«Мы — как пол-лошади барона Мюнхгаузена: безуспешно пытаемся напиться»
События

«Мы — как пол-лошади барона Мюнхгаузена: безуспешно пытаемся напиться»

Психотерапевт Андрей Курпатов о том, чем реально опасен интернет.

автор Дарья Максимович/фото Эрик Пикерсгил, заглавная иллюстрация Бэнкси

4 Апреля 2017

Сам по себе интернет, конечно, является благом — как и лекарства, атомная энергетика или клонирование. Все это «блага» нашей цивилизации. Проблема в «побочных эффектах», в возможных «отдаленных последствиях», в фактических рисках, наконец.

Денис Тарасов

***


Чем опасен интернет? Уже несколько десятилетий тому назад Элвин Тоффлер объявил человечеству о наступлении «Третьей волны»: наша цивилизация вошла в новую фазу — информационного общества (до того были аграрная и индустриальная «волны»). Окончательно и бесповоротно эта волна накроет нас к 2025 году. И, безусловно, интернет стал и главным орудием, и главной движущей силой этой революции.
Революция же, как известно, пожирает своих героев. А эти герои — мы.

Давайте представим себе жизнь обычного человека — такого, как мы с вами, — в конце XIX — начале ХХ века, и то количество информации, с которым приходилось управляться его мозгу. Ну, что там — пара книжек из библиотеки, газета и общение с небольшим количеством людей, которые рядом — глаза-в-глаза. Сегодня же человек может целый день провести в интернете, бездумно поглощая гигабайты информации: просматривая ленты новостей, забавляясь видеороликами в youtube, плюс кино, сериалы, видео-игры и так далее. Параллельно он будет бесконечно чатиться, лайкать, инстаграмить…



Объем обрушивающейся на мозг современного человека информации огромен. При этом наш мозг, спросите у любого антрополога, не эволюционировал со времен кроманьонцев. А природа не делала этот мозг «с запасом», она делала его ровно под задачи информированности кроманьонца — не больше и не меньше! Теперь представьте себе допотопный компьютер — какой-нибудь 286-й с 6 мегабайтами оперативной памяти (таким был мой «первенец» в 1994 году), и попробуйте инсталлировать на него последний Windows. Даже если получится установить на это «железо» такую операционку, работать она не будет. Слабосильный компьютер будет «захватывать» информацию из системы, но не сможет ее обрабатывать.

Он просто зависнет.

Именно в таком, зависшем, состоянии и оказывается сейчас наш мозг. Понимаем ли мы это? Нет. Мы же «захватываем» информацию? — захватываем. То есть процесс идет? — идет. Но это только иллюзия, потому что информация, которую мы постоянно потребляем, лишь проходит сквозь нас. Она не помогает нашему мозгу думать, не становится частью нас, не обогащает, как не питает непереваренная пища. Напротив, она лишь зашлаковывает «думательные» магистрали нашего мозга, парализует его. То есть информация, потребляемая в таком объеме, вызывает, по сути, обратный — дезинформирующий — эффект. Мы в этом смысле напоминаем ополовиненную лошадь барона Мюнхгаузена, безуспешно пытающуюся напиться.



Ресурс нашего мозга как аппарата, который воспринимает и обрабатывает поступающую в него информацию (а затем принимает на этой основе решения), крайне ограничен. Можете мне поверить, ученые все просчитали: чтобы думать, то есть реально и продуктивно работать головой, у нас предельно маленький ресурс, стыдно маленький. Впрочем, если мы собираемся провести эту жизнь счастливым овощем, это, конечно, не проблема. Нам даже, возможно, будет в какие-то моменты комфортно и весело (как может быть комфортно и весело овощу). Только надо иметь в виду, что отношения с другими людьми у нас в результате тоже будут напоминать овощебазу — деградация системы социальных коммуникаций уже налицо, а шансов каким-либо образом существенно изменить свою жизнь к лучшему у нас в дальнейшем уже не будет.

***


Представьте себе, что случился тотальный блэкаут — электричество выключилось, а когда вернется — непонятно. Чем более вы человек «цивилизованный», тем драматичнее окажутся последствия.

