«Мы, кстати, готовы пригласить Петра Павленского»
Места

«Мы, кстати, готовы пригласить Петра Павленского»

10 фактов о ростовском Музее современного искусства, который снова открылся.

автор Ольга Майдельман-Костюкова/фото архив МСИИД, сайт biennaler.ru

8 Августа 2016

Музей на Дмитровской не работал полтора года. Точнее, не работал регулярно, потому что разовые выставки все же проходили. Что с ним случилось и что случалось за 12 лет существования, рассказывают учредитель музея Елена Левина и директор Марина Приходько.


Это первый в России музей современного искусства с бесплатным входом

«Даже художники не понимают, что мы живем только на «свои», никаких бюджетных средств тут нет и не было. 12 лет назад у нас с партнером (Вячеславом Давыденко, вторым учредителем МСИИД) был бизнес и были деньги. А наши художники, переживающие не лучшие времена, теряли мастерские и выставочные залы. Мы, зная об этой беде, покупали картины и понимали, что если ситуацию не переломить, художники или вымрут, или уедут. Возникла мысль создать музей со своим фондом, где и вход будет свободным, и участие для авторов бесплатным. Никто не верил в искренность наших намерений, в то, что музей будет жить. Спрашивали: «Зачем вам это надо?!»


Музей находится на несуществующей улице

«Услышав о музее на Дмитровской, многие ищут в поисковике эту несуществующую сегодня улицу. Дмитровской, вернее, Димитриевской она называлась до войны, пока стоял храм Св. Димитрия Ростовского. Храм снесли. А улицу переименовали в честь Шаумяна — боевика, который входил в отряд бакинских комиссаров. Мало кто теперь помнит о нем, в Краснодаре вот Шаумяна стала Рашпилевской, и мы в «нулевых» лелеяли надежду, что тренд дойдет и до Ростова». 

Этого пока не случилось, поэтому фактический адрес музея: ул. Шаумяна, 51.


Музей любит делать перфомансы

Французский видеоинсталлятор Бертран План показывал здесь проект Bump It. Питерские феминистки Глюкля и Цапля, участницы Венецианской биеннале, привезли часть своей «Фабрики найденной одежды» и устроили феминистический хэппениг на обтянутом шелком подиуме: авторы предложили женщинам из зала оседлать на сцене мужчину, тоже из числа зрителей, а затем поменяться местами, демонстрируя гендерное равенство; однако, в Ростове только одна из десяти разрешила сесть себе на шею. 


Была выставка в полной темноте — концепт-проект Вадима Мурина «Тот тут». «Играла живая музыка, такие тамтамы загробные, Мурин хотел создать мрачное ощущение подземного мира: Тот — египетский бог, проводник мертвых душ. Но на тему смерти мало кто был настроен. Все веселились, пугали друг друга и слепили фонариками (их выдали на входе). Кстати, подобный мрак устраивали в 1921-м французские дадаисты: Луи Арагон мяукал, Андре Бретон жег спички, изредка освещая работы, некто, сидя за ширмой, осыпал бранью парижскую публику. Все были в шоке, дамы падали в обморок. Наших так просто не испугаешь: все радостно визжали и ждали, как минимум, выноса тела». 


За 12 лет музей провел больше 150 выставок

«Можно вспомнить про скульптуры венецианского художника Джанмарио Потенца из бронзы и муранского стекла, одну из которых, 600-килограммового бегемота, мы не смогли занести внутрь, отчего плохо спали ночами. Или гениальные офорты Александра Аксинина, графика из круга Дмитрия Пригова и Ильи Кабакова. Но самое громкое событие — это, конечно, выставка подлинников Энди Уорхола. История сумасшедшая. Богатая американская компания Alcoa, купив белокалитвенский металлургический комбинат, сделала неожиданно красивый жест: привезла из Питтсбурга в Белую Калитву коллекцию подлинников короля поп-арта (параллельно выставки Уорхола проходили в Третьяковской галерее в Москве и Русском музее Санкт-Петербурга). А потом эти баснословно стоящие работы экспонировались у нас, в музее. Народу было море. Накануне все звонили и спрашивали: «Как забронировать входной билет?» и «Сколько он стоит?». А главный шок был оттого, что нисколько».


При музее была творческая мастерская, где дети учились рисовать

На международном проекте «Бойс. Йозеф Бойс — Мой Бойс», посвященной одному из главных теоретиков постмодернизма и известного лозунгом «Каждый человек — художник», состоялась творческая акция «Диалог с Бойсом». В ней приняло участие группа детей-абстракционистов. Другая группа рисовала по венецианским мотивам. Настоящие образцы наивного искусства висели в залах в 2011-м — художники от 6,5 лет иллюстрировали фантастические книги Аматуни. Сейчас на детскую студию средств не хватает.


