Весь этот джаз и Ким из Нахичевани

Весь этот джаз и Ким из Нахичевани Ким Назаретов — в проекте «Гражданин Ростова-на-Дону».
Люди

Весь этот джаз и Ким из Нахичевани

Ким Назаретов — в проекте «Гражданин Ростова-на-Дону».

Логотип Журнала Нация
В следующем году банку «Центр-инвест» исполняется 30 лет. Обычно подарки дарят юбилярам, но в данном случае «Нация» и «Центр-инвест» сообща придумали подарок родному городу — проект «Гражданин Ростова-на-Дону». В течение года мы расскажем истории 30 наших земляков, которые много сделали для города, прославили его не только в пределах России, но и за рубежом. 
В рамках проекта уже опубликованы очерки о Городском голове Андрее Байкове, актере и режиссере Александре Кайдановском, футболисте Викторе Понедельнике, основателе зоопарка Владимире Кегеле
Сегодняшняя история — о легенде отечественного джаза Киме Назаретове.

Блестящий джазовый пианист, дирижер биг-бенда Ким Аведикович Назаретов вписал имя Ростова в мировую карту музыки. Одержимого свингом уроженца Нахичевани называли «Гленном Миллером с Дона», и именно по инициативе Назаретова в нашем городе появилось уникальное для всей страны обучение джазу.
Ким родился 24 августа 1936 года (на днях была красивая дата — 85 лет со дня его рождения) в семье служащих. Искренне верящий в идеи коммунизма отец дал сыну необычное имя, по моде тех времен состоящее из аббревиатуры — «Коммунистический интернационал молодежи». Тогда, вероятно, он меньше всего мог подумать, что его Ким свяжет всю свою жизнь с буржуазным джазом.

Но это позже, а пока Ким — талантливый мальчик, который учится в музыкальной школе и которому прочат стать классным пианистом и композитором: свою первую вещь — вальс — он написал в 6 лет. Сам Михаил Гнесин (композитор и педагог, чьим именем позже будет названа эта школа) его благословил: в 1940-х он лично приезжал в Ростов и слушал наиболее выдающихся учеников.

После школы Ким Назаретов поступает в музыкальный техникум (теперь РКИ). Именно в те годы музыка в стиле свинг зачаровывает его раз и навсегда. И это при том, что мама его никакого джаза не признает, а педагог в училище видит в Киме только идеального классического пианиста. Но при каждом удобном случае классический пианист пропадает в кинотеатрах, слушая «Чаттануга Чу-чу». А уже в 15 лет и сам начинает ее играть, подрабатывая в нахичеванском кинотеатре «Спартак». Это был эстрадный оркестр из юных гнесинцев, который играл по выходным перед детскими сеансами. Ким звездно солировал на рояле.

Вообще джаз на Юге начали играть еще в 1920-х: «новоорлеанская волна» захлестнула не только Америку, но и едва родившийся СССР. Была ли тому причиной свобода, заключенная в самой музыке, или южная эмоциональность, но именно в Ростове джаз прижился как нигде, стал своим. Чуть ли не в каждом кинотеатре или клубе «звенят, гудят джаз-банды». Иногда какой-нибудь оркестр разгоняли в ходе очередной антибуржуазной кампании, но на его месте быстро возникал новый.

Играли даже во время войны. Один из джазменов того времени Георгий Фонарджан вспоминал, как осенью 1942 года увидел на тумбе громадную афишу «Ростовский джаз»: это был концерт в клубе железнодорожников. Позже в Ростове родилась даже песенка: «Будь здоров, будь готов в поздний час, будь здоров, будь готов слушать джаз…» Прогрессивней музыки просто не было.

Пришло время поступать в консерваторию: так уж сложилось, что поехал Ким не в Москву, а в Харьков. Именно там, в 1956-м, Назаретов собирает свой первый джазовый бенд и называет его «Дружба». Название выбрано не просто так: состав международный, у Кима играли учившиеся в консерватории немцы, венгры, поляки, чехи, которые так же сходили с ума по свингующим ритмам. В репертуаре — то, что удается поймать на «Голосе Америки» в «Jazz Hour» Виллиса Коновера, а также мелодии из кинохитов: «Серенады Солнечной долины», «Джорджа из Динки-джаза» и прочих. Исполнение настолько яркое, что «Дружба» быстро обрастает поклонниками и становится широко известной в городе.

