«Надеюсь, президент скостит срок и мужчинам, и женщинам»
События

«Надеюсь, президент скостит срок и мужчинам, и женщинам»

Коммунист, активист и бизнес-омбудсмен — о митинге в Ростове.

автор Марина Гаричян/фото Анатолий Карбинов

30 Июля 2018

В субботу, 28 июля, в десятках городов страны прошли массовые акции против пенсионной реформы, организованные КПРФ. В ростовском митинге, по оценкам организаторов, приняло участие около 3000 человек. Местные власти называют цифру скромнее — около 500.

«Москва, по ком звонят твои колокола?» — Шнуров из колонок в качестве позывного, дождь и десятки красных флагов на площади Ленина. Зрители собираются не только у памятника вождю революции: на балконах ближайших домов стоят разбуженные музыкой люди. 
К акции протеста подготовились основательно: в руках митингующих типографские плакаты с лозунгами «Пенсионная реформа — геноцид российского народа», «Каждый второй не доживет до пенсии», «Бей тревогу, молодежь, проморгаешь — пропадешь!», «Мы так не договаривались. Не воруйте у меня!».

По предложенному правительством законопроекту, с 2019 года пенсионный возраст будет поэтапно расти. Так, мужчины будут выходить на пенсию в 65 лет вместо 60, женщины — в 63 вместо 55.

За принятие законопроекта 19 июля проголосовали 328 депутатов Госдумы, против — 104, воздержавшихся не было. Поддержали реформу 10 «единороссов» от Ростовской области, против проголосовали ростовчане Николай Коломейцев (КПРФ), Сергей Иванов (ЛДПР) и Михаил Емельянов («Справедливая Россия»).

У микрофона донской депутат Госдумы от КПРФ Николай Коломейцев:



— Нет никаких оснований для повышения пенсионного возраста. Ложь, что сегодня нет денег на пенсии. В начале июня Госдума перераспределяла 1,8 трлн рублей дополнительных доходов от высоких цен на нефть… Организованные люди — это народ, неорганизованные — толпа. А толпу, как стадо, пасут и стригут. Эту технологию сейчас и применяют.
Мы в Ростовской области собрали уже 100 тысяч подписей. Если собрать всех недовольных пенсионной реформой, то Театральной площади не хватит.
Мы требуем, чтобы в России ввели прогрессивную шкалу налогообложения, чтобы богатые платили больше по налогам: так делают страны «большой двадцатки», так делают во всем цивилизованном мире. А у нас налоги платят только рабочие.

Крик из толпы:
— Надо у олигархов яхты поотнимать и раздать обычным людям, на всех хватит!

Коломейцев назвал циничным выбор даты, на которую назначено второе чтение по пенсионному законопроекту: 3 октября — в этот день в 1993 году расстреляли Верховный совет Российской Федерации.

Митинг в Ростове длился почти два часа. Выступить позволили и представителям других партий и движений. За это время коммунисты, по их словам, собрали 2850 подписей (по всей России намерены собрать 2 миллиона).

Мы спросили нескольких ростовчан, что они думают об эффективности такого митинга.

Евгений Бессонов
руководитель фракции КПРФ в ЗС Ростовской области


— Пенсионную реформу в первом чтении приняли, когда вся страна кричала: «Гол!». Но именно в это время забили гол всем 50-летним.

Когда нормальные ребята освободили Кубу, всех людей вывели на площадь, и Фидель Кастро напрямую разговаривал с ними. Результатом этого стало лучшее образование в мире, лучшая медицина в мире и гармоничная жизнь народа.

Негодяйские вещи совершаются в тишине. А когда люди общаются между собой на площадях, то так мы сможем навести порядок.

Та же проблема дольщиков — это дело 15 минут. Если 5-10 тысяч человек выйдут и потребуют решить вопрос незамедлительно, я уверен, вопрос закроют. Люди, которые находятся в подвешенном состоянии: под следствием, без жилья, без денег — это то, что нужно власти.

Я не думаю, что подписи, которые сейчас собирают, непосредственно решат вопрос пенсионной реформы, но они помогут организовать людей на массовые мероприятия.


Александр Хуруджи
бизнес-омбудсмен, заместитель председателя «Партии роста»


— Предложенный вариант (реформы) исходит из того, что повысить эффективность работы Пенсионного фонда невозможно. Да! Нынешний Пенсионный фонд надо расформировать. Это структура, доказавшая, что не способна решать поставленные задачи. Для сравнения: тот же Сбербанк выполняет не менее важную роль и справляется, так что все вопросы к управленцам.

Митингами сегодня ничего не решишь. Люди, которые принимают решения в стране, давно не обращают на них внимания. Отсюда и реакция умной и чувствительной оппозиции в Ростовской области: 200-400 человек (собирающихся на митинги) — это максимум возможностей.

Местные власти предлагают обязать работодателей создавать рабочие места для людей предпенсионного возраста? Об этой идее лучше даже не думать. Вкупе с ростом НДС и другими инициативами — «запретить, задавить, всех посадить» — это приведет к резкому спаду активности предпринимателей. Даже существующее число рабочих мест будет сокращаться, если и дальше так активно преследовать бизнес. 


Николай Картошкин
общественный активист


— По моей оценке, на сегодняшнем митинге было 1500-2000 человек. Многие приходили, просто оставляли подпись и уходили. Это объективно самый массовый оппозиционный митинг в Ростове за последние годы. Место проведения, конечно, было неудобное, гораздо лучше подошла бы Театральная площадь.

Если бы на митинг в Ростове пришло 25 тысяч человек, которые не поместились бы, тогда власть обратила бы на нас внимание. Единственный случай (который я помню), когда жители Ростова повлияли на ситуацию, — это массовое шествие в декабре 2010 года в память о студенте Максиме Сычеве (студента РГСУ до смерти избили сокурсники-приезжие из другого региона). Виновного после митинга осудили.

Я думаю, в Пенсионном фонде действительно не хватает денег. Счетная палата официально заявляет, что на сделках и госконтрактах где-то были потеряны 1,5 трлн рублей. Вернули всего 18 млрд, это чуть больше 1%. Я сторонник всевозможных заговоров, поэтому умножаю 1,5 трлн на три — минимум. Вот эту проблему надо решать.

Где еще взять денег? У нас есть госкорпорации, чиновники, «золотые парашюты». Если хотите, чтобы народ затянул пояса, надо их и самим затягивать. Можно уменьшить зарплату депутатам Госдумы, хотя бы вдвое.

Госдума примет любой закон, я не сомневаюсь в этом. Но я надеюсь на президента, который скажет, что время для повышения пенсионного возраста не пришло. В лучшем случае зарубит законопроект, а в худшем — женщинам повысит только на 3 года, а мужчинам — на 2.