«Я прошел через «Гулливер», гербалайф, «МММ» и гастроли Стинга. Теперь я в цирке»
Люди

«Я прошел через «Гулливер», гербалайф, «МММ» и гастроли Стинга. Теперь я в цирке»

Бизнес-биография Дмитрия Резниченко, рассказанная им самим.

автор Екатерина Максимова

5 Декабря 2017

Последним спикером ростовской «Бизнес Школы» в этом году стал директор цирка Дмитрий Резниченко. Организаторы попросили Дмитрия поделиться с аудиторией своей бизнес-историей — и не прогадали. Монолог Резниченко — готовый сюжет для сериала о становлении бизнеса в новейшей истории страны.

— Не ждите от иррационала, что он опишет свой опыт системно и в конце представит его в виде таблички. Я просто поделюсь некоторыми моментами своего бизнес-пути и расскажу о силе иррационального подхода.
Мне 4 года. Родители привозили меня в станицу Ленинградскую к бабушке и оставляли на лето. Бабушка почти все, что выращивала в огороде, выносила на рынок. Я был с ней. Когда ей нужно было куда-нибудь отойти, она меня оставляла и говорила: «Следи». Я знал все цены, до сих пор их помню: петрушечка — 15 копеек, огурцы… вот это нет, уже не помню. Так вот, бабушка уходила, а я начинал на всю катушку проявлять активность. Залезал на прилавок и кричал: «Покупайте петрушку! Покупайте огурцы!». В общем, когда бабушка возвращалась, у меня уже была целая жменька денег. Помню ее удивленное лицо: что ж такое, только я отойду, у тебя уже гора денег. Мне кажется, этот первый торговый опыт — важный момент в воспитании бизнесмена. Своим детям — сыну и дочке — я тоже стараюсь устраивать, где это возможно, подобные ситуации.

А однажды бабушка поставила передо мной четыре больших ведра: нужно собрать урожай вишни. Четыре ведра?! Мне казалось, это совершенно невозможно. Сам я был чуть выше ведра, поэтому бабушка вооружила меня бидончиком с крючком: я был легкий, залезть мог почти на каждую ветку. И вот залез я на ветку, собрал несколько ягодок, бросил в ведро, и они там одиноко замаячили на дне. Страшная картина. Думаю: вот ужас, сколько же я буду их собирать? Но через 20 минут бидончик стал полным, потом оказалось, что четыре бидончика — это полное ведро. А что, не так уж и трудно. К вечеру четыре ведра были собраны, приехали покупатели, ведро по 5 рублей. Помню, это мое достижение произвело особенное впечатление на родителей.
Это хороший образ — несколько ягодок на дне. Все большие дела начинаются с первых шагов. Я очень хотел сделать фото для презентации: найти пустое ведро и бросить пару вишен на дно. Но зима, не получилось.

Как у каждого уважающего себя бизнесмена, у меня в сейфе есть пачка акций «МММ». Я разузнал: если продать их нумизматам, я отобью потраченные на них 350 долларов.

Мне 14 лет. Скоропостижно умирает отец. Я оказываюсь единственным кормильцем в семье. К 16 годам я закончил 11 классов. Ну, как закончил, школа хотела со мной попрощаться уже после 9-го. Чтобы идти дальше, надо быть хотя бы хорошистом. У меня не получалось — я был троечником. В итоге взяли, и только в 11-м классе я понял, что с такими оценками не поступлю ни в один вуз. Я начал усиленно учиться. Нашлась замечательная учительница, которая буквально за неделю сделала из меня отличника: ровно через неделю я получил первую пятерку и после этого уже планку не опускал. У нее была интересная методика: она объясняла новую тему, но оживляла все знания, начиная с 3-го класса. 

На этой черно-белой фотографии мне 16 лет. Я здесь со своим старшим товарищем Александром Чекмаревым в Румынии. Мы — челноки. На цветных мне 18, это Стамбул, а это знаменитый ростовский рынок «Гулливер».
С «Гулливером» такая история. Был там один ларек, который никто не использовал. Я нашел человека, у которого ларек был в аренде и переарендовал. И вот появляюсь я с ключами от ларька. А перед ларьком обычно стояло шесть торговцев, в четыре утра им приходилось приходить и занимать это место. Они удивились. А я думаю: что мешало этим ребятам найти хозяина ларька?

В общем, я открыл ларек. Он же стал, за отдельную плату, камерой хранения и примерочной. Примерочные были в дефиците, так что за то, чтобы зайти туда и повертеться перед зеркалом, уже можно было брать 500, тех еще, рублей.

