Как заманивают звезд в  «Пусть говорят» и другие скандальные шоу
Люди

Как заманивают звезд в «Пусть говорят» и другие скандальные шоу

Телепродюсер (работал на Первом, НТВ, СТС) рассказывает о расценках на показ детей Пугачевой и «черных списках» телеканалов.

автор Андрей Бережной

 

10 Марта 2016

Три эшелона звезд: от «Корней» до Кобзона

Звезды, которых зовут на ТВ, строго ранжированы. Есть такая интересная формулировка трех эшелонов. Звезды первого эшелона — те, кого знают все, включая наших бабушек. Это Пугачева, Ротару, Лещенко, Кобзон, Валерия и так далее. Сюда же относят свиту Пугачевой — Галкина, Наталью Королеву. Из актеров — Безруков, Хабенский, Серебряков, Бондарчук. Второй эшелон — те, кого знаем мы и наши мамы: Анна Большова, Екатерина Климова, Игорь Петренко. Частые гости ток-шоу Ирина Мирошниченко и дебошир Алексей Панин — тоже второй величины. Ну, и третий эшелон — те, кого знаем только мы (под «мы» подразумевается поколение до 30): «фабриканты» вроде группы «Корни», актрисы Мария Кожевникова, Лянка Грыу.


Конечно, редакторам дается задача зазвать на ток-шоу звезду первой величины. Персонажей из второго эшелона обычно надо утверждать у руководства канала. Опытные редакторы уже нюхом чуют, кого стоит звать, а кого нет. А между редакторами молодыми ходят таблицы с телефонами звезд и пометками, к какому эшелону их можно отнести. Чем меньше канал, тем менее охотно звезды идут на эфиры. Зазвать их на ТВЦ, скажем, или «Звезду» — огромная проблема. Вот тут и идет в ход третий эшелон.

Есть списки звезд, которые готовы говорить обо всем и всегда. Это, например, Лена Ленина, Андрей Ковалев, Никас Сафронов. «Как сделать ремонт в квартире?», «Будут ли нас атаковать марсиане?» Никас, к слову, обладает магическим свойством влюблять в себя журналисток.

Околотусовочные персонажи: победительницы всяческих «мисс Россия», светские художники, те вообще готовы на все в любой программе. Искать на рынке тухлые помидоры, худеть по китайской диете — всегда пожалуйста. Им нужен рейтинг — и за эти сомнительные удовольствия они еще платят своим пиарщикам.

Цена зависит от истории и наглости звезды

Иногда даже звездочки из третьего эшелона просят деньги за участие. Суммы самые разные — от 5 000 до 50 000 рублей. На Первый и «Россию» ходят легко, хотя понятно, что в таких проектах, как «Ледниковый период» и «Танцы со звездами», все участвуют за деньги.

Вообще цена зависит от наглости самой звезды и той истории, которую она готова рассказать. Например, НТВ заплатило Пугачевой за домашнее интервью с Галкиным и показ детей в «Русских сенсациях» несколько миллионов рублей. Также хорошо продаются истории типа «впервые после родов бывшая солистка «Виагры» покажется на публике» — стоит тысяч 100-300. Очень дорого — эксклюзивные съемки свадеб, крестин и тому подобного.


Относительно недорого снимается «старая гвардия» советского кино. Владимир Конкин берет за интервью 20 000. Окружение звезд тоже может попросить деньги за интервью. Например, муж Анны Герман снимается за 30 000.

Деньги «на красоту» (услуги стилиста, причем личного, перед съемками) могут попросить Эвелина Бледанс и Наташа Подольская — около 10 000. Михаил Полицеймако берет 20 000 за интервью на любую тему. 100 000 рублей, помню, мы платили Петросяну за возможность запечатлеть его на съемочной площадке «Кавказской пленницы-2» в Крыму. Столько же — за интервью Маши Распутиной о ее сложных отношениях со второй дочерью. 3 000 евро стоила история бывшей жены Михаила Казакова в Тель-Авиве, рассказанная ею впервые (здесь мы обошли Первый канал, который предлагал больше, но куда она не пошла из-за репутации Малахова). 50 000 стоило интервью с Ларисой Долиной, но короткое.

Ну, и конечно, продюсер ведет переговоры с представителем, а не с самой звездой. Не возбраняется торговаться, шоу-биз — тот же рынок.

