«Все уже устали от одинаковой одежды, поэтому мы и открыли «Телеграф»
События

«Все уже устали от одинаковой одежды, поэтому мы и открыли «Телеграф»

Руководитель нового проекта в ростовской Галерее «Астор» объясняет, что такое современный универмаг, и помогает нам собрать новый лук.

автор Анастасия Шевцова/фото Дмитрий Романов.

25 Сентября 2019

Галерея «Астор» запустила полный апгрейд: в декабре здесь на первом этаже откроется ресторан Avocado Queen — совместный проект Аркадия Новикова, Антона Пинского и Артура Хашхаева, на третьем — «Детский мир». Скоро заработает кофейня Surf Coffee, а уже сейчас посетителей встречает универмаг «Телеграф» — десятки брендов одежды, обуви и аксессуаров на открытой площадке площадью 2000 кв. м. У каждого бренда здесь не собственный бутик, окруженный стенами, а корнер. Большинство брендов представлены в Ростове впервые.
Руководитель «Телеграфа» Николай Константинов запустил уже несколько подобных проектов по стране, в том числе московский универмаг «Цветной». Поговорили с ним об обновлении «Астора», современной моде и эмоциональном шопинге.

— Есть такое многолетнее распространенное мнение, что русских женщин за границей легко отличить: яркий макияж в любое время суток, каблуки и «надела все лучшее сразу». Это действует до сих пор, или русские уже сливаются с европейской толпой?
— Сливаются. Стиль поменялся, стал более спортивным. Все поголовно ходят в кроссовках, шпильки уже нечасто встретишь. Аудитория, которая потребляет люкс, сильно сократилась. Это уже история нулевых. Но если взять Куршевель, Ниццу, Канны — да, там шуба и сумочка Chanel обязательно «нужны». Итальянцы хохочут: сразу видно, русская идет. Это не уличная мода и не средний класс, а «люкс-люкс», когда речь идет о миллионах и миллиардах, и надо продемонстрировать свой статус. Но это сейчас как раз исключением стало, и случается только в тех местах, где ну очень много денег.

— В ЦУМе много денег, а это, пожалуй, самый известный универмаг в стране. Туда обычные россияне ходят скорее как на экскурсию. Что в «Телеграфе» с ценами?
— В ЦУМе, кстати, есть разные этажи, четвертый — достаточно лояльный. Там нет таких сумасшедших ценников, как на втором, где, помню, в 2008 году пуховик Tom Ford стоил как Mazda — 600 тысяч рублей, и тогда их все равно моментально размели. Средний чек в «Телеграфе» летом — 7-8 тысяч, зимой чуть больше.

Вообще в представлении нашего поколения универмаг — это когда ты выбираешь себе все в одном пространстве и оплачиваешь в одном месте. В этом смысле да, касса у нас общая. Но сейчас универмаг — это нечто большее. Это арт-пространство.

Концепцию нам разрабатывало архитектурное бюро Blank Architects. Вообще ребята поляки, но работают в Москве. Здесь, на втором этаже «Астора», раньше были Bikkembergs, Richmond и другие бутики. Мы зашли в каждый, посмотрели, что можно оставить. Например, примерочная для бренда Gate31 досталась от Richmond. Когда мы ее увидели, хором воскликнули: «Вау!». Посмотрите, какая она огромная.
Вообще здание «Астора» очень крутое по архитектуре, уютное и компактное. Когда мы отмыли последнюю грязь после ремонта и включили полное освещение, мне показалось, что я попал в совершенно иное место. И это оно еще не наполнилось энергетикой. Такие помещения первые несколько месяцев всегда «холодные». Здесь люди должны подружиться. Когда начинается налаженное взаимодействие, покупатель это тоже чувствует. Это одна из моих основных задач сейчас — чтобы ребята, которые здесь работают, почувствовали себя как дома, а вас принимали как гостей.

— Разве можно со всем этим интернетом чувствовать себя в магазине как дома? Человек приходит, выбирает вещь по размеру, фотографирует артикул и заказывает эту вещь на сайте. Вы, кстати, учитывали всеобщую диджитализацию при запуске «Телеграфа»?
— Конечно. Молодые люди, которые практически родились с айфоном в руках, действительно проводят много времени в интернете, но вот парадокс — исследования показывают, что покупают они в офлайне.
Вообще моя мечта, чтобы «Телеграф» стал местом для встреч, точкой притяжения. Людям важно где-то встречаться, но в основном это какие-то кафе. Мы дополним торговое пространство лаунж-зоной. В одной части будет «Асторис» — площадка для массовых мероприятий. Насколько я знаю от отдела маркетинга, там уже все расписано до конца года. Основатели винного бара «Сияние» откроют в «Асторе» гастробар «Гонзо» и винный магазин «Тупик гедонизма». Современные люди выбирают эмоциональный шопинг. А для такого шопинга очень важно насытить пространство деталями. Когда ты попадаешь не просто в магазин, а в место, где есть возможность по-разному отдохнуть: послушать лекцию, выпить кофе или вина, встретиться с друзьями.

Люди не уходят в интернет — это миф. Если верить исследованиям, 5 лет назад только 7% россиян регулярно совершали онлайн-покупки. На сегодняшний день эта цифра не только не выросла, она ниже. Я думаю, одна из причин кроется в недостаточной защите от интернет-мошенничества.

— Есть крупные, проверенные компании — курьер привозит на дом и никаких проблем.
— Там продаются именитые бренды — люкс и масс-маркет, как и в крупных ТЦ. А мы, наоборот, уходили от такой концепции. Мы не можем конкурировать с крупными ТЦ — там тысячи квадратных метров традиционного шопинга. Но каких-то прямо прикольных вещей, на мой вкус, там нет. Почему инстаграм стал так активно работать как торговая площадка? Надоело засилье одинаковых брендов. В какой-то момент мы перестали видеть альтернативу: в любом ТЦ любого города одно и то же: Zara, Bershka, H&M. Можно купить отличные дешевые джинсы, почему нет. Но одеваться полностью в массовое производство — не хочется.