На этом фото я в шикарном малиновом костюме — свидетель на свадьбе. Показываю, чтобы просто похвастаться. А сейчас смотрите, что будет. Это малиновый пиджак. Пожалуй, надену для настроения. Ой, он размеров на пять больше того, что был у меня. Ну, что было: я взял из реквизита в театре.

Еще из той жизни у меня осталась сберкнижка «Русский дом Селенга». После работы в «Гулливере» я возвращался домой на 2-й поселок Орджоникидзе на двух автобусах. Сначала ехал до Сельмаша, где был пункт приема денег «Селенги»: выручку каждого дня я сдавал туда. Проценты насчитывались каждый день. Удобно, к тому же не таскаешь деньги с собой. Когда ехали за товаром в Турцию, все подчистую снимали со своего счета.

Поездка в Турцию — это не «два часа», как сегодня. Мы экономили изо всех сил: сначала на поезде до Кишинева, потом три дня на автобусе до Стамбула. Зато путешествие из Кишинева в Стамбул — через Румынию и Болгарию — это такая красота! К тому же дорога туда-обратно обходилась нам всего в 10 долларов. И вот однажды мы возвращаемся, и прямо в дороге нам сообщают: «Русский дом Селенга» больше не существует». Мы выдохнули, потому что сняли все деньги и ничего не потеряли. Я почувствовал себя финансово бессмертным. Но ненадолго.

«МММ» тоже был в моей жизни, конечно. У нас сломался телевизор. Хотелось новый, цветной. Но хватало от силы на полтелевизора. Вот, думаю, дело для «МММ»: 2-3 месяца, и как раз будет на две половины телевизора. Пропускаем подробности. Скажу только, что, как у каждого уважающего себя бизнесмена, у меня в сейфе есть пачка акций, которые ничего не стоят. В моем случае это «МММ». Я принес их, конечно. Вот они. Красивые, пахнут, как новенькие. Я разузнал: если продать их по сегодняшней цене нумизматического рынка, то я отбиваю потраченные на них 350 долларов.

Мой продавец, тетя Нина с «Гулливера», была чемпионом мира по похвальбе клиента: «вам все красиво, талия-то у вас куриная», «ой, как у вас в попе хорошо».

Свою финансовую цель в то время я видел так. Если я сколочу 2000 долларов, мне больше никогда в жизни не придется работать, я достигаю финансовой независимости. Просто буду отдавать их под процент, тогда под 20% давали доллары. Мой расчет был прост: 20% в месяц — это 400 долларов. На эти деньги не просто можно было прожить, их даже тяжело было освоить. Семье хватало 100 долларов для нормальной жизни. Представляете, как девальвировал доллар. Сейчас (а пару лет назад уж точно) это разве что один поход в магазин.

В итоге моя работа на рынке свелась к тому, что я приезжал к часу дня, и тетя Нина просто отдавала мне деньги. Наша тетя Нина была чемпион мира по похвальбе клиента. Весь рынок сбегался послушать эти комплименты. «Да вам-то чего переживать, вам все красиво, талия-то у вас куриная». — «Тетя Нина, осиная талия, осиная». — «Да-да». И опять «куриная». Но главный ее перл был такой: «Ой, а как у вас в попе хорошо». Клянусь вам, слово в слово так.

Через полтора-два года рынок мне очень надоел. Я распродал свое имущество. Я стал искать себя дальше. Завлекли меня люди с большими значками. «Гербалайф», правильно. Они ходили в таких красивых пиджаках! А я же себе купил в Стамбуле костюм за 30 долларов. Но надеть его было совершенно некуда. Не на рынок же. На свадьбу один раз надел, понравилось. А дальше? А они всегда так ходят. И вот я познакомился с таким человеком, он переходил улицу Энгельса, я сам к нему пристал с расспросами, что, мол, этот ваш «Гербалайф» значит. Он говорит: ну, приходи вечером, узнаешь. Я пришел, сразу попал на 130 долларов. Купил набор, при этом сам я был еще стройнее, чем сейчас. Но у меня на рынке — я тогда уже все тотально распродавал — был клиент на примете. Он стоял на «Гулливере» рядом со мной — очень большой и очень полный человек. Думаю, я сейчас сразу отобью все свои вложения. Прихожу к нему, а он: ну, ты, наверное, уже двадцатый, кто подошел ко мне с этим наборчиком, ты же понимаешь, меня издалека видно. В итоге я подарил этот набор маме. Моя карьера в «Гербалайф» закончилась.

