«Будет ли доллар снова по 25?», «надо ли первоклашкам уже учить китайский?» и другие неожиданные вопросы знающему человеку
События

«Будет ли доллар снова по 25?», «надо ли первоклашкам уже учить китайский?» и другие неожиданные вопросы знающему человеку

Разговор с экспертом по бизнес-стратегиям Сергеем Макшановым.

автор Светлана Соколова.

21 Февраля 2019

Сергей Макшанов — известный российский эксперт по бизнес-стратегиям, управляющий ГК «Институт Тренинга — АРБ Про», доктор психологических наук.
В Ростов Макшанов приезжал в роли спикера конференции «Базовые стратегии-2019». Встретились с ним после выступления и задали вопросы, которые волнуют редакцию и не только ее.

— Конец 2018 года выдался каким-то безрадостным. И никто особенно не пытался обнадежить нас насчет жизни в 2019 году: вот вам повышение НДС, пенсионная реформа, рост тарифов ЖКХ, цен на бензин. А что вы скажете о 2019-м, вы видите какие-то проблески в нем для обычных россиян и для владельцев малого и среднего бизнеса?
— Растет количество людей, которые понимают, что нужно брать жизнь в свои руки — их становится все больше. Растет количество людей, которые побывали хотя бы где-нибудь в Польше или Финляндии, или даже Сингапуре — и теперь это уже другие люди. Казалось бы, 2019 год, кто чего не видел, все уже везде съездили. Но все равно у нас огромное число россиян, которые ни разу не выезжали из дома. Так что можно безвылазно находиться где-нибудь в прекрасном городе Пенза и судить об окружающем мире, опираясь на «кто-то что-то сказал» и на вид близлежащего покосившегося забора.

Дальше. Интернет дает людям возможность запускать большие, серьезные проекты вне всяких институций и госструктур.
У нас хорошие возможности для экспорта всего, особенно программного обеспечения, да и вообще различных услуг и товаров из-за соотношения «цена-качество», из-за слабого рубля. Понемногу растет количество территорий, где возникают примеры удачных проектов. Вот, кстати, в Пензе начали варить кленовый сироп. Клены там давно растут, и кого-то осенило (а может, как раз в Канаду съездили и поняли), что кленовый сироп — это отличная идея для блинчиков и мороженого. В Екатеринбурге создали препарат — кальций, обработанный таким образом, что он имеет уникальные показатели по усвоению организмом.

Я далек от оптимизма: бизнес-климат в России очень недружелюбный, но тем не менее у меня есть ощущение, что если пару лет назад все это делалось вопреки и тяжело давалось, то сейчас вроде как помех меньше и появляется все больше предложений, не просто «про заработать», но и про «людей порадовать».

Проект inDriver — агрегатор такси не откуда-нибудь, а из Якутии. У них хорошая бизнес-идея, предложение довольно сильно отличается от конкурентов. Они уже вышли на экспорт — это Евразийский союз, Мексика, Чили, Бирма. И мне нравится, как они формулируют свою миссию: стремление из региона сделать мировой бизнес — не на алмазах, не на нефти, не на срубленных деревьях, а на отличной идее.

Если меня разбудить ночью и спросить: «Что в России хорошего?», меня нельзя будет остановить: я часов пять точно смогу называть хорошее, и больше половины из того, что я назову, никто не знает, никогда об этом не слышал. Почему? Об этом не пишут. Наверное, стесняются.

К 2030 году Китай скорее всего станет экономикой номер один. Pax Americana постепенно уйдет в тень.

— Наивный обывательский вопрос, но: мы больше никогда не увидим доллар по 25 рублей?
— Почему? Хоть по 5 рублей. Мы же видели доллар по 67 копеек в СССР. Но России сейчас не нужен сильный рубль.
Сегодня в мире главные валюты — это доллар, евро, фунт стерлингов и японская иена. Они входят в корзину ключевых международных резервных валют. В 2015 году МВФ включил в эту корзину и китайский юань. Пока он только набирает силу, однако сомнений нет, что доля юаня будет расти. Основной драйвер — нефтяная биржа, которая работает в юанях, и то, что юань присутствует сейчас на огромных территориях, в Африке, например, уже везде. А что такое одна Нигерия? Это 200 миллионов человек. Так что китайская пружина еще не распрямилась до конца. К 2030 году это будет экономика номер один с вероятностью 80-90%. Pax Americana постепенно уйдет в тень.

— Ребенка-первоклассника уже стоит отдавать на китайский язык вместо английского?
— Китайская гегемония, конечно, настанет. Точнее не гегемония, а экономическое доминирование. Поэтому экономическая прагматика в этом есть. Я бы так ранжировал: первым учите китайский, второй — испанский, а третий — английский. Только не вместо, а вместе. Испаноговорящих тоже будет все больше, и в какой-то момент точно станет больше, чем англоговорящих. Но английский и китайский стоит учить не только поэтому.

