«Врывается опергруппа: показывай, где биткойны лежат!»
События

«Врывается опергруппа: показывай, где биткойны лежат!»

Разбираемся в самой хайповой и мало кому понятной теме — блокчейне.

автор Анастасия Шевцова/заглавное фото Лю Синчже (на снимке китайская майнинг-ферма)

1 Марта 2018

Мир захватила биткойновая лихорадка. Пока одни майнят, другие пытаются понять, что вообще происходит. В любом случае, переход в цифровую экономику уже, кажется, неизбежен. Как устроиться в этом новом дивном мире? Об этом в Ростове на конференции «Блокчейн-технологии в мировой экономике и бизнесе» рассказали Роман Кауфман (сооснователь блокчейн-сообщества IBCG и децентрализованной партнерской платформы HOQU) и Павел Помазанов (совладелец платформы Aliencloud.xyz, совладелец и управляющий партнер NevaInvestGroup.ru, совладелец Teocoin.xyz). А перед мероприятием блокчейнеры дали нам интервью.


— Давайте быстро пробежимся по терминам. Коротко и доступно: что это вообще такое — блокчейн и криптовалюта?
Роман Кауфман: — Блокчейн — это децентрализованный распределенный реестр данных. Всё. Короче некуда. Представьте некий аналог торрента: на тысяче компьютеров лежит какой-то файл, то есть человек качает его сразу со всех компьютеров.
Павел Помазанов: — Да, пожалуй, подходящее сравнение. По сути это торрент, только защищенный: его невозможно удалить, взломать или изменить.
Кауфман: — А криптовалюта — это цифровой актив в виде набора символов, построенный на блокчейне. Цифровой актив, в который поверили люди.
Помазанов: — То же самое, если бы люди поверили в вашу фотографию и начали ею расплачиваться.
Кауфман: — Слышали о такой валюте — доггикойн? Ее символ — известный мем с собакой породы сиба-ину. Доггикойн стал популярной криптовалютой только из-за своей мимимишности.
Помазанов: — Да, это такой, немножко абсурдный мир.

— И зачем все это нужно?
Помазанов: — Это выкидывает из цепи экономических отношений многих посредников, например, банки, и позволяет совершать безграничные переводы. У меня как у собственника бизнеса, который совершает крупные переводы, постоянно превышается лимит карты. Исчерпал лимит — все, не можешь больше отправлять. А в криптовалюте — пожалуйста, плати по всему миру, кому и сколько угодно.

— Совершать преступления тоже проще?
Помазанов: — Смотря что имеется в виду. Если вы о незаконном обороте оружия и наркотиков — он и так всегда существовал и будет существовать. Если мы говорим о мошенничестве из разряда «скинь мне денег, и я пропаду», то да, частично проще. Но давайте с другой стороны посмотрим на технологию блокчейна. Сейчас нет особой проблемы, например, сделать липовое водительское удостоверение. Если мы перенесем выдачу прав в блокчейн, то их станет невозможно подделать. Блокчейн — это цепь блоков буквально, блоки идут один за одним, нельзя выдернуть из цепи какое-то отдельное звено. Обычный реестр данных, просто его, повторяю, нельзя взломать.

— Какие еще преимущества есть у цифровой экономики?
Кауфман: — Основные плюсы цифровых активов — это быстрые транзакции, минимальные комиссии и возможность управлять своим цифровым активом в любое время суток и любой точке Земли. И еще это наднациональная система, то есть неподконтрольная ни одному государству. Минусы тоже есть — ряд цифровых активов становится все сложнее добывать, транзакционные комиссии в ряде цифровых активов из-за загруженности сети вырастают. Мощности, которые идут на добычу этих криптовалют, сопоставимы с производством электроэнергии некоторых небольших стран, таких, как Малайзия или Сингапур.

— Как вы сами узнали про блокчейн и почему решили этим заниматься?
Помазанов: — Когда-то я пытался майнить, и у меня не получилось (смеется). Все казалось сложным, и я забил.

Майнинг — это добыча криптовалют. Суть в том, что множество несоединенных между собой компьютеров через специальную программу (майнер) решают различные математические вычислительные задачи. Вследствие этого создаются криптовалюты, которые передаются самим майнерам за проделанную работу путем начисления на специальный кошелек (счет).