В Харькове в жизни Назаретова происходят важные события: во-первых, он встречает красавицу Нину, студентку мединститута, яркую, стильную девушку, обожающую танцевать рок-н-ролл. 20-летний Ким не менее прекрасен: импозантный юноша с тонкими чертами подвижного лица, густой шевелюрой, черными, будто подведенными, глазами и азартным блеском в них.

С Ниной они были два сапога пара. Их сын Петр Назаретов (сам известный джазовый музыкант и педагог) вспоминал рассказанный ему эпизод: однажды перед концертом заболел контрабасист, и Ким попросил Нину встать за него на сцене: «Сделай вид, что играешь». Артистичная Нина решила «сделать вид» как следует: по фильмам она знала, что в драйве контрабас азартно крутят — крутанула и она. Успех был бешеный, все потом хотели познакомиться с девушкой из джаза.

Вскоре они поженились, а спустя 9 месяцев под окнами ростовского роддома совершенно счастливый Ким вытаптывал в снегу «Нина, я тебя люблю». А Нина, не умеющая даже яичницу пожарить, из любви к Киму научилась всем хитростям армянской кухни.

Оставаясь студентом консерватории, Ким становится дирижером оркестра харьковского ТЮЗа, затем, пока учится в аспирантуре, — заведующим музыкальной частью. За три года он написал музыку к восьми спектаклям (и продолжил в Ростове сочинять для театров). А в 1961 году нахичеванский парень занимает первое место среди пианистов трех республик: Украины, Молдавии и Белоруссии, — это был конкурс выпускников консерваторий.

Еще одним важным поворотным моментом харьковской жизни Кима стала встреча с Эдди Рознером, легендарным джазовым трубачом и дирижером, биг-бенд которого снялся в фильме «Карнавальная ночь» Рязанова, а судьба повторяла причудливые витки самого джаза: он то был в топах и давал концерт для Сталина, то на 8 лет пропадал в лагерях. Однако в описываемые нами годы оркестр Рознера был лучшим в стране. С ним-то и сыграл Ким Назаретов, заменив внезапно заболевшего пианиста. И хотя концертный костюм был на три размера меньше, это был его первый, по-настоящему большой опыт в большом джазе.

На Кима обратил внимание и Рознер, и Константин Орбелян, дирижер Государственного эстрадного оркестра Армении. Оба они приглашали талантливого пианиста к себе. Петр Назаретов вспоминал, как мама испугалась маленького носатого человека (Орбеляна), постучавшего к ним в дверь поздно вечером. При желании Назаретов мог быстро сделать карьеру. Но, вероятно, он был не из тех, кто ищет легких путей.

Ким решает вернуться с семьей из Харькова в любимый Ростов и создать свой биг-бенд, не хуже рознеровского. В 1963-м вместе с другом, саксофонистом Владимиром Поповым, он формирует первый, еще весьма разрозненный состав, но через полтора месяца уже показывает свою программу одному из «королей джаза» Олегу Лундстрему: его оркестр приезжал в Ростов на гастроли. Лундстрем впечатлен, они подружились, Ким на подъеме. С этого момента начинается новая эра.

Летом 1964-го оркестр Назаретова впервые прозвучал «для народа» — на танцплощадке «Мелодия», в парке Революции. Публика, желавшая песен и танцев, разочарована, зато фанаты прогрессивной музыки счастливы. Настоящий большой биг-бенд! Увы, через несколько лет оркестр распадается, и Назаретов берется за дирижирование «коллективов художественной самодеятельности» при разных ДК. Разрешенный репертуар — эстрада, но ему удается протаскивать любимый джаз хитростью: вместо Каунта Бейси на нотах стоит фамилия Матусовского, вместо Дюка Эллингтона — Тихон Хренников.

Кстати, Дюка Эллингтона ростовским джазменам довелось услышать и живьем! Американский король джаза в 1971 году дал концерты в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске и Ростове. Говорят, билеты стоили «с рук» сумасшедшие 25 рублей, в Ростов съезжались поклонники из многих других городов. Зал битком, в партере сидит вся местная партийная элита. Однако спустя 15–20 минут обкомовцы и горкомовцы стали потихоньку утекать: сложноватой оказалась музыка для элиты.
РИА Новости.
Но любители джаза стонали от восторга. Понравились советские гастроли и самому Дюку Эллингтону: «Некоторые наши концерты продолжались там по четыре часа. По десять-двенадцать раз русские вызывали нас на бис».

