«Драться надо, во-первых, за жизнь, а во-вторых, за честь»
Люди

«Драться надо, во-первых, за жизнь, а во-вторых, за честь»

Боксер-супертяж, депутат Госдумы Николай Валуев — о главной угрозе человечеству, пыли на шкафах и детях, садящихся на шею.

автор Екатерина Максимова/заглавное фото Наталия Колесникова, AFP.

21 Августа 2018

 Николай Сергеевич, мы перманентно обсуждаем с героями затянувшийся кризис. Многие убеждены, что русским полезны встряски. Вы что думаете?
— Полезны, сто процентов. Потому что поговорка: пока гром не грянет, мужик не перекрестится — это очень точная характеристика русского народа. Сложные условия нас всегда активизируют.

— Время от времени вы живете в Германии…
— Интересно, когда я это жил в Германии?

— Так говорит интернет.
— Когда я занимался боксом, то мое вынужденное нахождение там во время сборов лишь с натяжкой можно было назвать жизнью. И чем быстрее я уезжал после боя, тем комфортнее мне было.

— И все же, вопрос о немцах: есть чему нам поучиться у них?
— Кое-чему можно — в первую очередь, умению строить дороги.
инстаграм @nickvaluev
— Помните, российские СМИ обсуждали заявление Меркель о трех главных угрозах человечеству? Канцлер назвала таковыми аннексию Крыма, лихорадку Эбола и «Исламское государство» (организация признана в России террористической и запрещена). А что вы назовете такими угрозами?
— Эбола — это, на мой взгляд, проект глобальных фармацевтических корпораций, и со временем я убеждаюсь в этом все больше. ИГИЛ (организация признана в России террористической и запрещена) — точно такое же искусственное образование, которое просто вышло из-под контроля соответствующих структур Госдепа США. А «аннексия» — это исключительно личное отношение госпожи Меркель к волеизъявлению более 90 % жителей Крыма. Главная угроза сегодня — это желание транснациональных корпораций навязать миру идею безграничного потребления. Событий, обслуживающих эту идею, очень много, всех не перечислишь, к ним относятся разрушение Югославии, войны в Ираке, Ливии, Сирии, Йемене, Сомали. Нет ничего страшнее геополитического ущерба, который наносит миру алчное поведение определенной группы лиц. И если бы не было усилий по сдерживанию этих явлений, сегодня война касалась бы гораздо большего количества людей, чем можно себе представить.

— Вопрос сильному человеку. Понятно, что большая сила — это большая ответственность. Но в каких-то случаях вы говорите сыну: вот за это обязательно надо драться?
— Драться надо, во-первых, за жизнь, а во-вторых, за честь.

Дети могут сесть на шею. И посидеть. А могут и свалиться — мое терпение не безгранично.

— Вам в детстве не хватало чего-то, что есть сегодня у ваших детей?
— Вообще, мне в детстве хватало всего, кроме разве что каких-то мелочей, которые, как оказалось впоследствии, не имели особого значения. Конечно, у моих детей сегодня гораздо больше возможностей, чем было у меня. Но вот воспользуются ли они ими, это большой вопрос. Лично меня отсутствие некоторых возможностей только мотивировало. В абсолютной сытости — это я сейчас не конкретно про своих детей, а в принципе — очень редко возникает мотивация. Понятная человеческая природа.

— Вы строгий отец?
— Дети могут сесть на шею. И посидеть. А могут и свалиться — мое терпение не безгранично. Хотя вот Гриша (сейчас ему 16 лет) говорит, что я не строгий.

— Главное правило бокса?
— Дух всегда выше физических возможностей. И это не только в боксе.

— Есть профессиональный рецепт, как не впасть в ярость?
— Нет, это абсолютно индивидуально.
инстаграм @nickvaluev
— Бокс, наверное, единственный вид спорта, где чуть ли не годами готовишься к конкретному бою, а проиграть можно на первых секундах. Как бой выглядит изнутри?
— Время может замедляться. Если бой проходит вязко, тяжело. Кто-то рассказывает, что видит отдельные моменты схватки в замедленном режиме, но мне такого испытывать не доводилось. Наверное, это встречается у особо продвинутых спортсменов.

— История, когда вам вручили чемпионский пояс, а он оказался мал, часто в вашей жизни повторяется?
— Нет, нечасто.

— Это вопрос о той части вашей жизни, которая неизвестна среднему человеку. Говорят, мир для высокого человека грязнее, та же пыль на шкафах заметнее.
— Ну, знаете, не так важна пыль на чужих шкафах. А дома у меня достаточно чисто.


Из бумажного архива «Нации», №17, ноябрь 2015 года.