«Звягинцев звал меня в «Левиафан» на главную роль»
Люди

«Звягинцев звал меня в «Левиафан» на главную роль»

Поговорили с сыгравшим в фильме ростовским актером Сергеем борисовым.

автор Екатерина Максимова/заглавное фото Михаил Малышев

27 Августа 2017

Родился в 1975 году. Ростовский инспектор ДПС с 17-летним стажем, волею случая ставший киноактером. Дебют Борисова в картине «Портрет в сумерках» оказался невероятно успешным, фильм получил несколько наград, в том числе приз за лучшую мужскую роль на Стокгольмском кинофестивале. После этого Борисов отмечался в нескольких громких проектах. В их числе — «Кококо» Д. Смирновой и «Левиафан» А. Звягинцева.

— Когда мы с вами в последний раз разговаривали, вы только уволились из ГИБДД и называли себя начинающим актером. Тогда все обсуждали вашу удачу в фильме «Портрет в сумерках». А сегодня вы ощущаете себя настоящим актером?
— Ой, такое еще не пришло: я актер. Но уже у меня 15 ролей. Получается, актер. В Москве живу с 2011 года.

— В страхе навсегда остаться непрофессиональным актером не пытались как-то школу подтянуть?
— А школа только одна — на площадке и в жизни. Не верю я, что чему-то необыкновенному научат меня в театральном институте. Я как понимаю: играешь роль — надо ее проживать полностью. Мы же русские актеры, как говорится, работаем по Станиславскому (хохочет). Вообще это очень интересно — разных людей играть. Недавно играл командира измайловского полка в фильме «Екатерина», который недавно по телевизору показывали. Тоже — раз и попасть в другое время, удивительно! Хорошая профессия, пока никакой черной стороны не заметил.

— А к Звягинцеву в «Левиафан» вы как попали?
— Позвонила мне директор картины и сказала: «Давайте попробуем». — «Давайте». И я приехал на пробы на главную роль.

— Серьезно, на главную? Так тем парнем, которым стал Серебряков, должны были быть вы?
— Я попробовался, но сразу сказал, что с главной ролью не получится. У меня был параллельный проект. Был бы я «тем парнем» или нет, честно говоря, не знаю… Никак не получалось: к тому времени подписал контракт на съемки в другой картине. Совместить я их не мог: «Левиафан» снимали в Мурманске, а контракт — в Москве.

— Расстроились? Хотели к Звягинцеву на главную роль?
— Конечно, хотел. Но в контракте штрафные санкции такие, до конца жизни не расплатишься.

— И? Роль милиционера вам по наследству из прошлой жизни досталась?
— Нет, совпало. Андрей сказал: «Все равно будешь у меня в фильме. Я тебе роль такую придумаю, небольшую, но чтобы ты был в кадре». И я летал в Териберку на съемки. Точно не помню, сколько у меня было съемочных дней. В первый раз приехал дня на 3-4, второй — на неделю. Съемки проходили замечательно, все какие-то дружелюбные, режиссер с каждым актером общался, как с ребенком.

— Значит, режиссер-деспот не про Звягинцева? Как он работает?
— Аккуратно и нежно — вот как он работает (хохочет). У него все очень четко, все распланировано. Но записной книжки я у него не видел, наверное, у него все в голове. Он не спешит, готов делать множество дублей. По-моему, Звягинцева ничем нельзя вывести из себя. Я такого ни разу не видел. Он всегда очень спокойный был и внимательный. Никаких конкретных задач мне не ставил. Он так работает: не просто актера заставляет текст учить и проверяет. Нет, он долго разговаривает с тобой: как ты видишь человека, как чувствуешь его. Объяснять после этого уже ничего не надо, ты уже все прочувствовал и понял. И все у него хорошо играют. Ну, просто ему есть, что сказать. Он кино снимает не потому, что это его работа или чтобы деньги получить, а чтобы высказаться.

— И какая ваша роль?
— Ну, какая там роль — прийти сначала надо, потом задержать, потом доставить (хохочет). Ну, это просто опер, он даже не в курсе, что там происходит, вот есть доказательства убийства, есть улики; дело оперативника — поехать задержать преступника. Но многим моя роль понравилась. Парни подходят, говорят: «Молодец, жестко сказал: «Не ссы. Государство позаботится»».