Постараюсь быть очень кратким, хотя на этот вопрос в двух словах не ответишь. Понятно, что все то, что нужно сделать для обеспечения хотя бы равного старта для ребенка, нужно сделать. Помните, что из тысячи человек, родившихся примерно в одно время, высоких достижений добивается один. Каков в этом успехе вклад семьи? Как минимум, 60%. С 3 до 5 лет — это сенситивное окно, дети в этом возрасте по щелчку пальцев учат чужой язык. Не зря в дворянских семьях начинали учить иностранный именно в этом возрасте. После уже поздновато. Но тем не менее. В мозг человека нужно загрузить левополушарный язык, английский, например. Но есть еще правополушарные языки, и это совсем другая история. Моя дочка заканчивала восточный факультет: японский и китайский языки в СПбГУ. Я правильно не могу даже nihao сказать, дочка смеется над моим произношением: отлично, только ты сказал не «привет», а что-то вроде «бобик сдох». Правополушарные языки — корейский, японский, китайский — очень сложные. Известно, что их носители — суперинтеллектуальные нации. Так что надо учить как минимум один левополушарный и один правополушарный язык. Еще один важный момент — надо постараться устроить так, чтобы 80% своего времени ребенок проводил не со сверстниками, а со взрослыми людьми, которые что-то умеют делать. Самое страшное — организовать обратную пропорцию, погрузить ребенка в бесконечную бивис-баттхед коммуникацию.

А если речь о взрослом человеке, о студенте, то номером один в будущем станут гибридные компетенции. Скажем, человек, который компетентен в программировании, в области искусственного интеллекта, имеет вдобавок образование в области биотехнологий, фармдела. А если этот человек изучит еще философию, он будет незаменим.

Русские проявляют себя лучше всего в работе над невозможным, над тем, чего еще мир не видел. А основная наша проблема — договороспособность.

— Если бы у вас был совершенно свободный миллион рублей, в какой бизнес вы вложили его в 2019 году?
— Миллион рублей маловато. Ну, ладно. В экологическую еду. В кур юрловской породы — уникальных, семикилограммовых. В настоящее и полезное.

— А миллион долларов?
— Миллион долларов маловато. Как вариант, в раздельную частную школу. Для девочек или для мальчиков. На две не хватит.

— Поперек мейнстрима. Поборники гендерного равноправия вас не поймут.
— Ну, что делать. В 2018 году появился термин «сексвизиция» — в ответ на все эти истории, когда кто-то вспомнил, как 35 лет назад его ущипнули за коленку. А про раздельное обучение вот что. Мальчики есть мальчики. Девочки есть девочки. Может, это немодный стереотип, но он мне дорог. Исследования говорят, что в районе 4-го класса, например, мальчика настигает первая влюбленность. И вот первая влюбленность, а ее объект — за соседней партой. Все, это отключенный мозг на ближайшие полгода. Я не говорю, что обучение должно быть только раздельным, но считаю, что так тоже должно быть, должен быть выбор, должно быть предложение.

— Еще 2019 год, как пишут аналитики, станет первым годом, когда в компаниях начнут вместе работать представители трех поколений: X, Y и Z. Как эксперт по управлению персоналом видите ли вы какие-то проблемы в совместной работе людей, родившихся во 2-м тысячелетии и в 3-м?
— Скорее с 2023 года: в компании придут те, кто родился в 2000 и закончит к тому моменту вуз. Это люди, которые больше времени жили в виртуальной реальности, чем в реальной. Вот это серьезный момент. Я — продукт формирования в абсолютно реальном мире. Снег — это снег, драка —это драка, объятия — это объятия. А не лайки и игноры. Я могу сконцентрироваться и 50 минут неотрывно думать о чем-то серьезном. У человека, который привык скакать без остановок в интернете, случится шок после 3 минут концентрации. Но я не думаю, что мы не найдем общего языка. Я первого миллениала встретил в 1980-х, ему было 75 лет, и он полностью отвечал всем характеристикам поколения. А есть такие, смотришь, ему 20 лет, а он — чистый человек эпохи радио.

— Что, по-вашему, сильные стороны российского работника и в чем мы проигрываем работникам других стран?
— Отличные качества мы проявляем в нестандартных ситуациях и диком экстриме. Работа над невозможным, над тем, чего еще мир не видел. Надо помыться в домне? Сделаем. А основная проблема — договороспособность.

И чувство собственного достоинства. Кстати, вот где была бы скрепа — когда ты точно знаешь, что в своей стране не будешь унижен, что всегда сможешь защитить чувство собственного достоинства.