«Когда увидела китайских военных в «Эпидемии», от неожиданности захохотала»
События

«Когда увидела китайских военных в «Эпидемии», от неожиданности захохотала»

Писатель Яна Вагнер — о послевкусии от сериала по мотивам своей книги.

автор Андрей Бережной/ заглавное фото кадр из сериала «Эпидемия».

5 Февраля 2020




«Эпидемия» режиссера Павла Костомарова стала не только одним из главных сериалов прошлого года, но и русских сериалов вообще. 
Поговорили с Яной Вагнер, автором романа «Вонгозеро» (по мотивам которого был снят сериал) — о том, чем понравился/не понравился первый сезон и когда нам ждать второго.


— «На самом интересном месте!» — вот что можно сказать о финале «Эпидемии». Будет ли второй сезон и когда? Будете ли вы принимать в нем какое-то участие? Ведь у вас уже есть продолжение — «Живые люди».
— Да, судя по открытому (и это мягко сказано) финалу, второй сезон планируется. Никаких конкретных разговоров я пока не слышала, но зрители приняли «Эпидемию» хорошо, сериал состоялся, так что, думаю, снимут. Хотя вряд ли быстро — год на сценарий и минимум год на съемки, поэтому придется подождать. Права на экранизацию второй части дилогии у Premier давно, с самого начала, но «Живые люди» в качестве основы для второго сезона вряд ли теперь пригодятся, история в фильме слишком далеко ушла от романа.

В предыдущем интервью «Нации» вы сказали, что обсуждали со съемочной группой сценарий и предложили несколько своих идей. Что из них попало на экран?
— Теперь и не знаю, если честно. Сразу было ясно, что на историю я повлиять не смогу — фильм изначально задумывался как остросюжетный блокбастер, так что все мои предложения были точечными и касались только персонажей, их характеров и мотивов. Очень хотелось добавить им объема, неоднозначности, сделать сложнее. В жанровом кино, рассчитанном на массового зрителя, всегда есть риск, что герои получатся одномерными и шаблонными, потому что на драму нет времени. Я в такой подход не верю, без продуманной драмы никакие истории не работают, и все великие жанровые фильмы тому подтверждение — пересматриваем мы только те, где к ней отнеслись всерьез. В сценарии «Эпидемии» немало ярких идей, чего стоит хотя бы вставка про кафе «Натали» или партизанская война под Череповцом, у сериала большие амбиции, огромный бюджет, широкий замах, талантливый режиссер. Обиднее всего было бы героев при этом превратить в куклы с табличками Буржуй и Интеллигент, Стерва и Цветочек, Оторва и Ботаник, Шлюха и Алкоголик, и за полтора года, пока обсуждался сценарий, я довольно много писем про это написала. Насколько они пригодились, не знаю.

— Кто придумал добавить в сериал китайцев (в «Вонгозере» их, по-моему, нет)?
— Китайские военные в Карелии — это уже какой-то комикс, конечно, и, разумеется, в романе их нет. Я, например, захохотала, когда их увидела, а это вряд ли эффект, на который рассчитывали создатели. Хотя последняя серия сезона вообще очень странная и вся как будто склеена из клише, которые надерганы к тому же из разных смежных жанров, такой выстрел во все мишени, просто на всякий случай — и зловещие азиаты из американских 80-х, и венчание на четверых в деревенском храме. Но давайте спишем это на детские болезни русского жанрового кино, которое хочет надеть все красивое сразу. Может, по-другому и правда нельзя поначалу.

— Люди сегодня делятся на две категории: одни терпеливо смотрят по одной серии в неделю, другие еще более терпеливо дожидаются выхода всего сезона, но потом смотрят запоем. Как смотрите вы?
— Пилотную серию я увидела раньше всех: один из продюсеров, Александр Бондарев, показал мне ее в самом начале, где-то за год до премьеры, и это было очень здорово — у них в офисе настоящий собственный кинотеатр, и показ устроили специально для меня. Вторую я видела весной на ММКФ, а в ноябре на Premier посмотрела третью, но потом решила остановиться, потому что так смотреть сериалы, конечно, невозможно. Зритель я запойный, и мне проще дождаться и проглотить весь сезон разом. Тем сложнее было, когда начался показ «Эпидемии» и мне начали задавать вопросы, а я-то не смотрела до января, ждала, пока он закончится. Там громкий цензурный скандал случился, например, вокруг пятой серии (сериал приостановили после того, как был показан народный бунт против силовиков; по некоторым данным, показ возобновили после личного вмешательства министра культуры Мединского. — «Нация»), и у меня все просили комментарий, а я не видела ни эту серию, ни предыдущую, потому что твердо решила дождаться финала. Было непросто.