— В общем, кусочек славы «Левиафана» вам достался.
— Кусочек (хохочет)? Ну да. На улице стали чаще узнавать.

— Мнения относительно «Левиафана» разделились: одни говорят, конъюнктура и сгущение красок, другие — да, так мы и живем. А вы что думаете?
— Что тут думать? Да так все и есть. В Териберку не надо ехать, чтобы это понять. Да вон, сто километров от Москвы, в Подмосковье чуть проехать достаточно — также люди пьют, мыкаются, забытые богом, никому не нужные. В городах еще как-то. Вот у меня родственники в Воронежской области, там и не то чтобы совсем деревня, но все то же самое.

— А как вам сам поселок Териберка? Как там люди живут?
— Ну, как сказать, живут люди ужасно. Угрюмо там. Есть частный сектор небольшой. А есть жутковатые трехэтажки, где мы останавливались. Все какое-то полуразрушенное и неухоженное. Но, знаете, живут люди. И интернет у них есть, и телевизор. Короче, так и живут, как вы видите в фильме. Там 800 человек всего в Териберке, и треть только работает на рыбзаводе. Остальные — так, неприкаянные, подножным кормом питаются. Но когда я только туда приехал, никакого гнетущего впечатления от этого места не было. Когда в первый раз туда приезжаешь, ничего, кроме того, что там очень красивая природа, не видишь. Очень красиво — тундра, горы, озера. Приезжать туда на несколько дней очень даже интересно, но жить там тяжеловато, это правда. С местными я особо не общался, но люди там самые обычные. Меня вообще трудно удивить: я почти всю Россию объездил — не для съемок, по своим делам.

— А что вообще сами смотрите? Кто из современных суперпопулярных актеров вам симпатичен? Я и отечественных имею в виду, и признанных западных звезд; не знаю, вы бы хотели играть, как Том Круз или Брэд Питт?
— Я про иностранных вообще ничего не хочу говорить. Мне очень понравилось, как Серебряков работает. Серебряков такой хороший артист, потому что он прекрасный человек. Добрый, интересный, начитанный. Прямо совершенно замечательный человек, очень приятный. Там не то что звездности нет, он всегда подскажет, поможет. А играет он так, потому что он все проживает — от первых слов сценария до последних. Я вообще люблю, когда актер разноплановый, не под одно заточенный. Мне из старых очень нравится Андрей Миронов, еще мне очень нравилось, как Андрей Панин, тот, которого с нами нет уже, работал. А то многие актеры сейчас играют во всех фильмах одинаково, нет в них жизни. Прям смотреть не хочется.

— А что с иностранными не так?
— Да популярность их, как канал «ТНТ».

— В смысле?
— На «ТНТ» показывают два сериала: «Интерны» и «Универ». Вот уже год с утра до вечера крутятся. Человек завтракает — «Интерны» и «Универ», обедает — «Интерны» и «Универ», ужинает — … И так далее. Вот так же получается и человек-звезда. Нам каждый день говорят имена этих суперзвезд, поэтому мы их знаем. Но я очень спокойно отношусь к их актерским способностям. Ну, вот опять же Серебряков намного сильнее.

— Как к выбору американской киноакадемии отнеслись? Интереснее всего ваше мнение об «Иде», которая обошла «Левиафана».
— Вообще ничего из оскаровского еще не видел, много было съемок, не успел. Но про «Иду» еще до номинации мы разговаривали, сразу было мнение у многих, что «Ида» обойдет «Левиафана». Потому что фильм так сделан, чтобы зацепить. Там же история такая. Ну, знаете, как показывать плачущих детей — это же никого равнодушным не оставит. Это больше зацепит, чем будничная история сегодняшнего дня.

— Звягинцев вами был доволен, не говорил: еще поработаем?
— Был разговорчик по секрету. Подробностей не расскажу, но да, что-то в этом духе говорил (хохочет).

— Здорово! Желаем, чтоб сбылось.


Из бумажного архива «Нации», №11, апрель 2015 года.