Их не волнует секс, они не любят деньги. Кто такие зумеры на самом деле?
Люди

Их не волнует секс, они не любят деньги. Кто такие зумеры на самом деле?

Разбираемся вместе с экспертом по психологии поколений Александром Рикелем и журналистом Иваном Сурвилло.

автор Мария Погребняк.

10 Марта 2020





Насущной проблемой для любого бизнеса и экономики в целом, по мнению аналитиков, уже в самое ближайшее время станет то, что в компаниях начнут работать вместе представители трех поколений — X, Y и Z. И если про X (1963-1984 годы рождения) и Y (1984-2000) все более или менее ясно, то зумеры (от 2000-го года рождения) являются пока поколением не очень понятным. Как выстраивать отношения с ними, чем мотивировать?  
Обсудили 10 расхожих стереотипов о зумерах с экспертом по психологии поколений Александром Рикелем и представителем поколения Z, 20-летним журналистом Иваном Сурвилло.


Зумеры не хотят общаться вживую, потому что много времени проводят в интернете

Эксперт Александр Рикель: — Говорить о том, что зумеры не хотят общаться офлайн, я бы не стал, потому что нет эмпирических данных, подтверждающих этот факт. Но могу сказать, что некоторые навыки офлайн-общения стираются.
Онлайн-общение позволяет быть более уверенным и легче выстраивать свой образ. Есть время на подумать, нет необходимости в немедленной реакции. Снижаются требования к формулированию сложных мыслей: онлайн — это короткие, емкие, быстрые фразы. В конце концов, во многих мессенджерах можно отредактировать или удалить свои сообщения.

И вот поэтому в офлайне зумерам общаться действительно чуть сложнее — по сравнению с другими поколениями. Они слишком привыкли к онлайну. Некоторые на встречах с друзьями сидят, уткнувшись в смартфоны. То есть надо применять искусственные усилия, чтобы общаться вживую.
Александр Рикель, 34 года. Кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии МГУ. Исследует межпоколенческую коммуникацию и межпоколенческие конфликты, занимается теорией поколений. Изучает каждое поколение в отдельности: его ценности, установки и особенности поведения.
Зумер Иван Сурвилло: — Конечно, мы много общаемся по переписке или войсами, потому что мало времени. Но это просто другой тип общения. Бывает, что написать о чем-то проще и менее тревожно, чем сказать об этом лично. Когда у тебя много виртуальной коммуникации, — вживую может быть тяжело общаться. Потому что все, что вы хотели обсудить, вы обсудили в голосовых сообщениях, а на живой разговор тем не осталось.
Но в целом это стереотип. Ничто не заменит радости живого общения.

Иван Сурвилло, 20 лет. Журналист, который, по мнению журнала «Афиша», «потеснит Дудя». Автор проекта «Интервью о личном», один из «30 самых перспективных россиян до 30 лет» по версии Forbes Russia. Писал для The Village, «Сноба», РБК, «Коммерсанта» и других. Сейчас делает интервью для Russia Today.


Зумеры более чувствительны и подвержены психическим расстройствам

Эксперт: — Я не клинический психолог, но знаю, что любая болезнь, в том числе психическая, это социальный конструкт. То есть люди сами договорились, что называть болезнями. Вместе с тем, признаки той или иной болезни все время сдвигаются и уточняются.

Зумеры — это поколение, которое с детства приучено прислушиваться к себе и рефлексировать. Это связано с общим трендом на улучшение жизни. Люди, согласно пирамиде Маслоу, могут задумываться о более важных вещах, когда им не нужно удовлетворять базовые потребности.

Когда ты начинаешь прислушиваться к себе и своим чувствам, то ты можешь обнаруживать некоторые негативные состояния, в том числе и депрессию, например. Нельзя сказать, что у наших бабушек и дедушек не было депрессии. Не было такого понятия и конструкта. В общем, это спорное утверждение.

