Членкиня партии, «Медуза», Марк Цензурберг и другие секс-итоги-2018
События

Членкиня партии, «Медуза», Марк Цензурберг и другие секс-итоги-2018

Чем теперь лучше не заниматься в соцсетях и лифте бизнес-центра?

авторка Анастасия Шевцова/заглавное фото кадр из к/ф «Служебный роман».

17 Декабря 2018

В октябре 2017 года десятки актрис, в том числе Анджелина Джоли и Гвинет Пэлтроу, обвинили в сексуальных домогательствах одного из самых влиятельных голливудских продюсеров Харви Вайнштейна. Скандал дал старт движению #MeToo: под таким хештегом люди по всему миру делились в соцсетях своим печальным опытом. Флешмоб привел к целой череде обвинений, в том числе и известных людей: актеров, политиков, влиятельных бизнесменов. Актер Кевин Спейси, режиссер Бретт Рэтнер («Час пик», «Несносные боссы»), стендап-комик Луис Си Кей, министр обороны Великобритании сэр Майкл Фэллон и другие — кампания #MeToo ударила по их репутации, многие лишились работы.

Феномен массовых обвинений в сексуальных домогательствах всплывал в новостях весь 2018 год. В России «эффект Вайнштейна» впервые громко проявился секс-скандалом в Госдуме. В феврале 2018-го несколько журналисток рассказали о домогательствах со стороны депутата Леонида Слуцкого. Но американских масштабов ситуация не достигла: уже через месяц думский комитет по этике не обнаружил нарушений в поведении депутата.

По данным ВЦИОМ большинство россиян считают, что женщины действительно часто сталкиваются с неподобающим поведением окружающих. Чаще всего это неприличные комментарии и грубые шутки (по мнению 49% опрошенных), а также оскорбительное отношение (47%). В Уголовном Кодексе РФ есть статья 133 — «Понуждение к действиям сексуального характера», однако, эта норма практически не работает, а в законодательстве в принципе отсутствует определение «сексуальное домогательство».

Если в России харассмент до сих пор не считается преступлением, а некоторыми вообще воспринимается как норма, то на Западе и в Европе с этим активно борются. Например, чикагская художница Мишель Хартни в рамках своего проекта «Корректная история искусства» вешает в музеях рядом с работами художников разоблачающие таблички. В ее список входят Пабло Пикассо (он заявлял, что женщина — это машина для страданий), Бальтюс (создавал сексуализированные изображения девочек-подростков) и Поль Гоген (он женился на 13-летней таитянке). Хартни при этом признает талант и мастерство художников и выступает против того, чтобы их картины убирали из экспозиции. Она просто хочет, чтобы «люди не только восхищались произведением искусства, но и знали его цену».
Но порой борьба с харассментом заходит слишком далеко. Вспоминаем самые причудливые отголоски «эффекта Вайнштейна» за 2018 год.

Случай в «Медузе»

В октябре редакция издания «Медуза» обвинила собственного главреда Ивана Колпакова в домогательствах. Со слов жены одного из сотрудников, на корпоративной вечеринке он прикоснулся к ее ягодице и сказал: «Ты единственная на этой вечеринке, кого я могу харассить, и мне за это ничего не будет».
Случай не стоил бы выеденного яйца, не произойди это в «Медузе». Издание активно освещает темы насилия и назойливых приставаний: выпускает инструкции по поведению в подобных ситуациях, рассказывает о флешмобе #MeToo и громких секс-скандалах. Редакция также выпустила серию материалов о ситуации с депутатом Слуцким и требовала его отставки. На фоне декларируемых «Медузой» ценностей возможность ее главреда кого-то безнаказанно «харассить» выглядит комично.

На протяжении нескольких дней представители издания открыто обсуждали ситуацию в соцсетях. Сначала совет директоров издания отстранил Колпакова от работы на две недели, а спустя какое-то время он сам уволился. Причем «показания» бывшего главреда в фейсбуке несколько противоречивы. Сначала он признал вину («Две недели назад я очень сильно напился и обидел жену сотрудника «Медузы».Это была довольно безобразная выходка»), а позже стал отрицать («Я категорически отказываюсь признавать обвинения в харассменте и сексуальных домогательствах»). Возможно, дело опять-таки в отсутствии какого-то единого определения понятия «сексуального харассмента»: что для одних — грязное домогательство, другими воспринимается как неудачная шутка.

Авторка, водителка, шефица

Сексуальный харассмент сложно рассматривать вне контекста гендерного неравенства. Конечно, его жертвами могут становиться и мужчины, но по статистике женщины страдают от домогательств намного чаще. В 2018 году в России началась битва за равенство полов и в языке.
Речь о «легализации» феминитивов — слов женского рода, альтернативных или парных аналогичным понятиям мужского рода.

По мнению современных феминисток, сейчас язык подчеркивает гендерное неравенство, умаляя достижения женщины. Поэтому в словаре должны появиться слова «авторка», «дизайнерка», «шефица», «водителка» и т.д..
Это общемировая тенденция. В США эта тема начала развиваться еще в 1970-х и продолжается до сих пор. Недавно компания Google сообщила, что сервис «Переводчик» отныне будет предлагать два варианта перевода одного и того же текста — женский и мужской. Например, турецкую фразу «o bir doctor» переводят так: «он доктор», «она доктор».

