Антон Долин, Михаил Веллер и другие называют лучшие фильмы и книги о войне
События

Антон Долин, Михаил Веллер и другие называют лучшие фильмы и книги о войне

«Для нас это самая тяжелая, непереносимая страница истории. На Западе отношение ко II Мировой несколько иное».

автор Екатерина Максимова

4 Мая 2017

Антон Долин
кинокритик



Главный фильм о войне всех времен и народов — это «Великая иллюзия» Жана Ренуара. Он о Первой мировой войне. Картина о том, что война ужасна, абсурдна и вредна. Очень важно, что здесь все герои либо держат кого-то в плену, либо сами сидят в плену. Таким образом, этот фильм избегает классической ловушки военного кино, когда при заявленном антивоенном пафосе показаны здорово снятые и невольно увлекающие зрителей романтизированные и эстетизированные героические военные сцены. «Великая иллюзия» вся построена на диалогах. Это фильм о побеге из тюрьмы двух военнопленных, сыгранный выдающимися актерами и ставший каноническим. Кстати, картина была запрещена в Германии лично Геббельсом, что, по-моему, прекрасный комплимент для любого произведения. Если говорить о Второй мировой войне и об истории кино советского, то здесь мне тяжело выбрать между двумя картинами Алексея Германа — это «Проверки на дорогах» и «Двадцать дней без войны». Сейчас… Все-таки «Двадцать дней без войны», опять же потому, что это фильм не о войне, она возникает там только в виде воспоминаний. Это фильм о любви, об одиночестве, о семье, потерях, памяти — обо всем, что обостряется в жизни человека, когда идет война. Эта самая жесткая критика войны, когда нет никакой ее героизации в военных сценах. К такому же типу фильмов относятся и «Летят журавли» Михаила Калатозова, «Баллада о солдате» Григория Чухрая, «Иваново детство» Андрея Тарковского, «Восхождение» Ларисы Шепитько, «А зори здесь тихие...» Станислава Ростоцкого. Все это экзистенциальное, а главное — пацифистское по своему замыслу, антивоенное кино о войне.


А если говорить о современном кино, так называемом блокбастерном, высокобюджетном — ничего более убедительного, чем «Сталинград» Федора Бондарчука, снято на эту тему не было. Хотя лично мне как поклоннику интимного авторского малобюджетного кино ближе «В тумане» Сергея Лозницы, сделанное в 2012 году по гениальной прозе Василя Быкова. Каждая эпоха ищет свой язык, чтобы говорить о важнейших исторических событиях, и чтобы говорить о них адекватно, надо, чтобы прошло время. Поэтому лучшие фильмы были сняты не в 1940-е и даже не в 1950-е годы, за редким исключением.

Смешно рассуждать о том, нужно ли педалировать тему войны. Историческую память не нужно оживлять. Потому что она живее всех живых. Ну, вспомните, как у нас целый канал чуть не закрыли из-за одного вопроса о блокаде Ленинграда. Как можно говорить о том, что память о войне мертва, если это настолько будоражит общество.



Кирилл Разлогов
киновед




«Двадцать дней без войны». Долин уже его назвал? Ну, правильно сделал. Тогда я выбираю «Проверку на дорогах» того же Германа. «Проверка на дорогах» показывает не столько сложность военного времени, сколько сложность индивидуального выбора. Сила Германа основана на двух моментах: удивительная степень достоверности картин и нетривиальные для советского кино герои.Тема войны занимала кино весь ХХ век. Это связано в первую очередь с тем, какое влияние на европейское сознание оказала Первая мировая война. Она разрушила миропорядок Европы, стала совершенно неожиданной и обнаружила противостояния, прежде всего, между Германией и Францией.
Самая важная книга о Первой мировой войне — роман Раймона Радиге «Дьявол во плоти» 1923 года. Это было нашумевшее произведение, достаточно циничное, основанное на биографии автора. В 1947 году во Франции сняли экранизацию («Дьявол во плоти» — история молодой замужней женщины, изменявшей своему мужу-солдату с 16-летним школьником в военное время в тылу. Радиге написал роман в 16 лет. — «Нация»). Особое место занимают наши фильмы о Первой мировой. Они были сделаны уже в советское время и работали под лозунгом о необходимости поражения царской России в той войне, что вполне закономерно на пути к объединению мирового пролетариата. Но там были по-настоящему замечательные фильмы: «Конец Санкт-Петербурга» Всеволода Пудовкина 1927 года или «Окраина» Бориса Барнета 1933 года.

Кстати, сегодня все изменилось с точностью до наоборот. Россия же, действительно, как и Германия, потерпела поражение в той войне. Но сегодня подвиг наших солдат на тех фронтах усиленно героизируют. Взять тот же «Батальон».



Волна пацифистских фильмов началась с «Великой иллюзии» Жана Ренуара, которому перед началом Второй мировой вменили государственную измену: якобы этой своей пацифистской картиной он деморализовал французскую армию накануне вторжения немецких войск.