Зумер: — У зумеров есть зацикленность на своем личном комфорте. «Плевать, что думают другие, главное — чтобы я был счастлив». Мне такая крайняя форма не близка, но у многих моих знакомых слишком смещен фокус внимания на себя.
Это происходит, как мне кажется, потому что родители дали нам много возможностей, и не надо зарабатывать на жизнь в поте лица. Ты начинаешь думать о том, зачем ты вообще в этом мире. И пытаешься разобраться в этом с помощью философии или психотерапии.

В случае с моим поколением походы к психологу или психотерапевту — это такая ментальная гигиена. Как «чекап» — необязательное полное медицинское обследование, когда ты хочешь знать, все ли у тебя в порядке. Вы со специалистом работаете на упреждение. Я сам хожу к психотерапевту и кайфую. Для меня это история про регулировку взгляда на мир. Обсуждение моих личных особенностей: например, мне некомфортно в больших компаниях, я теряюсь.

Теперь лучше понимаю, почему, и понимаю, как не теряться. Это классный тренд — хорошо, когда люди лучше себя понимают.

Кажется, что истории про депрессию и прочие расстройства свойственны в большей степени миллениалам (предыдущему поколению). Потому что они старше, у них больше проблем и стресса — и они идут к психотерапевту из-за каких-то конкретных ситуаций. А зумеры — чтобы лучше себя понимать.


Зумеров не волнует секс

Эксперт: — Секс — это естественная потребность. Меня забавляет, когда возникают такие категоричные суждения. Для меня это звучит так — есть люди, которым неинтересно ходить в туалет.

Но откуда взялся этот миф? Предыдущее поколение в России — поколение, для которого секс стал возможен в публичном пространстве. Условное «в Советском Союзе секса не было» сменилось массовой сексуализацией. Предыдущее поколение, миллениалы, дорвались до проявления секса во всем, и это плотно вошло в их жизнь. А для зумеров культура секса настолько естественна, что нет необходимости постоянно это обсуждать. Это просто уменьшение внимания к теме секса. Поэтому говорить, что зумеры массово отказываются от секса, я бы не стал.

Зумер: — У меня много знакомых, которые воспринимают секс как логичное продолжение отношений. Есть те, кто разделяет отношения и секс. Есть люди, которым секс не нужен. Много разных подходов, но, по моим ощущениям, доминирует традиционное восприятие секса.

Я бы не сказал, что интерес к сексу падает. Люди, равнодушные к плотскому, асексуалы, были всегда. Просто, может быть, не говорили об этом. А сейчас начали говорить.


Зумеры не способны долго на чем-то концентрироваться из-за клипового мышления

Эксперт: — Клиповое мышление — изменение неких когнитивных функций. Чем люди моложе, тем больше у них вкладок в браузере и диалогов в соцсетях. Зумеры по-другому познают окружающий мир — быстро и удобно для себя. Они привыкли к яркому и лаконичному контенту. В этом смысле да, им свойственно клиповое мышление.

Что касается концентрации: действительно, учителя говорят, что зумеры не способны долго концентрироваться на чем-то. Но мне не нравится выражение «не способны», это рисует каких-то клинических идиотов. Я бы сказал, что они просто не любят. Читать длинные тексты, например. И если у них будет альтернатива, то они воспользуются ею — потому что им так удобнее.

Зумер: — Да, это так. Мне тяжело долго концентрироваться и работать над чем-то одним, особенно если это мне не интересно. Но даже если интересно, я работаю над этим часа три и насильно себя прерываю, чтобы не выдохнуться и оставить силы на что-то еще. Это такое чередование, я заставляю себя выполнять разные задачи с помощью такого «подвешивания морковки».

Самый очевидный пример клипового мышления — сторис в инстаграме. Ты быстро пролистываешь — и сразу в курсе, что у человека произошло. Это общий тренд упрощения коммуникаций.
Зумерам сложнее читать длинные книги типа «Войны и мира» или «Тихого Дона».