К чести звезд, далеко не все берут деньги за съемки. Многие совершенно бесплатно соглашаются сниматься дома с семьей, рассказывают свои личные истории и тратят много времени на съемку. Еще и накормят съемочную группу, и подарков дадут.

Нужен герой – выкрадем паспорт


Говорят, что у каждого продюсера ток-шоу Малахова есть свое кладбище героев. Редкий продюсер сможет долго работать в «Пусть говорят», это психологически тяжело. Задача — любыми путями выманить на эфир персонажа с историей, ну, например, «родила ребенка с козьей мордой». Мой коллега, например, всерьез рассказывал: чтобы привезти героя-алкаша из какого-то Мухосранска, он выкрал его паспорт и пообещал отдать в поезде. Продюсер «желтой» программы — покруче Остапа Бендера. В ход идет все: угрозы, уговоры, деньги, давление на совесть и даже «Лично сам (!) Эрнст (!) заинтересовался вашей историей и выбрал ее из тысячи». Часто продюсеры чешут с тортиком домой к несговорчивому герою и уговаривают-уговаривают, а когда аргументы кончаются, в ход идет старое как мир «меня уволят».

Для многих звезд «Пусть говорят» — моветон. Например, там никогда не снимается Илья Резник (как и во всех других программах Первого канала после эфира с его бывшей женой). Долгое время на Первый отказывался ходить Максим Дунаевский (там был эфир о якобы брошенной им во Франции дочери).

Кого нельзя звать в эфир

В стоп-листе — те, «чьих имен мы не упоминаем». Обычно такие списки вывешивают на дверях «монтажки» или ньюсрума. В моей памяти застряло «мы не обсуждаем личную жизнь Путина». Там также фамилии руководителей крупных госкомпаний вроде Кириенко или главы «Аэрофлота». «ТВ-Центр», понятно, не может наезжать на мэра Москвы и его окружение, а «360° Подмосковье» — на губернатора.

Стоп-лист у каждого канала свой — в зависимости от учредителей и друзей учредителей. Есть отдельный стоп-лист — маргиналов или фриков. Так, некоторые каналы не снимают таких персонажей, как Джигурда или Отар Кушанашвили. Еще по политическим соображением на федеральных каналах долгое время нельзя было снимать Ксюшу Собчак. Сегодня Макаревич — персона нон-грата. Также в стоп-листы входят пьющие звезды, которые часто подводят: не приходят на эфир, не снимаются, когда обещали.

А другие каналы, напротив, обожают Джигурду: он всегда выдает фейерверки, и любой эфир с ним скучным не будет. А к тому же Кушанашвили едут за скандальными высказываниями на любую тему.

Все хотят Comedy Club, но нельзя

Как раз недавно обсуждали это с коллегами: что нет нынче героев, одни и те же на манеже. Да, это большая проблема для телека.


Отсутствие героев прекрасно ощущает Эрнст. Он явно поставил перед собой задачу генерировать звезд. Поэтому так активно продвигаются люди, засветившиеся в каком-нибудь из рейтинговых проектов Первого. Посмотрите, как много ребят из «Голоса» в смежных программах канала.

И все-таки реальность такова, что аудитория давно перестала реагировать на так называемых звезд. Возможно, это следствие их доступности. Есть твиттер, инстаграм, много клубов, тусовок, где можно пересечься с известными людьми. Это больше касается Москвы, конечно, регионы менее балованные.


Хотя федеральные каналы хорошо реагируют на звезд канала ТНТ. С точки зрения креатива Comedy Club — это лучшее, что есть сейчас. Но у них эксклюзив на появление только на ТНТ, а от этого запрета они становятся желаннее.

Впрочем, всем известно, что если делать программу, построенную на общении со звездой, то программа провалится. Потому что по большому счету публике сейчас никто особо не интересен. Интересно, скорее, не кто говорит, а что говорит. У Малахова главные герои — простые люди со своими дикими проблемами. Комментарии звезд в студии — это просто вишенки на торте. Главными героями становятся обычные люди. Как и в случае с «Голосом».

Посмотрите на «Вечернего Урганта». Небольшой рейтинг, и все-таки он есть. Программа держится не на том, каких звезд Ваня позовет, а как он себя поведет в студии, как обыграет разговор, какие смешные рубрики придумает.

Со «Смаком» что происходит? По десятому кругу одни и те же гости ходят. Скучно. А звать некого.