Что и говорить, для джаза в Союзе настали неплохие времена. А в 1974-м случился и вовсе судьбоносный перелом: решением Министерства культуры СССР в музыкальных училищах 26 городов страны были открыты ЭДО — эстрадно-джазовые отделения. Правда почти везде они, и так прикрытые словом «эстрадный», пугливо прятались внутри фортепианных или духовых кафедр. Но в Ростове отделение, возглавляемое Назаретовым, сразу стало самостоятельным.

Это был самый настоящий прорыв. Революция. Реальный глоток свободы. Даже московские журналисты называли Ростов «джазовым сердцем страны». Через четыре года ЭДО ростовского училища вмещало уже около 60 помешанных на свинге и би-бопе молодых людей. Ким ищет педагогов для отделения, составляет учебные планы, преподает сам.

В том же 1974-м из студентов и педагогов училища наконец-то был собран настоящий биг-бенд, именно он вскоре прогремел на всю страну, и долгие годы входил в тройку лучших джаз-оркестров страны, выступая на самых престижных фестивалях. Ленинградская «Смена» пишет о Назаретове: «Темпераментная манера дирижирования руководителя оркестра вовлекает музыкантов и слушателей в жизнерадостный, пульсирующий ритм свинга». Сам Лундстрем нарекает Ростов «кузницей биг-бендов». Музыкальным руководителем становится тромбонист Виктор Кутов, надолго ставший правой рукой Назаретова. Репетиции оркестра сделаны открытыми: прийти туда мог любой желающий.

Дальше — выше. В 1982 году ректор консерватории (тогда РГМПИ) Анатолий Кусяков предлагает 46-летнему Киму Аведиковичу открыть эстрадно-джазовое отделение — теперь уже и в вузе. Это первое в СССР обучение джазу в высшей школе! Назаретов берется не только за организацию нового отделения, но и вместе с единомышленниками в 1984-м инициирует I Донской фестиваль биг-бендов, на который кроме девяти студенческих оркестров из разных городов приезжают настоящие корифеи отечественного джаза: пианист Рознера и Марка Бернеса Владимир Терлецкий, дирижер Оркестра кинематографии Георгий Гаранян, популярнейший композитор Юрий Саульский, песни которого пели все — от «Машины времени» до Кобзона.

Саульский был особого мнения о Назаретове: «Элегантный, экстравагантный дирижер, рыцарь биг-бенда. У него как-то прекрасно сочетались интеллигентность, мягкость и грандиозная принципиальность. Он все понимал. Но он был настолько талантливым человеком, что умел эту свою принципиальность и решительность выражать в очень каких-то добрых формах».

1980-е были горячими годами для Назаретова. Училище, консерватория и в то же время —первые крупные гастроли: ростовский джаз-оркестр снимается в телепрограмме «Шире круг», едет в большое турне по России, а финальный концерт дает в московском Театре эстрады. Их записи выходят на виниле: первой стала пластинка «Только ты», где они играли музыку Мурада Кажлаева. Кажлаев, который в 90-х преподавал на кафедре джаза в ростовской консерватории, говорил: «Для меня всегда Ростов был Назаретовым, а Назаретов — Ростовом».

В 1987-м и 89-м Назаретов проводит II и III Донской фестиваль биг-бендов. На второй ему удается собрать практически все джазовые составы региона: 34 оркестра, 186 музыкантов! А в качестве guest star заполучить Олега Лундстрема. Третий фестиваль был уже международным: в «южную столицу джаза» приехали ансамбли из Германии, Франции, Польши.

В 1985 году, после выступления назаретовского биг-бенда на Московском фестивале джазовой музыки (записанного, кстати, на пластинку) страна признает назаретовские «заслуги в области советского музыкального искусства». Киму Аведиковичу, который, по его словам, увлекся джазом, поскольку «запретное всегда привлекательно», дают звание «Заслуженный деятель искусств РСФСР». Но звания были нужны не ему, а делу.

А на дело он, не считаясь, иногда тратил и личные деньги: приходилось часто мотаться в Москву, кого-то встречать, кого-то угощать. Уж такова у нас в стране политика. Иногда в семье можно было услышать, как Ким говорит жене: «Нин, ты отпускные получила?» — «Получила». — «Давай! Надо срочно ехать в Москву по вопросам образования».

Ни машины, ни дачи заслуженный деятель не нажил. Зато, когда ему исполнилось 50 лет, в Большом зале ростовской филармонии, где праздновался юбилей, не было места даже просто постоять. Саксофонист оркестра Утесова Аркадий Котлярский вручил Назаретову чеканную медаль с надписью «Большому музыканту, знатоку джаза, борцу за свинг, создателю биг-бенда».
«Дон перестал быть тихим, его уровень настолько повысился, что достиг берегов Сент-Луисской свинговой школы», — без тени иронии заметил тогда знаменитый одесский бенд-лидер Николай Голощапов.