Для классного, но небольшого бренда заход в торговый центр стоит космических денег: нужно вложиться в ремонт, маркетинг, операционные расходы. И при этом ты не можешь быть уверен на все сто, что твой бизнес взлетит. Поэтому создатели таких брендов ищут какие-то подвалы, комнатки, лофты — концептуальные места. А таких, поверьте, даже в Москве немного. К тому же это, наверное, работает, если покупатель — фанат бренда, одевается только в одном магазине. Но чаще всего нам хочется иметь какой-то выбор. Вот вы едете за конкретной моделью плаща, но вдруг вам ткань не понравится? А ехать в другой магазинчик на противоположном конце города уже не хочется. У нас, сами видите, ассортимент приличный, стили достаточно разные: есть спокойные, лаконичные вещи, а где-то прямо взрыв красок.

Николай устраивает мне экскурсию по «Телеграфу». Смотрю первый попавшийся ценник: юбка, вместо 5000 рублей (перечеркнуто) — 2500.

— Уже осень, так что летняя коллекция сразу со скидками. Это Solo-U, российское производство. У них очень интересный крой и, главное, просто идеальная посадка. Люди сразу замечают разницу. В Москве они зашли сразу в несколько универмагов — вещи разлетаются.
О, а вот Must Have. У них история потрясающая. Основатель бренда Станислав Короед в совершенстве говорит по-китайски, прожил в Китае 8 лет. Там сейчас в принципе производится все: и дорогие бренды, и дешевые. И это большая проблема для многих ритейлеров: попробуй договорись с китайцами. У Стаса с этим нет проблем. Его дизайнеры пишут техзадания на китайском, поэтому крой всегда отличный. Соотношение цена-качество-стиль прямо идеальное.

— Тот случай, когда маркировкой Made in China можно гордиться?
— Абсолютно. Вот бренд ZESHOP/JEDEESSE. Его делают девчонки из Уфы: сами придумывают одежду, отшивают ее в совершенно разных местах — от Китая до Италии, участвовали в Неделе моды в Нью-Йорке. Их одежда — уже искусство, настоящий фэшн. И цена тут повыше, но все равно комфортная: вот дизайнерское платье за 9 тысяч рублей.

— Как вы выбирали бренды?
— Со многими мы работаем в Москве и других городах. Знаем, что у них хорошее качество и надежные поставки. Конечно, изучали онлайн-предпочтения ростовчан, постарались собрать пул брендов с сильным инстаграмом. Это как раз к вопросу о диджитализации. В «Телеграфе» представлены довольно известные бренды: питерский Gate31, например, или Katya Erokhina. Среди их подписчиков немало ростовчан, которые заваливали директ вопросами: «Ну, когда же, когда вы появитесь в Ростове?» Это же удобно: никаких наценок у нас нет — это обязательное условие. Зато здесь можно все примерить, пощупать, не надо ждать доставки.

Еще один большой плюс универмага — возможность постоянного обновления. Большинство брендов масс-маркета отшивают коллекцию на сезон: 3-4 месяца мы видим в торговом центре одни и те же вещи. У нас будет по-другому: эти вещи продали, завезли новые, уже совершенно другие.
В «Телеграфе» нет стен между брендами. Если мы видим, что какая-то коллекция не заходит, начинаем работу с брендом. Если результата нет — можем сократить его площадь или вовсе расстаться, вход и выход из проекта очень простой. При этом замену даже не надо искать, у нас есть «лист ожидания»: бренды, которые уже хотят зайти в Ростов. Например, Inspire Girls — в Москве у них очень хорошие показатели, но в «Телеграфе» их пока негде разместить.

Конечно, придется поработать и над продвижением, и над селекцией. Со временем мы досконально поймем, что нужно именно Ростову.

— А что на первый взгляд отличает людей на улицах в Ростове от прохожих в столицах, средней России или Сибири? Речь об одежде, конечно.
— По первому мимолетному впечатлению, Ростов показался мне более консервативным, чем, например, Екатеринбург: уральцы любят молодежный стиль. Пока запускал проект, пожил здесь, увидел, чем живет город. Оказалось, на улицах очень много ярких ребят. Как говорится, прогрессивная молодежь — с цветными волосами, модными стрижками. Ростовчане в принципе любят ярко одеваться. Вам климат позволяет: есть возможность ходить в летней одежде до глубокой осени. В кафе и ресторанах встречал много стильной публики, которой, как мне кажется, особенно не хватало такого пространства, как «Телеграф».

— Чисто ростовский лук сможем собрать в «Телеграфе»?
— Да, конечно! Я считаю, что одежда отражает наше внутреннее состояние. Чувствуешь себя сдержанно — выбери Gate31, более раскованно — Feelz или Hype.kor. Вот мы сейчас сидим в зоне Bat Norton и можем собрать ростовский тотал лук. Я же не ошибусь, если скажу, что в Ростове обожают Басту? Мне кажется, это как раз его стиль. Не милитари, а скорее андеграунд, стиль протеста. Но каким бы человек с виду ни был, внутри он может быть совсем другим. В Москве почему все такие напряженные? Сопротивление везде. В Ростове воздух добрее. У вас идешь по улице, и нет сопротивления. Здесь люди могут чаще ругаться матом, общаться по понятиям, но внутри они добрые. Такому человеку улыбнулся, сказал «спасибо» и «пожалуйста», и он тебе тоже открывается, он тебе благодарен.



На правах рекламы.