В Советском Союзе в это время кинематограф занимался подготовкой населения к войне в режиме «победа будет легкой и абсолютно неизбежной». Во время войны снимались картины, героизирующие военный подвиг. Германия во время Второй мировой тоже снимала во славу оружия, даже тогда, когда был ясен печальный для нее итог. А во Франции снимали о жизни на оккупированной территории, и многим фильмам потом вменялось, что они порочат образ нации. В частности, фильм «Ворон» Анри-Жоржа Клузо об эпидемии доносов, поразившей в это время страну. Ну, а дальше европейский и американский кинематограф делал акцент на высадке союзных войск в Нормандии и триумфальном участии американцев в исходе войны.

В период «оттепели» открыли, скажем так, гуманитарный взгляд на войну, и здесь главная картина — «Баллада о солдате» Григория Чухрая. А на Западе начали осваивать приключенческий подход к войне, показывали занятные истории.

У нас интерес ко Второй мировой не угасал никогда, а вот на Западе он сокращался и исчезал вовсе. Выделились на этом фоне два фильма Стивена Спилберга: «Список Шиндлера» и «Спасти рядового Райана». Они воскресили военную тему на Западе уже на современном этапе. Сегодня эта тема все больше превращается в жанровое кино, свидетельство тому — «Сталинград» Федора Бондарчука. Картина, которая не имеет особого отношения к войне, но очень точно подгадана под вкусы молодой аудитории. Это не упрек. Это говорит о том, что живых участников событий все меньше. Приходят поколения, которые не переживали войну, они могут делать с этой темой, что хотят. Как мы можем устраивать игры на тему войны 1812 года.

Мы и сейчас живем в военное время. Много войны в новостях. И показывают это в основном потому, что такое охотно смотрят. Желание смотреть на кровь и секс вообще лежит в основе зрительского внимания. На войне всегда много трупов, и скрывать этого нельзя, чтобы не получилось, что война — это необременительная прогулка.



Михаил Веллер
писатель


Одну книгу о войне может выделить тот, кто прочитал двенадцать книг за всю жизнь. Вот у него есть одна лучшая. А тот, кто прочитал пять тысяч, не может назвать одну. Я могу назвать семь лучших. Во-первых, «Воспоминания о войне» Николая Николаевича Никулина. Он ушел на фронт вчерашним школьником, провел четыре года на передовой и девять месяцев в госпиталях. То, что написал он в конце 70-х годов без всякого расчета на публикацию, является, вероятно, в русской литературе самым честным, самым беспощадным произведением о том, что такое война. Та правда, которую никогда не дают ни в газетах, ни в кино. Вторая книга — «Война никогда не кончается» Иона Дегена. Этот начал войну после 9-го класса. Он организовал взвод из своих одноклассников, вскоре их осталось двое из всего класса, а потом он один. Это история о том, как он был пехотинцем, потом разведчиком, потом он был на бронепоездах, потом — танкистом, командиром машины, взвода, роты. Ему не дали Героя Советского Союза из-за ругани с командиром. Он входил в первую полусотню советских танковых асов. Эти две книги изданы сравнительно недавно небольшими тиражами. Если брать известные, изданные давно, то это, конечно, Василь Быков с его книгами «Третья ракета», «Мертвым не больно», «Круглянский мост», «Атака сходу», «Его батальон». Он был лучшим советским писателем о Великой Отечественной войне.

В СССР история Второй мировой была запрещена, архивы засекречены (и большая их часть — до сих пор). Исчерпывающей или сколько-то внятной истории войны у нас как не было, так и нет. Поэтому к названным выше необходимо добавить книги по истории Виктора Суворова, Игоря Бунича, Владимира Ильханова, Марка Солонина. Вот эти четыре человека написали историю Великой Отечественной войны. Я нисколько не преувеличиваю. Американцы после войны вывезли какое-то количество немецких генералов, организовали Институт Второй мировой войны. Посадили генералов на зарплату и заставили писать мемуары. Война кончилась, Германия разбита, нацизм осужден в Нюрнберге. Что им было скрывать? Так что эти мемуары были исчерпывающими тиражами изданы на английском, а затем переведены на все остальные языки. Частично они переводились и у нас, как «Внимание, танки!» Гейнца Гудериана. Писали на Западе и художественную литературу. Но на Западе эта тема не занимает такого места, как у нас. Просто для нас это была самая тяжелая, тяжелейшая, непереносимая страница нашей истории. Там отношение к этому несколько иное.


