: «Кому аренду платите, с того и спрашивайте».
Судьба резидента. Покушение на Сталина, Рузвельта, Черчилля сорвал 19-летний ростовчанин


Партнер проекта «Гражданин Ростова-на-Дону» — банк «Центр-инвест». Один из лидеров отрасли на Юге России, «Центр-инвест» с 1992 года развивает экономику региона, поддерживает малый бизнес и реализует социально-образовательные программы. В 2014 году при поддержке банка создан первый в России Центр финансовой грамотности. Сейчас их пять: в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Таганроге, Волгодонске и Волгограде. Уже более 600 тысяч человек получили бесплатные финансовые консультации. В их числе школьники, студенты, предприниматели, пенсионеры.
«Центр-инвест» известен также как учредитель и организатор ежегодного Всероссийского конкурса среди журналистов на соискание премии им. В. В. Смирнова «Поколение S».

Если вы хотите не пропустить новые выпуски проекта «Гражданин Ростова-на-Дону», подпишитесь на нас в Яндекс.Дзене, фейсбуке, «ВКонтакте», инстаграме.