Но я регулярно посещаю мероприятия, посвященные Big Data («большие данные» — информация, которая не поддается обработке классическими способами по причине больших объемов) и искусственному интеллекту, и так в январе 2017 года попал на мероприятие по блокчейну. Там познакомился с ребятами и предложил им эту тему продвигать. У меня тогда уже был опыт маркетинга на YouTube. Вот так мы стали первой командой, которая запустила блокчейн-движение в Москве и потом дальше по России. За прошлый год провели больше 45 ивентов. Сейчас готовим мероприятия в Берлине и Сан-Франциско.
Помазанов: — Лет 8 назад, я еще в школе учился, решили с товарищем купить биткойны. У него было 100 рублей, у меня 50. Он купил четыре штуки, я — две. Потом я их потерял. Ставил дома компьютер на майнинг, он там чего-то майнил, пока я был на уроках. Мелочь какую-то. В итоге забросил все это дело. Но года 3 назад на одном из моих предприятий майнить начали мои сотрудники. И я вошел в индустрию ради интереса. Потом увидел, что это прибыльно, и начал уже более детально изучать процесс.

— Много подняли на криптовалюте?
Помазанов: — Не знаю. На самом деле, не так много.
Кауфман: — И я немного. На недвижимость хватило (смеется).
Александр Степанов
— Купил биткойны, а потом потерял жесткий диск с ними — это распространенная история. В смысле сохранности криптовалюты довольно уязвимы. Как защитить намайненное?
Кауфман: — Да, таких историй огромное количество. Вот вы сейчас намайнили какую-нибудь валюту, она стоит три копейки. Погоды вам не делает, вы забыли со временем, этот компьютер выкинули или отдали детям. А через 10 лет эта валюта стоит уже 5 тысяч долларов. Тут рекомендация одна: обязательно все хранить. Вы же не знаете, что случится в будущем? Даже если в нашей стране много что поменяется, вы всегда сможете обналичить свои сбережения на американских, азиатских или европейских биржах.

— Какая ситуация с блокчейном сейчас в России?
Кауфман: — Хайп! До сентября еще спокойно было, а сейчас заходишь на сайт РБК и видишь: курс доллара, евро — и рядом курс биткойна. Да что там, по «Первому каналу» уже сюжеты выходят. Мошенники, пирамидчики, непонятные трейдеры — все пошли в криптовалюты. Такого хайпа, как в России, нигде в мире нет. И на самом деле это достаточно страшно.
Помазанов: — Если мы это не остановим, частично той просветительской деятельностью, которой Рома занимается, то, извиняюсь за скудость лексикона, цифровой рынок просто изнасилуют, и от слова «криптовалюта» всех будет тошнить. Сейчас действительно засилье мошенников на этом рынке. Так как люди ничего не понимают и понимать особо не хотят, то их легко обмануть.

— А с точки зрения закона? СМИ сообщают полярное: криптовалюту собираются легализовать на территории нашей страны, но операции с ней приравняют к уголовным преступлениям. А на самом деле?
Помазанов: — 5 лет назад мой товарищ решил пропиарить свой завод по производству матрасов. И вот он дает рекламу: мол, продаем матрасы за биткойны. На следующий же день к ним врывается опергруппа: «Показывайте, где лежат биткойны». Товарищ поиздевался над ними, конечно: «Вон, в тумбочке посмотрите». Но суть вот в чем: раньше — прошел один день, и опергруппа тут как тут. Сейчас же это все легально: проходит огромное количество ивентов, мероприятий, посвященных блокчейну. Вышел замечательный указ Минтруда о том, что чиновникам можно не декларировать доходы и сбережения, которые находятся в криптовалюте. Все это косвенно говорит о том, что пока цифровым активам дан зеленый свет. Да и везде в мире не пытаются особо запрещать, скорее стараются пока ограничить использование, дабы понять, как урегулировать процесс.
Так что за криптовалюту не сажают. Кого могут точно посадить, так это майнеров, которые не платят за свет. Но можно заниматься любой другой деятельностью и иметь долги за электричество.

— Сейчас в России можно заработать на криптовалюте?
Помазанов: — Сейчас, возможно, один из последних шансов — когда все очень упало в цене, только начинает подниматься. Люди не понимают, как работает рынок финансов в целом. Они заходят на него, только когда все дорого, а потом теряют деньги. Но, самое главное, они фиксируют позицию в убытке и убегают. Это полный абсурд. Нужно входить на так называемый «медвежий» рынок, когда все красное, цены падают.

— Ок, а как это сделать?
Помазанов: Первый путь — спекуляция: купить подешевле, продать подороже. Но новички должны понимать, что в трейдинге побеждает один из трех. Вам нужно у меня купить подешевле, а Роману продать дороже, и только тогда вы победите нас двоих. Второй путь — это майнинг. Здесь все просто: вы просто обрабатываете транзакции, преобразуете электричество в деньги.
Александр Степанов
— Процесс майнинга же не бесконечен?
Кауфман: — Существует больше тысячи видов цифровых активов. Сегодня майнят биткойн, завтра Dash, послезавтра еще что-то.

