Когда в Ростове не станет бродячих собак? Отвечает «Собачий патруль»
События

Когда в Ростове не станет бродячих собак? Отвечает «Собачий патруль»

В городе начал работу Центр по стерилизации и вакцинации бездомных животных.

автор Анастасия Шевцова/заглавное фото Михаил Рыбалкин

15 Октября 2018

В 2016 году предприниматель Сергей Меньшиков предложил создать в Ростове Центр массовой стерилизации собак. Его поддержали другие бизнесмены (среди них директор Ростовского цирка Дмитрий Резниченко и основатель Музея современного изобразительного искусства на Дмитровской Елена Левина), а также зоозащитники и активисты. В сентябре запущена первая очередь Центра. Проект получил президентский грант, но в основном существует за счет учредителей и благотворительных сборов.
Мы поговорили с идейным вдохновителем проекта Сергеем Меньшиковым, Еленой Левиной и директором центра Маргаритой Карповой.

Что такое «Собачий патруль»?

Елена Левина: — «Собачий патруль» — это центр стерилизации бездомных собак. Стерилизация — довольно дорогая процедура. Цена одной операции в Ростове колеблется от 2,5 до 5 тысяч рублей в зависимости от веса животного. Мы это делаем бесплатно.

Маргарита Карпова: — Наверное, большинство организаций для помощи животным функционируют в качестве приютов. Мы изначально позиционировали себя не как место, куда можно привезти и сдать собаку на неограниченное количество времени. Это хорошее, важное и нужное дело, но оно, к сожалению, никак не решает проблему бездомных собак. А мы нацелены на решение именно этой проблемы, хотим, чтобы на улицах их было меньше. При этом мы понимаем, что убивать их не только жестоко, но и бессмысленно, поэтому занимаемся массовой стерилизацией бездомных животных. Этот метод называется ОСВВ — «Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат». Мы хотим добиться такой ситуации, когда появление собаки на улице без сопровождения хозяина будет чрезвычайным происшествием.


Разве после стерилизации бродячие собаки не остаются опасными для человека (могут напасть, являются переносчиками заболеваний и т.д.)?

Левина: — Конечно, не исключены такие случаи, но их вероятность очень сильно уменьшается. После стерилизации у собак сильно меняется настроение, они становятся менее агрессивными. У них пропадает инстинкт размножения, им нужно будет только добывать еду. Где чаще всего питаются бездомные собаки? На помойках? Помоек у нас достаточно.

Сергей Меньшиков: — Мы говорим, что теряя инстинкты размножения и охраны потомства, собаки становятся менее агрессивными. Наши противники считают наоборот. Давайте условимся так — допустим, уровень агрессии не меняется. Но при массовой стерилизации через 5-7 лет на улицах города вообще не будет собак. Если же этого не делать, то те же собаки, в том числе агрессивные, что бы ни делало общество, останутся на улицах, как это было всегда.
Собака на улице в среднем живет 5-7 лет. Она будет охранять свою территорию от других животных, а мы будем стерилизовать остальных. За это время — 5-7 лет — собаки умрут естественным путем, и стая не принесет новых. Останутся единичные случаи (например, если животное выкинут на улицу хозяева), но они не будут влиять на ситуацию. Через эти 5-7 лет «Патруль» будет продолжать работу, я думаю, уже как клиника или питомник.
Поймите, стерилизованная собака — это уже не бездомное животное, а инструмент по борьбе с ними.

Карпова: — Стерилизованная собака не только защищает территорию от других животных. Мы прививаем собак от бешенства. Вакцинированная собака выполняет функцию живого щита. Если вдруг из рощи выбежит бешеная лиса, на привитой собаке вирус остановится и дальше не пойдет. По этой причине ВОЗ рекомендует именно этот метод работы с безнадзорными животными.

Меньшиков: — Более того, именно ВОЗ разработала и внедрила метод ОСВВ. Мне казалось, что это должно быть своего рода паспортом качества. Но в администрации города рекомендации Всемирной организации здравоохранения не сочли весомым аргументом, и с чиновниками мы общий язык не нашли. К сожалению, поддержки со стороны властей «Собачий патруль» не получает.


Почему не работают другие методы?

Меньшиков: — Безвозвратный метод не решает проблему. К безвозвратным методам относятся отлов и уничтожение или содержание в приюте. Это не работает, потому что популяция восстанавливается. Если мы не возвращаем собак, их место тут же занимают новые, которых рожает стая.
Сегодня город строит приют на 1,5 тысячи собак за 40 миллионов рублей. Оставшиеся на улицах 8,5 тысяч собак нарожают эти полторы тысячи за полгода. Какой тогда выход? Потратить 300-400 миллионов рублей на строительство гигантского приюта? Но этих животных нужно же потом кормить и поить, на это тоже нужны средства. К тому же я сильно сомневаюсь, что в большом приюте собаки будут содержаться в хороших условиях. Это будет концлагерь.

Карпова: — Поэтому устранять нужно именно причину того, что животных на улице много. Их две. Первая — естественная, биологическая. Животное обладает огромной способностью к размножению. Если мы отловим стаю, и на ее место придет одна собака, она принесет 10 щенков, и стая разрастется вновь. Вторая причина — это отношение людей к ситуации. Поэтому одна из функций нашего центра — просветительская. Нельзя выбрасывать собаку на улицу, нельзя не стерилизовать ваше домашнее животное, которое бегает по улице, живет во дворе. Нельзя выставлять на улицу коробку с щенками — авось кто-то заберет. Люди должны ответственно относиться к животным.


