Шым из «Касты» рассказывает о фильме «Сцена — Ростов»

Шым из «Касты» рассказывает о фильме «Сцена — Ростов» История южного города стала «пилотом» в сериале о самых музыкальных местах страны.
События

Шым из «Касты» рассказывает о фильме «Сцена — Ростов»

История южного города стала «пилотом» в сериале о самых музыкальных местах страны.

Логотип Журнала Нация
В начале июня на Beat Film Festival (его называют главным российским кинофестивалем о музыке и поп-культуре) показали 60-минутный фильм «Сцена — Ростов». Это не самостоятельное кино, а пилотная серия сериала «Город и музыка» — о малых родинах больших музыкантов. Автором идеи и шоураннером выступил Борис Барабанов, известный музыкальный журналист («Наше радио», «Коммерсант»). 
Героями ростовской серии стали Баста, Шым из «Касты», Кирилл Серебренников, Вася Обломов, Сергей Пименов («ППК») и Виктор Пивторыпавло («Запрещенные барабанщики»).
Какие еще города попадут в сериал, пока доподлинно неизвестно, сайт «Кинотеатр.ру» помимо Ростова сообщает об Уфе и Санкт-Петербурге. Целиком сериал обещают показать этой осенью на платформе Premier и канале ТВ-3. 
Мы задали несколько вопросов о серии «Сцена — Ростов» Михаилу Епифанову, Шыму из «Касты».


— В сентябре прошлого года, когда очертания нового альбома «Касты» для нас уже прояснялись, я согласился поучаствовать в этом фильме для рекламы будущего релиза. Жаль, что фильм монтировали так долго. Альбом «Чернила осьминога» мы выпустили в декабре.

— Вообще как создатели фильма объяснили тебе идею: зачем этот фильм, кому он будет интересен?
— «Каста» рассказывает о Ростове» — для нас это надоевший жанр интервью. Но в этот раз проект показался чем-то большим, чем просто набор типичных вопросов. В описании было что-то вроде «серия фильмов о городах и их музыкантах». Интервьюер — Борис Барабанов, опытный журналист. Я подумал, что история, вероятно, будет снята хорошо. 

— Тебя попросили приехать в Ростов, походить по местам юности или как?
— Для съемок не понадобилось ходить по Ростову. Мы утвердили утреннюю встречу на нашей студии в перерыве между концертами в Москве. Несколько камер, свет, микрофон-петличка. Пара часов с перерывом на кофе.

— Из памяти каждого героя киношники выуживали интересные истории. О чем рассказывал ты?
— Дело было году в 2007-м. Мы выступали в Пензе на Дне города. Ранний летний вечер. Светло и многотысячно. Огромная сцена, отличный звук. Хамиль исполняет «Закрытый космос» — свою песню о любви. Внезапно на словах второго куплета
«А плюс В равно С в крутом пике,
А — это ты, В — это я в тупике»
Хамиль разворачивается спиной к публике, пронзительно смотрит на меня и, продолжая читать, начинает двигаться в мою сторону...

«Тогда наш контакт — это должно быть С,
И мой звездный корабль берет тебя в прицел».
Впившись в меня взглядом, он продолжает двигаться ко мне. Я не понимаю, что происходит.

«Сигнал тревоги верещит,
Значит, у меня больше нет силовых защит».
Хамиль мелкими шажками доковылял до меня (я стою у диджейского стола в глубине сцены), в его глазах тревога, смущение, одержимость. Он тянет руку ко мне. Мелькнула мысль, что это каминг-аут Хамиля.

«Раз следом погасла вся приборная панель.
И только в твою сторону кивает компас»
На этих словах он одной рукой обнимает меня за плечи и читает мне прямо в лицо. В его глазах отчаяние. Я выныриваю из его судорожных объятий и, двигаясь в темпе музычки, отстраняюсь в дальний край сцены.

«Я медленно дрейфую сквозь открытый космос,
Выбирая твой плен среди других планет», —
Хамиль заканчивает свой куплет, доковыляв такой же странной походкой до dj Fatface.