Ростовский джаз-оркестр начал выезжать на зарубежные гастроли: в Шотландию, Германию, Польшу. В Германии на концерте для американских солдат ростовчане решили сыграть Гленна Миллера и обомлели — весь зал встал. Концерт на May Fest в Глазго тоже закончился овацией стоя. «В наше время редко появляется возможность получить потрясение от звучания 18 или более человек, одновременно свингующих на одной сцене», — восхищенно писал «Глазго Геральд». Немецкая пресса назвала Кима просто — «Гленн Миллер с Дона».

Удивительно, но все это время, 20 лет, ростовский джаз-оркестр оставался в статусе любительского. Только в 1992 году Назаретову удается наконец добиться, чтобы его биг-бенд признали профессиональным: он осуществляет свою мечту — создает Муниципальный джазовый центр. Возможно, свою роль сыграло и то, что в том году Назаретову присвоили звание: он стал первым в стране профессором эстрадной и джазовой музыки.

В лихие 90-е для джаза в России, как и для всех в стране, наступают трудные времена. Снова. О своих оркестрантах и педагогах Ким Аведикович говорит: «Все они немного чокнутые ребята: в такие времена они не шьют штаны и не занимаются торговлей».

И все же у него множество планов и задумок: зарубежные гастроли, фестиваль биг-бендов в Москве, запись пластинки с настоящим джазовым репертуаром, экзамены в консерватории. Но он уже перенес два микроинфаркта, и, надо думать, по-человечески устал. Немалых нервов стоили Назаретову в советские времена контакты с властями. Временами ему грозили, что он положит на стол партбилет (хотя в партии он не состоял), не раз писали анонимки. На фото и видео начала 90-х Назаретов полностью седой, выглядит старше своих лет.

Конечно, магия джаза — вечного драйва — не дает угаснуть блеску в его глазах. А возможно, то, что его увлечение дало настолько мощные результаты: через его оркестр прошло около 500 музыкантов, многие из которых стали звездами отечественного джаза. Среди учеников Назаретова — десятки классных профессионалов. Его музыкальный центр постоянно дает концерты. Город Ростов, о котором на фестивалях раньше и не слышали, становится заметной джазовой точкой — яркой, пульсирующей.

В 1990 году Назаретов придумал делать еще один Всероссийский конкурс — молодых джазовых исполнителей, и эта инициатива не просто жива, а прогрессирует: десять лет назад конкурс стал международным, а скоро, в ноябре 2021 года, состоится уже в 16-й раз.
Именно выпускники кафедры джаза Назаретова, продолжив эволюцию, открыли в Ростове уникальную Детскую джазовую школу, единственную в своем роде. И теперь у нас есть не только взрослые, но и детские крутые биг-бенды: джаз ростовчане начинают играть чуть не с пеленок, вернее с трех лет. Школе, конечно же, дали имя Учителя.

Правда появилась школа через два года после его смерти. В 1993-м Ким Назаретов умер — внезапно и легко: наклонился, чтобы поднять упавший абрикос, и все. Тромбоэмболия, попросту оторвался тромб.
Жена Нина пережила Кима, любовь всей своей жизни, всего на 8 лет.

Конечно, Ким Назаретов был не единственным, кто начинал делать джаз в Ростове, но он единственный, кто сделал для него так много. В 1991-м, когда Гран-при Международного джазового конкурса в Бельгии получил ансамбль его учеников «Ростов-трио», родился о многом говорящий каламбур — «Трио из города Назарета».

Партнер проекта «Гражданин Ростова-на-Дону» — банк «Центр-инвест». Один из лидеров отрасли на Юге России, «Центр-инвест» с 1992 года развивает экономику региона, поддерживает малый бизнес и реализует социально-образовательные программы. В 2014 году при поддержке банка создан первый в России Центр финансовой грамотности. Сейчас их пять: в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Таганроге, Волгодонске и Волгограде. Уже более 600 тысяч человек получили бесплатные финансовые консультации. В их числе школьники, студенты, предприниматели, пенсионеры.
«Центр-инвест» известен также как учредитель и организатор ежегодного Всероссийского конкурса среди журналистов на соискание премии им. В. В. Смирнова «Поколение S».

Если вы хотите не пропустить новые выпуски проекта «Гражданин Ростова-на-Дону», подпишитесь на нас в Яндекс.Дзене, фейсбуке, «ВКонтакте», инстаграме.