Задумайтесь, что будет происходить лично с вами? Нет телевизора, музыки, телефона, интернета… Чем займется ваш мозг? Что он сейчас умеет без всех этих выносных интерфейсов делать? Наступившая тишина, поверьте, заставит вас вздрогнуть. Хотя, казалось бы, вокруг все та же жизнь — те же люди, те же отношения…



Наш мозг — игроман. Если ему предложить на выбор что-нибудь важное, но «блекленькое», или какую-нибудь полную ерунду, но «яркую» и «забористую», он, не раздумывая, выберет второе. Когда вы отключаетесь от интернета, где все именно такое — яркое, пестрое, клиповое, вам приходится возвращаться к своей реальной жизни, в которой все размеренно — нет того праздника и карнавала. Сама наша жизнь, на возникшем контрасте, стала блеклой, потеряла смысл и ценность. И для того, чтобы в это «бледное пятно» вовлечься, нам потребуются гигантские усилия. И я не уверен, что мы научимся любить ее снова — после такого-то, интернетного «праздника жизни». А если человек не любит свою жизнь — это катастрофа. Но ведь в том-то все и дело, что это не будущее, это уже случилось, нам уже сейчас наша нормальная жизнь кажется «блеклой», «пустой» и, простите, бессмысленной.

Как мы сейчас налаживаем социальные связи? Познакомились в социальной сети — тут же все друг о друге узнали накоротке, договорились о встрече через смс, поболтали ни о чем, вступили в связь — «по бизнесу», или «по любви». Никакого напряжения, но на самом деле и никакого подлинного социального взаимодействия. Прежде знакомство, отношения — все это рождалось долго, но и мы поэтому были вовлечены в этот процесс сильнее, и отклик, соответственно, был больше. А сейчас никого не удивит, если он увидит влюбленную пару, проводящую совместный вечер параллельно в двух телефонах — каждый в своем. Вроде и рядом, и любят друг друга, кажется. А на самом деле? Нет. Теперь уберем телефон, выключим интернет, не будем смотреть киношку, сядем друг напротив друга… О чем будем говорить? Насколько нас хватит? Настоящие отношения — блеклое, невнятное пятно, в сравнении с яркой и поддельно веселой жизнью в социальных сетях.

***


Нет ничего страшного и странного в том, что пользователи выкладывают в соцсетях фотографии своих красивых ужинов в ресторанах или фото за рулем шикарных автомобилей, в красивых платьях или даже полуголыми. Как будто бы раньше, когда наши бабушки и дедушки выбирались в клуб на танцы, они намеренно ходили туда в рубище… Это нормально, оказываясь на публике, пытаться выглядеть максимально хорошо (лучше, чем «на самом деле»). Другое дело, что в разные исторические эпохи это «хорошо» было разным, но суть-то не меняется. Тут совершенно не из-за чего переживать: стремление получить социальное признание, быть объектом восхищения — это естественное желание любого нормального человека.



Да, постят «сетевики» блюда из ресторанов, но ведь и в советское время поход в ресторан был событием. Да еще каким! И конечно, это дело потом целый год обсуждали. А если кто-то оказывался в загранкомандировке — об этом становилось известно всем, кто хоть как-то был знаком с этим человеком. Более того, часто о человеке даже узнавали именно потому, что он был в загранкомандировке. Почему же мы теперь удивляемся фотографиям из Турции или Таиланда? Социальные сети, они и в жизни, и в интернете — социальные сети. От способа коммуникации ее содержание не меняется.

Когда человек что-то рассказывает о себе в интернете, он на самом деле сообщается с 150 особями, а не со всем интернетом сразу. Формально «друзей» в соцсети может быть и в сто раз больше, но реально твой мозг способен помнить только о 150 людях, и появившийся новый «друг» автоматически выдавливает из твоей активной памяти кого-то из «старичков». 150 особей — это среднее число кроманьонцев в племени, и «кроманьонцы» в интернете ничем не отличаются, потому что мозг наш ровно такой же. И «держат в голове» тебя не все миллионы-миллионов вконтакцевцев, а тоже человек 150, чаще — меньше. Поэтому нельзя сказать и о том, что, мол, нравы настолько упали, что никто никого уже не стесняется и все выкладывают на общее обозрение — позор-позор! Нет тут никакой эпидемии эксгибиционизма. Да и скрывать, честно говоря, нам всем скоро будет нечего. Мы каждый божий день проходим под таким количеством камер видеонаблюдения… И это только начало. Сейчас заработают программы распознавания лиц, и все, приплыли — одна большая деревня. В общем, это даже как-то смешно в XXI веке всерьез задумываться о приватности.