Началась история с mlm-бизнесом. Мы создали компанию «Гейзер» и начали делать первую дисконтную карточку в Ростове. Она давала скидки в самых разных магазинах. Мы с компаньоном перезнакомились с кучей компаний: вы будете давать скидки, мы будем делать карту, а люди будут приходить и просто покупать подешевле. 60 партнеров у нас образовалось очень быстро. Там были заманчивые предложения. Например, ресторан «Под якорем» давал скидку 50%. Короче, через 6 месяцев у нас было уже 5000 человек. Ну, вы понимаете — mlm-компания растет быстро: приведи друзей, продай карточку кому-то еще, получи процент и так далее. Но потом компания «Максим» выпустила свою карту и стала ее так жестко рекламировать, что конкурировать было почти нереально. Потом аналогичные проекты стали открываться, как грибы: за пару месяцев наша карта стала никому не нужна.

«Давай поснимаю и отдам тебе фотографии». — «Я этого не люблю, у меня отличная память». Но я не удержался, тайно сделал одну фотографию, поместил в рамочку и кристалликами Swarovski выложил «Стинг-2012».

В 21 год я попал в шоу-бизнес. Началось все с того, что мы, владельцы mlm-бизнеса, решили: надо как-то развлекать своих сотрудников и клиентов. Сняли зал ДК «Ростсельмаш», собрали там тысячу человек, позвали артистов. Среди них был Валерий Пономаренко, он пародировал всех подряд и очень смешно. Он просил у нас 300 рублей за выступление, мы уговорили его на 150. Но зал был в таком восторге, и нам самим так понравилось, что мы отдали ему 300. Кроме этого он уговорил нас снять ему квартиру, он сам из Новочеркасска. Мы на все пошли. Потом оказалось, что у него есть брат-близнец. И мы их уговорили работать вместе. Однажды братья Пономаренко нам сказали: «А че вы не прикалываетесь ездить на море?» В смысле? Побережье же, куча людей приехала отдыхать. Там можно делать концерты хоть каждый день. Вроде правдоподобно. Когда ехать-то? Да лучше завтра. И мы «поехали завтра». Четыре утра, месяц май, я и Саша Пономаренко на темной улице. Саша с гитарой. «Спички есть? — спрашивает. — «Нет, тебе зачем?» — «Ты чего? Если есть гитара и спички — никогда не останешься без денег. Я играю, а ты коробком спичек трясешь, ритм отбиваешь».
Если серьезно, в то лето, не выезжая из Туапсинского района, мы сделали братьям Пономаренко 120 концертов, в день по два концерта, а то и по три. Мне был 21 год, мы создали концертное агентство «МиР», и родился Макс, мой сын.

Концертное агентство «МиР» быстро закрепилось на рынке, и на следующий год зимой наши партнеры братья Пономаренко позвали нас и сказали: «Мы тут подумали и решили, что будет лучше, если каждый пойдет своей дорогой». Гром среди ясного неба. Что делать? Нашли мы номер пейджера юмориста Святослава Ещенко и очень-очень долго сочиняли ему заманчивое послание. «МиР» предложил ему 40 концертов в месяц. «Какие-то сумасшедшие из Ростова пишут» — так он сам потом эту ситуацию вспоминал. Но 40 концертов — это было реально, мы договорились. И к лету у нас уже сложилась целая компания артистов. Начался серьезный бизнес.

Через пару лет 90% всех концертов на Юге, от Анапы до Адлера, делал «МиР», это примерно 450 концертов за лето. В каждом городе: Анапе, Геленджике, Лазаревском, Сочи, Адлере, — была команда, которая организовывала всю работу на местах. 1-2 концерта в день, только представьте, это огромная работа. Мы умудрились объединить все локальные компании в партнерскую систему. В общем, буквально через несколько лет мы оценили пророческие слова братьев Пономаренко — «каждому будет лучше, если пойдет своей дорогой». Это оказалось именно так.

Все самые громкие концертные проекты организовывал «МиР». Первые приезды Scorpions и Deep Purple. «Мифические боги спускаются с небес» — писали все газеты. А сейчас это уже не кажется чем-то невероятным. Кульминацией были российские гастроли Стинга в 2012 году. Ростов, Краснодар, Казань, Челябинск, Екатеринбург — все эти концерты организовали мы.
У меня есть сотни фотографий с артистами, самыми популярными и всенародно любимыми. Хотя говорят, что это жутко непрофессионально, когда импресарио фотографируется с артистом. И вот со Стингом я понял, почему так говорят. Я просто не мог себя заставить побеспокоить его такой просьбой. И вот, концерты Стинга в Казани. Мы решили ехать на остров Свияжск — 60 км от Казани, красота невероятная. Утром Стинг говорит: «И я поеду», хотя вечером говорил: «Буду спать». Место есть? Место сразу нашлось. Поехали — я за рулем, он рядом, едем, пытаемся о чем-то разговаривать. Приехали на остров, я говорю: «Давай поснимаю и отдам тебе фотографии». — «Я этого не люблю, у меня отличная память». Но я тайно сделал одну фотографию, где Стинг на бревнышке сидит. Потом я, конечно, не удержался, распечатал фото, в рамочку поместил и кристалликами Swarovski выложил «Стинг-2012». В следующий приезд ему подарил. По его лицу мне показалось, что все нормально, было похоже на «понравилось».
Дмитрий Резниченко.
Ростову очень нужен нормальный современный концертный зал. Не нужно объяснять, что подходящего зала для Стинга в Ростове, как и в Краснодаре, не было. Когда ростовский зал набирался, уже было понятно, что это мероприятие убыточное. Но когда начали выполнять райдер... Там, например, «задрапировать весь зал черной тканью». Такого мы никогда не делали. Хотя каких только райдеров мы не видели. У Лолиты, например, машина сопровождения — это две «оки» с мигалками. Но все нормально, это она так проверяет, читают ли в регионах ее райдер. Правильная реакция — позвонить и сказать, что с этим пунктом напряженка. «Ладно, давайте другие машины».