Если позволите, откровенно: я помню организованное государственное безумие, когда все заливалось сахарной патокой, а в патоку примешивалась красная краска по поводу празднования 50-летия Октября. И главным событием, как говорят сейчас, главной скрепой и вершиной истории ХХ века, была, разумеется, Великая Октябрьская социалистическая революция. И близко рядом с ней ничего не лежало, не стояло и не сидело. Я помню, какой бред происходил к 100-летию Владимира Ильича Ленина в 1970-м. Этот юбилей породил массу анекдотов. Никто к нему всерьез не относился. Все это был чудовищный перехлест. Так вот сегодня я больше не могу смотреть фильмов о войне, сериалов о войне и слышать речей о войне. Я считаю, что все хорошо в меру. Жить больше невозможно: включаешь утюг — оттуда славословие непонятно от кого Великой Победе. Заметьте, фронтовики предпочитали не рассказывать о фронте, все, с кем я разговаривал.

Все, я заканчиваю интервью. У меня к вам одно условие, которое работает всегда. Меня никто, никак, ни в одном слове не редактирует. Поскольку я не употреблял нецензурных выражений и не допускал никаких экстремистских высказываний, я отвечаю за свои слова и не даю позволения публиковать то, что я сказал, в сколько бы то ни было искаженном виде. Спасибо. Всего доброго.


 
Юрий Вяземский
автор и ведущий программы «Умницы и умники», заведующий кафедрой мировой литературы и культуры МГИМО


Одну книгу о войне, дорогие друзья, я не могу вам назвать, потому что столько хороших книг о ней написано. Если брать самые яркие, пусть это будут «А зори здесь тихие…» Бориса Васильева, «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова, «Живые и мертвые» Константина Симонова. Великая Отечественная война была таким грандиозным событием для нашей страны, что нужно учитывать самые разные точки зрения.

Симонов — это классика, которая стала классикой еще при жизни автора. Все достаточно правдиво, при этом в меру выдержано, достаточно для того, чтобы член ЦК, а Симонов был членом ЦК, мог ее опубликовать. Некрасов — диссидент, и он показал в своем романе «окопную правду», о которой никто ничего не знал тогда. «А зори здесь тихие…» — это и книга Васильева, и замечательная постановка Театра на Таганке, и фильм Станислава Ростоцкого. Мне кажется, через судьбу беззащитных девочек, которые  ликвидировали целую немецкую банду, получаешь больше представления о войне, чем при чтении батальных сцен. А общее у этих книг то, что они правдивы и в центре их стоит человек.

Если говорить о западной литературе, то лучшие книги о войне всем известны: Эрих Мария Ремарк «На Западном фронте без перемен» и Эрнест Хемингуэй «Прощай, оружие!». Это книги о Первой мировой войне, а лучшая книга о Второй мировой — это «Молодые львы» Ирвина Шоу. Это роман 1948 года, но я человек пожилой, поэтому, чем современней литература, тем она мне меньше нравится. Да, у Ремарка есть еще одна интересная книга, которая называется «Триумфальная арка». Речь там идет не о войне, а о ее последствиях, о тех шрамах, которые она оставляет. Врач узнает фашиста, который пытал его во время войны, и понимает, что должен его убить, отомстить за всех, над кем тот издевался. Эта книга — страшный отзвук фашизма, тех зверств, на которые оказываются способны люди.


Мой любимый фильм о войне? Как только вы мне задаете этот вопрос, сразу возникает «Баллада о солдате» Григория Чухрая. Это как если в блиц-опросе задать вопрос «Ваш любимый поэт», моментально отвечаешь «Пушкин». Пусть сейчас на меня многие рассердятся и скажут, что я конъюнктурщик, но я бы еще все-таки высоко оценил труд Никиты Михалкова в «Утомленных солнцем-2». Да, картина на любителя, но это попытка рассказать о войне с позиций сегодняшнего дня. А вот «Сталинград» я не смотрел и смотреть не буду.  «Не моя фильма», как говаривали раньше.

Мне кажется, люди, которые войну не видели и сами не воевали, у них это не получается. Вот возьмите «Военно-полевой роман» Петра Тодоровского, там войны-то нет, но фильм цепляет, потому что войной там все пропитано. А почему? Потому что режиссер воевал. Или композитор Андрей Эшпай, который прослужил всю войну в разведке, написал песню «Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой». Казалось бы, мелочь в сравнении с любой военной эпопеей. Но нет, не мелочь, человек воевал, он это чувствовал. Кстати, обратите внимание, Лев Толстой, который не воевал в Отечественную войну 1812 года, просто потому, что он тогда еще не родился, с каким знанием описывает эту войну, потому что он воевал в Севастополе. Не говоря уже о Константине Симонове, о стихотворении «Жди меня и я вернусь». Сотни тысяч людей ему потом писали и говорили «Спасибо вам большое, вы спасли нашу семью, вы спасли нашу жизнь».




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 1941 ГОД ГЛАЗАМИ НЕМЦЕВ

ПИСАТЕЛЬ АНДРЕЙ РУБАНОВ — О НАШЕЙ И ВАШЕЙ ПОБЕДЕ