Зумеры чаще работают фрилансерами и не любят офис

Эксперт: — Говорить об этом пока преждевременно — самому старшему зумеру 19-20 лет. Но да, они будут продолжать логику миллениалов, которые, как оказалось, тоже любят фриланс и не любят офис. Ценности зумеров — свобода, многообразие, развлечения. Им важен work-life balance. И в этом смысле они больше ориентированы на фриланс. Компании будут идти — и уже идут — таким людям навстречу: гибкий график, два дня из трех можно работать из дома. И этого будет только больше.

Зумер: — Когда я работал спецкором в The Village, мне было тяжело постоянно сидеть в редакции. Не понимал, зачем я там сижу: всю работу уже сделал, но все равно надо досидеть. Ты же не можешь просто так взять и уйти — нарвешься на общественное осуждение в духе «вот ты уходишь, а мы пашем!»

Я не хочу возвращаться в офис, мне удобно работать на фрилансе и сотрудничать с разными компаниями. Что касается рабочих коммуникаций — общаться можно и через телеграм.

Некоторым офис нужен как место, где тебя все настраивает на работу. Поэтому так популярны коворкинги: ты можешь три часа поработать и уйти, и никто не будет косо на тебя смотреть.


Зумеры меньше курят, пьют и употребляют наркотики

Эксперт: — Я считаю, что это стереотип. На уровне статистики нельзя зафиксировать, что зумеры меньше курят и пьют. Это миф.

Зумер: — В моем кругу зумеров это правда так: мало пьют, почти никто не курит. Я не знаю ни одного человека, который бы употреблял наркотики. При этом, когда я приезжаю с лекцией в условный Красноярск, то знаю, что там школьники и пьют, и курят, и, может, наркотики употребляют. Это разница между Москвой и регионами. Хотя и на периферии есть люди, поддерживающие ЗОЖ.

Зумеры в этом плане мыслят рационально: если ты много выпьешь, утром будет болеть голова. Это все тоже про заботу о себе. Заменой алкоголю могут быть сериальчики. Или сон. Я вот, например, уже полгода не высыпаюсь. Прихожу домой в 9 вечера, ужинаю, открываю Netflix — и все, меня засосало.


Зумеры меньше зависимы от денег

Эксперт: — Это так. Зумеры понимают, что всегда могут заработать. Деньги — возможность среднего заработка, во всяком случае, — более доступны, чем раньше. Поэтому ценность денег снизилась. Ценность ставшего более доступным ресурса всегда снижается. При этом они, конечно, могут хотеть на что-то заработать — и найдут для этого возможность. Но зарабатывать на какие-то крупные вещи типа квартиры или машины, в чем-то себе ради этого отказывать долгое время — такого желания у них нет.

Зумер: — Да, зумеры меньше зависимы от денег. И от собственности. Зачем нужна квартира, если ее можно арендовать и не быть привязанным к определенному месту? Люди готовы терпеть какие-то бытовые неудобства: например, снимать квартиру с кем-то. Хотя для кого-то это не неудобство, а возможность поговорить и потусоваться.

У зумеров нет культуры накопления. Есть ощущение сarpe diem (с лат. «лови день») — когда живешь настоящим днем, как птица небесная, не думая, что будет завтра. Главнее материальных ценностей для зумеров самообразование, познание себя, психотерапия. Я, правда, тут отличаюсь: у меня потихоньку появляется нормальный доход, и я все-таки хочу себе квартиру. Но вместе с тем я думаю, что ее в случае чего можно продать или сдавать в аренду, чтобы был пассивный доход.

Зумеры раньше начинают зарабатывать — как правило, условным репетиторством. При этом они испытывают сильную неприязнь к традиционной системе образования, особенно в творческих сферах. Зачем учиться дизайну 4 года, если можно самому пройти какие-то курсы, посмотреть видео на ютьюбчике и начать творить.