В 39 лет я понял, что мне нужен большой социально значимый проект. Я люблю совпадения и пересечения. Незадолго до появления на моем пути цирка ко мне попала монета 1896 года. А когда я начал рыться в архивах, узнал, что первый ростовский цирк на месте нынешнего появился в 1896 году. А еще сын мне сегодня говорит: «Как мой год рождения, только на сто лет раньше». Я люблю такие совпадения.
Сегодня я директор цирка. Я не являюсь госслужащим, у меня есть ИП и пассивный доход от ряда предприятий. Так что я мог позволить себе пойти работать на зарплату в 14 тысяч рублей. Долгое время у меня была именно такая зарплата. А сегодня уже 34 тысячи рублей. Ой, не вздыхайте. Вот обязательно в аудитории найдется человек, который пожалеет меня, раз я директор цирка. Все будет хорошо. И потом цирк — это не финальная точка моей карьеры. Я уверен, что будет еще что-то не менее интересное.

Наш цирк — это уникальное, очень красивое здание. И меня очень привлекала идея привести это здание к капитальному ремонту. Когда я брался за это дело, установка была такая: подготовьте документы, через 7 месяцев цирк будем закрывать на капремонт. Если помните, я зашел в цирк феерично: мы мыли здание, меняли чехлы на креслах, устраивали «субботник» с участием горожан. И через 7 месяцев готовились закрыться на ремонт. Но оказалось, с документами большие проблемы. Арестовано все: земля, здание цирка, даже маленький сарай на территории отдельно арестован. Объект повис в воздухе из-за долгов. Мне очень помогли друзья-юристы. Мы сняли арест, подготовили проектно-сметную документацию. Но все равно есть другие сложности, которые уже полтора года не позволяют воплотиться этому проекту — капремонту. Федеральные власти планируют выделить на наш цирк около 630 миллионов рублей. Я уже слышал по этому поводу: директор старается изо всех сил, потому что хочет 630 миллионов. Но только вот разыгрывает тендер, ищет подрядчиков не директор, а министерство культуры РФ. Сейчас губернатор заинтересовался нашим вопросом, надеемся, что нам это поможет.

Еще о совпадениях. Выяснилось, что красивые черные фигуры на фасаде нашего цирка сделал когда-то студент 6-го курса Иван Иванович Резниченко. Это мне блогеры прислали, где-то раскопали. Я залез в документы, а там неправильно записана фамилия — Резников. Поэтому я и не знал. А потом в конкурсе памятников Олегу Попову победила женщина-скульптор и говорит: «Вы знаете, что у вас фамилия, как у моего учителя». Да, тот самый Резниченко. Он преподавал в училище Грекова. Теперь ее работа соседствует с работой ее учителя.

Я думал о своем пути — какие там важнейшие элементы успеха. Вот что у меня получилось. Партнеры и друзья. Внутренняя скромность. Адаптивность, вера, договороспособность. Предприимчивость. Желание и привычка доводить начатое до конца. Умение ценить дары вселенной и быть благодарным. Доверять себе. Умение преодолевать трудности. Способность мечтать. Привычка заботиться о здоровье. И еще. Я буквально недавно понял, как назвать одно странное ощущение в груди. Оно всегда было, но только сейчас я назвал его «котел бурлит». Знаете, когда что-то тебя тревожит, накипает. Раньше у меня не было этой красивой метафоры. Я просто просыпался и говорил: «О, опять внутри какое-то гадостное чувство». Это чувство — то, что двигает вперед, не дает сидеть на месте. Это не банальное «надо выйти из зоны комфорта». Не надо мне никуда выходить, я давно уже не там.



Выступление Дмитрия Резниченко состоялось 30 ноября 2017 года в рамках общественного проекта «Ростовского Клуба 2015» «Бизнес-школа».