Проблему ищут опять не там, где она закопалась. Да, уровень приватности неуклонно снижается, да, люди выставляют «товар лицом» на витрине социальных сетей, да, они все больше пытаются казаться, нежели быть. Реальная, настоящая проблема в том, что раньше на один ресторан приходилось две годовых подписки на толстые журналы, плюс турпоходы с семьей и близкими. А сейчас на десять ресторанов ни одного журнала (если не считать разнообразные «Веселые картинки» по типу «глянец») и походы — так себе, с айпадом подмышкой. Людям, иными словами, было о чем поговорить друг с другом, и у них было на это время, а потому они были друг для друга, а сейчас только кажутся…

Философ Диоген был тем еще эксгибиционистом — жил в бочке, ходил полуголым, случалось, даже онанировал на площади. Это не мешало ему, при всем при этом, быть великим мыслителем, гениальным учителем и прогуливаться по той же самой площади с зажженным среди бела дня фонарем, крича (с очевидным экзистенциальным намеком): «Ищу человека! Ищу человека!» В «сети» таких диогенов множество, и людей они вроде как ищут, но только это диогены по форме, а по содержанию, по смыслу — нет. Вот в этом беда.



Дело не в купальниках и не в фотках из ресторана или с Мальдив, вопрос в том — о чем мы думаем, как мы думаем и насколько глубоко мы понимаем то, что происходит с нами и с окружающим нас миром. Что мы делаем для себя, для других, для будущего? Об этом имело бы смысл задуматься.

***


Выводы? Если все находятся в «сети», уходить из нее — асоциально, а потому бессмысленно. Как любил повторять блистательный Конрад Лоренц (нобелевский лауреат, кстати сказать): «Один шимпанзе — не шимпанзе», что уж говорить о нас — людях. В общем, отказ от «сети» — непродуктивная тактика. Мы уже не остановим, да и не захотим останавливать «Третью волну», поэтому надо научиться с ней (и в ней) жить.

Надо ли ограничивать время, которое мы проводим в «сети»? Да. Надо ли заниматься гигиеной собственного сознания, отказываясь от лишней и лишенной смысла информации? Конечно. Надо ли ограничивать круг людей, с которыми вы общаетесь до разумного? Безусловно. А еще надо найти в себе потребность и желание жить сложнее. Но невозможно же сказать человеку: думай сложней, понимай сложнее, перестань быть примитивным идиотом. Он не поймет, обидится. Поэтому мы сами должны это понять, пока есть шанс.

Мой практический совет будет банальным, что, впрочем, не делает его плохим, — читайте книги. Читайте, прежде всего, не художественную литературу, а нон-фикшн — он больше развивает и тренирует мозг. А еще, время от времени, устраивайте себе блэкаут… Сначала будет сложно, а потом (надеюсь, вы еще сможете) начнете получать от этого удовольствие.



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ЭДУАРД ЛИМОНОВ: «ИНТЕРНЕТ ПОКАЗАЛ, ЧТО У ЛЮДЕЙ ЧЕРНЫЕ ДУШИ»

«ЛУЧШИЙ УЧИТЕЛЬ МИРА-2015» ИЗ ДЕРЕВНИ БЕЛЯНИНОВО: «СМАРТФОНЫ В ШКОЛЕ — ЭТО ЗДОРОВО!»

ПОЧЕМУ ДЕТЕЙ НЕЛЬЗЯ УЧИТЬ ЧТЕНИЮ ДО 4 ЛЕТ? ОБЪЯСНЯЕТ ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА МОЗГА СВЯТОСЛАВ МЕДВЕДЕВ