— Что вы как автор «Вонгозера» не приняли в «Эпидемии»? Кто из героев на экране вел себя не так, кто вообще появился зря?
— Как автору «Вонгозера» мне довольно быстро пришлось научиться воспринимать сериал как отдельную историю, которая к роману отношение имеет очень косвенное, и по-моему, с этим я справилась еще до начала съемок. Так что меня совершенно не смутили изменения в сюжете, и появление новых персонажей я тоже приняла легко, это было скорее интересно. И бог с ним, в самом деле, с китайским летчиком в финале, я даже смирилась с тем, что из несчастных заразившихся зачем-то сделали безумных белоглазых зомби — ну что поделаешь, жанр. В общем, автор я не очень ревнивый, а вот как у зрителя у меня возникло немало вопросов к драматургии. К логике поступков, к отношениям между героями и к тому, как прописаны их характеры и конфликты. Любовная линия между подростками, например, показалась мне искусственной и неловкой, а еще и закончилась венчанием (нет, серьезно, венчание?), и очень мешали шаблоны, придуманные для двух главных героинь, да и для остальных героев тоже. На счастье, фильму невероятно повезло с актерами, которые с первых же кадров вырвались из жанровых рамок и сыграли гораздо сложнее и серьезнее.
@epidemia_premier
— Марьяна Спивак — лучшая, на мой взгляд.
Марьяна Спивак — невероятная. Запихнуть ее в банальную роль «стерва-бывшая» невозможно, она слишком большая актриса для этого штампа, а в сцене, где ее героиня ищет сына в поселке под Череповцом, она дает такую трагедию, что превращается чуть ли не в брехтовскую мамашу Кураж. Я читала интервью режиссера Павла Костомарова, где он рассказывает, как Спивак потрясла и даже, кажется, испугала и его, и всю съемочную группу, и абсолютно с ним согласна.

Вообще, самое большое достоинство «Эпидемии» — сильный, блестящий актерский состав, и за то, что делают на экране артисты, фильму можно многое простить. Смотреть, как играют Виктория Исакова, Анна Михалкова, Александр Робак, Кирилл Кяро, Александр Яценко и Юрий Кузнецов — одна радость, они наполняют смыслом любые реплики и добавляют объема и красок даже спорным сценарным решениям. Но я сейчас не только о признанных звездах. Есть еще, например, удивительная работа Эльдара Калимулина в роли мальчика с синдромом Аспергера, и отдельно меня поразило преображение Натальи Земцовой, которая в седьмой серии вдруг показывает настолько настоящие безумие и горе, что за этим физически больно наблюдать. Словом, это правда кастинг мечты, браво.
@epidemia_premier
— «Эпидемия», кажется, первый русский сериал, который будет интересен и понятен иностранцам. Мы постоянно мучаем режиссеров и сценаристов: что бы такого снять русским, чтобы завоевать мир? При этом, чтобы там была какая-то русская аутентичность, чтобы сериал не был вторичным.
— Мне кажется, в последнюю очередь русскому кино (да и литературе тоже) следует стараться угадать, что бы такое сделать, чтобы завоевать мир. Как раз из таких попыток играть на чужом поле чужими игрушками вырастают безжизненные вторичные клоны, и даже если забить их матрешками по самую крышу, никакой аутентичности не получится. По-моему, прежде чем завоевывать насмотренного и избалованного иностранного зрителя, нужно научиться уважать своего, который тоже вообще-то давно избалован и насмотрен, и всегда сразу чувствует лажу. Писать для него умно и сложно, снимать нестыдно и разное, играть всерьез. Именно свой зритель для всякого национального кино — главная аудитория и самый объективный судья, с которым надо постоянно сверяться — зашло ли, правдиво ли получилось. И только он позволит нащупать наконец эту самую аутентичную интонацию. Она появится сама путем естественного отбора, и не надо будет мучиться и угадывать, чем бы зацепить условных отборщиков Netflix или «оскаровский» комитет.

— «Эпидемия» заняла второе место в рейтинге лучших российских сериалов-2019. Заняла авансом: на момент опроса кинокритиков вышло всего две или три серии. Вам успех сериала уже как-то аукнулся?
— Экранизация — вообще здорово, а успешная тем более. Я могу брюзжать сколько угодно (и буду), но в том, что «Эпидемия» состоялась, никаких сомнений нет, и дело не в рейтинге кинокритиков, и не в том, что весь декабрь о фильме как заведенные писали не только самые разные СМИ, но и вся моя капризная фейсбучная лента, например. У сериала невероятное сарафанное радио, его посмотрели не только все поклонники жанра, но и те, кто вообще не любит такие фильмы. Кто-то — ради любимых актеров, кто-то — потому что читал книгу, другие — из-за цензурного скандала, третьи — просто потому, что таких масштабных проектов в русском кино не так уж пока и много. И конечно, как всегда после яркого фильма, у романа появилась новая аудитория, «Вонгозеро» и «Живых людей» переиздали в кинообложках и несколько раз уже допечатали, все хорошо.
@mofevna
— Какую историю вы пишете сейчас и когда мы ее прочтем?
— Я придумала новую историю, и снова довольно страшную. В ней не будет никаких уже фантастических допущений, как в «Вонгозере» и «Живых людях», и это не детектив, как «Кто не спрятался». И все-таки в четвертой книге я опять поместила обычных людей в невыносимые обстоятельства и заставила их выкручиваться, тема-то бесконечная. Только теперь людей больше, а времени у них меньше, вся история уложится примерно в одни сутки. И все идет к тому, что фильм по ней тоже будет.
Но говорить о незаконченной работе всегда трудно, и к тому же я суеверна, так что
больше рассказать пока не могу.