Музей всегда готов поддержать молодых начинающих авторов

«Чтобы сделать в МСИИД свою выставку, художнику нужно просто прийти и показать свои работы. Где-то треть предложений мы отвергаем. Академическая школа — не главный показатель, но уровень должен быть. Мы не выставляем копии и принты. Но у нас можно увидеть арт-объекты, инсталляции, freezelight (рисунки светом), живопись, акварель, коллажи, фотографии, скульптуры, бук-арт. Мы уже открыли дорогу многим молодым. Первыми дали площадку для акций FluxRus group (Белка и Стрелка), теперь дважды участниц Венецианской биеннале. Показали «Абстрактных бойцов» Селиванова, Хамова и Устинова, и ребята стали набирать обороты. Да, мы рискуем. Хотя не гонимся за провокацией. Главное — дать художникам право на самовыражение. Искусство не бывает приглаженным, оно может быть диким и вульгарным. Порой оно открывает ногою дверь. Мы, кстати, готовы поддержать Петра Павленского (художник-акционист: известен тем, что борясь за свободу слова, зашил себе рот, в День полиции прибил себя к Красной площади; последняя акция - облил бензином и поджег дверь ФСБ на Лубянке), он сильная личность. Не давать экспонировать — это преступление. Хотя однажды епархия вынудила нас снять картины во время ретроспекции товарищества «Искусство или смерть!». Они «оскорбляли чувства верующих».


У музея есть своя библиотека

Музей собирает искусствоведческие издания, краеведческие альбомы, каталоги с громких столичных и зарубежных выставок, монографии искусствоведов о художниках мирового авангарда. Есть в архиве собственная книга «От храма к храму. Улица Дмитриевская: биография продолжается», сделанная на основе музейного конкурса. Книги выдаются в обычном порядке — сначала надо записаться.


Музей показывает не только постмодернизм, но и классику

«Мы работаем на разную публику — на тех, кто всему предпочитает постмодернизм, и на тех, кто уважает традиции. Нам важны любые проявления искусства. Не будь его, человек атрофировал бы в себе понимание красоты, погряз в обыденном. Возможно, новые технологии стимулируют новый тип музеев, например, Музей запахов. Но это все будет, а мы должны сохранить то, что есть. Современное искусство — это то, что происходит сейчас в голове у художника».


I Южно-российская биеннале — инициатива Музея на Дмитровской

Первый в Ростове международный фестиваль контемпорари-арт длился больше месяца и включал целых 11 арт-площадок с проектами «Сеанс связи», «Концептуализм здесь и там», бук-арт «Иные книги», мэйл-арт «Открыто для перлюстрации», посвящение марке Any Penny, видео-арт «Путь Самоделкина» и VIDIOT, проекты «Молодые мумии», Strong, «Спальный район-2» и прочие формы искусства. «А сделали мы его на деньги друзей-бинесменов, по которым я просто пошла с протянутой рукой. И все сбросились».



I Южно-российская биеннале вошла в шорт-лист ГЦСИ как номинант Всероссийской премии «Инновация». Вместе с комиссаром фестиваля Александром Лишневским МСИИД разработал концепцию II Биеннале, свел ее к в виртуально-дигитальной форме, но состоялась она только как выставка «Началоконец».


Последние полтора года музей практически не работал

«Когда ушел арендатор, мы остались без финансирования. Ситуация отчаянная. Было страшно потерять команду, фонды. Как объяснить, что в Год культуры в Ростове закрывается единственный бесплатный музей? 2 миллиарда рублей было выделено из бюджета: на эти деньги Музей мог бы жить 2 тысячи лет. Но русский авангард, признанный во всем мире, в умах некоторых наших чиновников — пустое место. Как-то я узнала из газет, что администрация ищет место для Музея города и рассматривает жилой обветшалый дом на Московской, в который надо вложить миллиарды. Предложила Минкульту арендовать наше здание: 3 этажа отдать под Музей города, цоколь — под Музей современного искусства. Здание историческое, торговый дом купца Яблокова, самый центр. Главе Минкульта идея понравилась, но власти остались безучастны. И все-таки мы даже в это время умудрились сделать к юбилею Малевича выставку «Черный свет».


Свет принес удачу, у музея появился новый арендатор «ТНС Энерго», благодаря чему они открылись во второй раз, в июле 2016. Событию посвящена выставка «Светить! И никаких гвоздей!»: 40 шедевров соцреализма из фондов МСИИД.