Дальше следует финальная песня «Вокруг шум». Я стараюсь не смотреть на Хамиля. Он читает откуда-то сзади.
Сойдя со сцены, первым делом я задаю Хамилю вопрос: «Братан, что это было?!»
И вижу сам. Каким-то невообразимым образом, резко дернувшись, он разорвал на себе брюки. Я смотрю на его рэперские штаны. На левой штанине огромная прореха от паха до икры. Сквозь прореху проглядывают семейные трусы и волосатая нога.
Не знаю, взяли ли эту историю в фильм.



— Режиссер сериала Евгения Зобнина рассказывает на сайте телеканала «2×2»: «Все шесть участников абсолютно по-разному относятся к Ростову. Для Басты это родной уголок, в который он всегда рад вернуться. Вася Обломов, напротив, отделяет себя от города и не хочет быть его частью. А Сергей Пименов всей душой возненавидел Москву, вернулся в Ростов и абсолютно счастлив». Каковы твои отношения с городом?
— Я не помню, что я там озвучил. Мои чувства к Ростову колеблются от ощущения, что мне здесь тесно, до радости, что можно прилететь на пару дней навестить родню и друзей. (Шым теперь живет в Петербурге, Влади и Хамиль — в Москве. Змей остался ростовчанином. — «Нация».)

— К слову, я спрашивал в интервью у Змея: почему у вас до сих пор нет песни о Ростове? Баста, тот постоянно респектует малой родине. При том, что есть такая шутка: «Баста гордится, что он из Ростова. Ростов гордится, что у него есть «Каста». То есть вам сам бог велел.
— Ахаха. Хорошая шутка. Не слышал. Песня есть, даже две, нет, три. «Ростов-Папа» и «Вечер красит город» Хамиля, «Люблю это место» Влади. Да, собственно, и песня «Касты» «Привет» тоже о Ростове, вот и четыре. Я думаю, Ростов достаточно равномерно растворен в нашем творчестве. Вероятно, все наши песни идут из некоего внутреннего, «глубинного Ростова» в нас.

— Еще из рассказа режиссера Зобниной: «Серебренников работал на местном телевидении и снимал, кажется, всех музыкантов Ростова». Вас снимал? Есть вообще ваши ростовские съемки? Может быть, сами пытались делать себе клипы?
— Одно из первых наших интервью мы дали в 98-м году Галине Пилипенко из «Трубы» (программа о культуре телерадиокомпании «Дон-ТР». — «Нация»). Кажется, Серебренников был причастен к этой телепередаче. Эту запись можно найти в ютьюбе, набрав «каста первое интервью». Клипы сами себе не снимали. В те времена хорошие клипы снимались на кинопленку, видеокамеры же были кассетными и снимали очень стремно.

— Чтобы музыкант, артист состоялся, стал известен, ему обязательно надо уехать из Ростова? Не знаю, ставили ли киношники так вопрос, но из шести геров фильма уехали все, и только Пименов вернулся.
— Думаю, род занятий тут особо ни при чем. Скорее это свойство начала нулевых. В «эпоху MTV» нам действительно приходилось часто тереться в Москве. Тогда не было ютьюба, и, чтобы наши клипы крутили на музыкальном телеканале, мы принимали участие в их придурковатых дневных эфирах. В то время, кажется, любой род самостоятельной деятельности подразумевал необходимость куда-то ехать: за товаром на Черкизовский рынок или на Горбушку за дисками.

— Есть ли (был ли) в Ростове музыкант, который не попал в этот фильм, но о нем, на твой взгляд, стоило бы рассказать?
— Фильм я еще не видел. Во время кофе-брейка я сказал журналисту Барабанову, что фильм будет неполным, если они не расскажут о группе «Пекин Роу-Роу». Борис ответил неопределенно-утвердительно.
(Режиссер Евгения Зобнина на сайте телеканала «2×2»: «Кроме того, мы обнаружили в музыкальной истории города потрясающую группу «Пекин Роу-Роу». Если бы не трагическая смерть ее лидера Сергея Тимофеева в Москве, группа бы встала в один ряд с «Кино» и «ДДТ», и мы все бы знали не только о ленинградском или свердловском рок-клубах, но и о ростовском». — «Нация».)

— Ну, и напоследок вопрос не совсем по теме — который я тебе никогда не задавал, но его всегда задают читатели под любым твоим интервью: когда у Шыма будет сольный альбом?
— Хех. На вопрос «когда» я пока ответить не смогу.