Феминитивы стали активно использоваться в украинской речи. Например, в нескольких тамошних СМИ мы встретили такой оборот, как «членкиня партии».
Украинские филологи говорят, что никакой новизны в этом нет, поскольку норма избегать феминитивы была списана с российской, а до попадания под влияние России они были присущи украинскому языку.

Противники «словарной революции» считают, что феминитивы уродуют русский язык. Есть устоявшиеся женские формы: актриса, учительница, а вот новые многим кажутся неблагозвучными и даже пренебрежительными (например, неологизм «директорка» или привычное просторечное слово «врачиха»). Некоторым эти изменения просто кажутся бессмысленными, ведь общество и так признает, что женщина может быть хирургом, директором и президентом.

Патриархат на Уолл-стрит

Мужчины, особенно в США, теперь боятся общаться с женщинами. Вдруг ты улыбнешься коллеге, а она нажалуется начальнику? Или похлопаешь подчиненную по плечу, а она побежит в суд?
В начале декабря агентство Bloomberg опросило руководителей с Уолл-Стрит: как изменились корпоративные стандарты поведения после громких обвинений в домогательствах? Мужчины признались, что боятся оставаться с женщинами в закрытых пространствах наедине (мало ли какие слухи поползут?) и вообще говорить с ними (вдруг дамы их неправильно поймут?). По результатам опроса, СМИ составили свод правил общения с коллегами женского пола:
1. Не приглашать женщин-коллег младше 35 лет на деловые беседы.
2. Не выпивать с коллегами женского пола после окончания рабочего дня.
3. Не садиться рядом с дамами в самолете.
4. В командировках выбирать номера в отеле, расположенные на разных этажах.
5. Во время рабочих моментов встречаться с женщинами только при открытых дверях кабинета.
6. Не оставаться наедине ни при каких обстоятельствах.
kinopoisk.ru
Банкиры с Уолл-Стрит считают: чем ходить по минному полю, проще вовсе не нанимать женщин на работу. Бедняги, скоро вместо подозрений в домогательствах на них посыплются обвинения в дискриминации по половому признаку.

В фейсбуке секса нет

Соцсети тоже становятся все более пуританскими. Инстаграм давно дискриминирует женские соски: их нужно замазывать на фото, иначе публикацию удалят или вовсе заблокируют профиль. При этом в бан попадают и предметы, отдаленно напоминающие женскую грудь. Например, аккаунт британки заморозили из-за снимка традиционного пасхального пирога: на нем были украшения в виде шариков. В 2018 году инстаграм переключился на любителей откровенных фотосессий и блокирует профили с чрезмерно эротичным содержанием. То же самое с блогерами, которые занимаются секс-просвещением.

Фейсбук же на днях добавил в свои правила категорию «сексуальные домогательства». Запрещено размещать порнографический и эротический контент, искать сексуальных партнеров, в том числе в приватных чатах. Ну, как запрещено: специально выискивать такие публикации модераторы не будут, но на них могут пожаловаться пользователи. Одна из возможных причин изменений — недавний иск к фейсбуку по обвинению в пособничестве секс-торговле, но без влияния «вайнштейновщины» явно не обошлось.

Под категорию изображений «людей в сексуальных позах с демонстрацией сексуализированных частей тела» запросто попадают произведения искусства. Или вот, например, запрещено использовать довольно невинную фразу «хочу развлечься сегодня вечером». Поэтому трижды подумайте, прежде чем публиковать на своей странице «Рождение Венеры» Боттичелли или сообщать друзьям о вечернем походе в котокафе фразой «Хочу сегодня развлечься с симпатичными кисками».
facebook.com/sergey.elkin1
Откуда такой морализм, Марк? Напомним, что, будучи студентом, Цукерберг создал приложение Facemash, в котором можно было оценивать внешние данные девушек. Для этого он использовал фотографии студенток, которые взломом достал из каталогов общежитий. Фу, как неэтично.

«Детка, на улице холодно»

В декабре несколько американских и канадских радиостанций убрали из эфира популярную рождественскую песню Baby It's Cold Outside. Бродвейский композитор Фрэнк Лессер написал ее аж в 1944 году, но в 2018-м, эпоху #MeToo, в ней разглядели сценарий изнасилования на свидании. Текст описывает диалог мужчины и женщины. Она хочет уйти домой, а он подливает ей алкоголь и уговаривает остаться:

— Я, правда, не могу остаться.
— Милая, снаружи холодно.
— Мне, правда, надо торопиться.
— Красавица, пожалуйста, не торопись.
— Ну, может, пропущу еще один бокальчик…
— Поставь какую-нибудь пластинку, пока я наливаю.

Но не все так просто, когда дело касается новогоднего настроения. Например, калифорнийская радиостанция KOIT сначала запретила песню после жалоб слушателей. Композиция оскорбила людей, которые подвергались сексуальным домогательствам. Но в ответ на это решение получила еще больше писем со словами «Ребят, это всего лишь песня»: подавляющее большинство слушателей считают ее неотъемлемой частью своей праздничной традиции. KOIT вернул композицию в эфир.