— И как мне разобраться? Что стоит майнить сегодня?
Помазанов: — Вы сами поймете, если вы начнете майнить хотя бы одну валюту. Биткойн закончится, по примерным подсчетам, к 2140 году. По другим данным — к 2033. Но даже это не такой уж и маленький временной промежуток, чтобы заработать. Просто зарабатывать нужно не только на майнинге валют.

— Насколько это все рискованно? Вот я намайнила, а тут случился «медвежий» рынок?
Помазанов: — А вы все равно в плюсе. Вы добываете активы из электричества, а электричество в любом случае дешевле, чем биткойн в худшие свои времена.

— А если не майнила, а купила?
Помазанов: — Тогда у вас нет большого выбора — либо фиксируйте убыток, либо сидите и ждите. В криптовалюту постоянно входит огромное количество денег, биткойн не может не расти. Не нужно продавать. Зафиксируйте позицию на прибыли, которая вас устраивает, и выходите, либо ждите дальше.
Кауфман: — Вот-вот. Я уже где-то год не покупаю и не продаю. Просто периодически фиксирую прибыль.
Помазанов: — Самое главное — это диверсификация. Например, часть криптовалюты можно майнить. Не хотите сами майнить — идите в облачный майнинг, только выбирайте грамотно, а то нарветесь на мошенников. Часть можно просто купить. Есть сервисы типа BestChange, где можно просто картой оплатить. Комиссия там есть и с продажи, и с покупки — ну, людям тоже нужно зарабатывать.
Если есть желание потратить, вложите долларов 10, посмотрите, как это происходит. Главное разложить все в разные места. Приведу пример. Полгода я жил в Сочи, мне стало скучно, и я вложил деньги в несколько ICO (Initial coin offering, первичное предложение монет — продажа инвесторам фиксированного количества новых единиц криптовалют). По 2-5 долларов — просто так, посмотреть. Из этих 15 компаний, в которые я вложил, 12 вообще не вышли на рынок, две остались в нуле, а одной оказалась монетка эйнштейниум. Я просто в новостях где-то через год увидел, что эйнштейниум вырос в разы, и из моих 2 долларов получилось 4000. Получается, я все инвестиции отбил, еще и заработал. А если бы я вложил в одну компанию из 15, вероятность, что мне попался эйнштейниум, была бы очень маленькая. Самый стабильный актив сейчас — биткойн. Допустим, у вас есть 100 рублей. Купите на 30 рублей биткойн, на 20 — эфир, еще на 20 — лайткойн, а вот на то, что осталось — наберите «щиткойнов», непонятных, маленьких пока криптовалют. Немножечко, не надо все в них вкладывать. Да, бывает, они выстреливают космически, но редко.

— Каким вы видите криптовалютное будущее?
Кауфман: — Мы идем в эпоху цифровой экономики. Фиатных денег (валюта, которую правительство объявило в качестве законного средства платежа, то есть привычные нам рубли, доллары и т.п.) не будет вообще. Швеция уже к этому почти пришла. Деньги — это очень дорогой ресурс, постоянно надо печатать новые бумажки, потому что срок их жизни быстротечен. Их нужно где-то хранить.
СМИ пишут: биткойн — это мошенничество, это пирамида. Если это так, почему тогда государства меняют свои законодательства под пирамиду? Израиль, Япония, США. Неужели в финансовой разведке США работают настолько глупые люди?

— Почему тогда Цукерберг запрещает у себя в фейсбуке и инстаграме рекламу криптовалют?
Помазанов: — Потому что мошенников много. Сами люди опошляют технологию.
Кауфман: — Если вы начнете в фейсбуке, например, описывать технологию блокчейна, никто вам слова и не скажет. Блокируют посты из разряда «заработай на халяву». Много есть идиотов, которые потеряют деньги из-за мошенников, и все начнут винить биткойн.
Сейчас такая эпоха, как было с интернетом в 1990-х, когда даже Билл Гейтс в него не верил. А что сейчас интернет? Это все!

— И когда полностью исчезнут привычные нам деньги?
Помазанов: — Ну, не завтра. Человечество еще не избавилось от каннибализма полностью, а цивилизации уже сколько лет? Так что вряд ли деньги пропадут так сразу. Скорее всего, в цифровые активы будут переводить глобальные денежные массивы. Обычному человеку вообще все равно как хлеб покупать — на карте у него деньги или на флешке.
Кауфман: — Я думаю, что ряд государств в течение 10 лет уйдет от денег легко. В Кремниевой долине, например, уже кэшем практически не пользуются. Идет колоссальный технологический разрыв между странами. Если мы в России сейчас не подключимся к цифровой экономике, то потеряем кучу денег.


За помощь в организации интервью благодарим автора проекта #личнымпримером Дарью Симонову и сообщество новаторов «Эволюция сознания».