В каких городах и странах метод стерилизации бездомных животных оправдал себя?

Левина: — Практически во всем цивилизованном мире. Этот метод применяется в большинстве европейских стран. Вы с трудом отыщете бездомную собаку на улицах, например, Берлина. Успешно проект реализован в Грузии. В Тбилиси можно наткнуться на собаку с желтой биркой на ухе — это значит, что она стерилизована и привита. В тех американских штатах, где метод ОСВВ используют, проблема с бездомными собаками решена.

Карпова: — В России есть несколько городов, где метод показал себя эффективным. Прежде всего, это Санкт-Петербург. Там ОСВВ применяется последние 10 лет. И сейчас Петербург занимает последнее место среди городов-миллионников по количеству жалоб о нападении бездомных собак на людей. Еще один успешный пример — Нижний Новгород.

Меньшиков: — В нижегородском центре мы были в декабре 2016 года. Провели у них целый день, посмотрели, как они работают, и до сих пор находимся в постоянном контакте. К тому моменту они работали три года, и за это время популяция снизилась на 40%. Сейчас эта цифра достигла 70%. Колоссальные результаты. Теперь центр частично переоборудован под приют, поскольку для стерилизации уже не требуется изначальных мощностей. В этот приют забирают оставшихся собак, потому что сейчас на их место уже не придут новые особи.

У меня во дворе живет стая бродячих собак. Я могу обратиться в «Патруль»?

Левина: — Да, можно нам позвонить, вас запишут на прием. В определенный день вы должны будете привезти собаку на стерилизацию. После операции животное находится у нас на передержке, его кормят и оказывают всю необходимую медицинскую помощь. После реабилитации вы должны забрать собаку и вернуть ее в привычное место обитания.

Карпова: — В настоящий момент наши финансовые возможности не позволяют нанять в штат ловца, поэтому собак нужно отловить и привезти самостоятельно. Мы принимаем животных от всех людей и делаем это абсолютно бесплатно. Наша сегодняшняя мощность — 120 собак в месяц, это немало. Но представьте, насколько это недостаточно в масштабах города, если запись в настоящий момент уже ведется на декабрь.
Если у собаки высокая температура, рвота или какие-то травмы, которые требуют серьезного врачебного вмешательства, ее необходимо отвезти в клинику. Мы занимаемся стерилизацией и принимаем животных, чье состояние здоровья позволяет проводить подобное хирургическое вмешательство.
Большинство собак привозят наши кураторы.
  
Меньшиков: — Кураторы — это люди, которые живут или работают рядом с такими животными. Бездомные собаки чаще всего ютятся на стройках, автобазах, в промзонах. Кураторы — обычные люди с ограниченными финансовыми возможностями, но с большим сердцем. Они подкармливают животных, но понимают, что стая из пяти особей принесет весной 25 новых собак.
Иногда люди возмущаются тому, что мы возвращаем собак на место. Это инфантилизм. Во-первых, это неправильная позиция: «Мне все должны». Никто вам не должен. Я занимаюсь проектом два года, ничего на нем не зарабатываю, скорее, наоборот. Просто мне не все равно, я хочу решить проблему.
Во-вторых, повторяю: если мы не вернем собак, на их место придут новые. Если рядом с вашим жилищем бегает свора, мы можем помочь. Но вы и сами должны включиться в решение проблемы.


Когда в городе будет безопасно гулять с ребенком, не боясь, что его покусают бродячие собаки?

Карпова: — К сожалению, невозможно решить проблему в одночасье. Эта ситуация формировалась годами. Для того, чтобы метод ОСВВ сработал, необходимо стерилизовать не меньше 80% популяции. Это можно решить только путем мощной инфраструктуры и массовых операций. Именно это мы и планируем сделать. Как я уже говорила, сейчас наша мощность составляет 120 собак в месяц. Это много, но недостаточно.

Левина: — В Ростове по оценкам около 10 тысяч особей собак. Если мы сможем запустить следующую очередь центра и выйти на мощности, которые нам нужны (это 600-700 собак в месяц), то через 4-5 лет горожане увидят результат: на улице собак почти не останется. Они перестанут размножаться, будут умирать естественной смертью и не будут оставлять потомства.

Карпова: — На сегодняшний момент, чтобы стерилизовать по 5 собак в день, нам необходимо 400 тысяч в месяц. Каждый месяц из фонда президентских грантов мы получаем 100 тысяч. Порядка 150 тысяч — это средства наших учредителей. Оставшиеся 150 нам нужно привлекать. И мы призываем тех, у кого есть возможность, стать нашим благотворителем на регулярной основе и присылать любую необременительную сумму, пусть даже 100-200 рублей в месяц.


Заявки на стерилизацию собак принимаются по телефону: +7 (919) 891-08-99. Перевести средства можно на карту Сбербанка 4276 5204 9790 0569, подробности на сайте dogpatrolrostov.ru и в социальных сетях (фейсбук, ВК).