Зумеры политически активны, поддерживают гендерное равенство и беспокоятся об экологии

Эксперт: — Про взгляды и политику не скажу: мало исследований на эту тему. Что касается гендера — да, зумеры гораздо более гендерно нейтральны: они идут вслед за западными трендами, отказываются от сексизма и объективации женщин, избегают харассмента. Это модно и социально одобряемо.

Про климат — это опять связано с пирамидой Маслоу. Когда нам не надо думать, как заработать себе на хлеб, то мы можем начать задумываться о более глобальных вещах. В контексте зумеров это так.

Зумер: — В каком-нибудь Ханты-Мансийске выражение «гендерное равенство» звучит смешно, это надо понимать. В Москве, Питере, крупных городах да, есть такой тренд. Но пока это некий пузырь — конечно, хотелось бы, чтобы он стал больше. В основе этого лежит базовое уважение к человеку, что не может не радовать.

Что касается политических взглядов: как мы видим по протестам, которые прокатились прошлым летом, молодые люди стараются что-то изменить. Но это, скорее, история не про поколение, а про то, что молодежь во все времена пыталась что-то менять, это колесо истории. Как у БГ — «где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?»

Лично я аполитичный и беспартийный. Мне все равно, у кого брать интервью. Мир не черно-белый, все сложно, выносить однозначные оценки может только недалекий человек. Для меня главное — честность перед самим собой. Да, я работаю на RT, но я не занимаюсь пропагандой, а делаю свой проект.

Есть ощущение, что в последнее время люди — в том числе молодые — радикализовались. Ты не можешь быть посередине. Либо справа, либо слева, либо за Путина, либо за Ходорковского, либо за феминизм, либо за патриархат. Понятно, почему так: люди склонны упрощать картину мира и следовать ей. Мне кажется, не хватает молодежи, которая бы занимала какую-то взвешенную серединную позицию.


Зумеры чувствуют себя одинокими

Эксперт: — Я с таким стереотипом, если честно, не сталкивался. Возможно, это связано с одиночеством в большом городе. Или с тем, что чем больше вокруг нас технологий, тем более одинокими мы себя ощущаем. Мне кажется, история про одиночество — не про зумеров, она про всех нас.

Зумер: — Внутреннее одиночество — возможно, связанное с первым тезисом про доминирование виртуальной коммуникации. Это какая-то неосязаемая история про то, что ты большую часть времени не смотришь в глаза человеку. От того, что ты физически много времени проводишь один, возникает одиночество. Но мне кажется, что это нормально. Многие наверняка одиноки внутри, но никто в этом не признается. Анонимные одиночки.


Зумеры не верят в будущее

Эксперт: — Есть поколенческие различия, а есть возрастные. «Неверие в будущее» — это скорее не про поколение, а про возраст. Молодым людям свойственны нигилизм, критический взгляд, отрицание старых идеалов, восприятие мира в радикальных красках. И в какой-то степени ощущение, что всё тлен. Я думаю, что с возрастом это должно пройти. Ведь у мира может быть прекрасное будущее.

Зумер: — У меня много аполитичных знакомых: «зачем вы ходите на митинги, это же ничего не поменяет!» Пока, как в случае с Голуновым, не побегут в администрацию президента, никто никого не отпустит.

Я понимаю их. С другой стороны, я понимаю и тех, кто придерживается другой позиции: «если все будут думать, что поменять ничего нельзя, то ничего точно не изменится». И то, и другое — правда.

Мне кажется, для зумеров не очень важно будущее мира, им важно на самом деле свое будущее. Чтобы им было хорошо. Они не мыслят коллективными параметрами. С другой стороны, если тебе хорошо, то, по идее, и другим хорошо.

Казалось бы, многие зумеры сортируют мусор, и это значит, что они думают об экологии и о будущем планеты. На самом деле они хотят казаться хорошими, прежде всего, самим себе. Если ты сортируешь мусор, то ты хороший. Это не про экологию, а про внутренние идеалы.