10 книг, которые откроют вам глаза на истинный СССР
События

10 книг, которые откроют вам глаза на истинный СССР

Список по просьбе «Нации» составил замечательный писатель Сергей Носов.

7 Ноября 2016




Сергей Носов – прозаик и драматург, живет в Санкт-Петербурге. Литературная известность пришла к Носову в 2001 году, когда его роман «Хозяйка истории» стал финалистом «Русского Букера». В 2015 году Носов стал лауреатом премии «Нацбест» за роман «Фигурные скобки».



    

Джон Стейнбек
«Русский дневник»

Книга впечатлений двух американцев — писателя Джона Стейнбека и фотографа Роберта Капа о послевоенном СССР. «Просто честный репортаж без комментариев, без выводов о том, что мы недостаточно хорошо знаем» — вот формула их творческой установки.
СССР 1947-го года от нас далек не в меньшей степени, чем от США-47, поэтому эти честные, хотя иногда и простодушные свидетельства могут быть интересны современному российскому читателю не в меньшей степени, чем тогдашнему американскому. Кроме Москвы Стейнбек и Кап побывали в Сталинграде и, словно нарочно для нас сегодняшних, в Киеве и Тбилиси (в Тифлисе, как пишет Стейнбек). «Мы знаем, что этот дневник не удовлетворит никого. Левые скажут, что он антирусский, правые — что он прорусский». Примерно так и получилось. На русском книга о Советском Союзе была издана только в конце перестройки, за год до распада самого СССР.



 

 

Виктор Некрасов
«В окопах Сталинграда»

Один из первых и вместе с тем один из лучших романов о той войне. Можно было бы добавить «один из самых известных», если бы не годы забвения в СССР после того, как автор стал диссидентом.
Роман об отступлении и обороне — о самых тяжелых временах защищающейся страны. Чем СССР отличается от Франции? «…Люди у нас немножечко другого сорта. И поэтому-то мы и воюем. До сих пор воюем. Даже здесь, на Волге, потеряв Украину и Белоруссию, воюем. А какая страна, скажите мне, какая страна, какой народ выдержал бы это?» Или вот еще из беседы двух офицеров, парадоксально звучащее именно в наши дни: «Перед Наполеоном мы тоже отступали до самой Москвы. Но тогда мы теряли только территорию, да и то это была узкая полоска. И Наполеон, кроме снегов и сожженных сел, ничего не приобрел. А сейчас? Украины и Кубани нет — нет хлеба. Донбасса нет — нет угля. Баку отрезан, Днепрострой разрушен, тысячи заводов в руках немцев. Какие перспективы?»
В 1946-м, когда опубликовали роман, ответ на этот вопрос уже был: победа. Другие, сколь угодно дальние перспективы казались тогда немыслимыми.

 


 

«Кулинария» 1955 года

Чистой воды нон-фикшн — ничего художественного, кроме несчетного числа цветных иллюстраций вроде «Сельдь с гарниром» и «Утка жареная с апельсинами».
Трехкилограммовый том, выпущенный гигантским тиражом, — своего рода памятник (и до известной степени пропагандистский) советскому научно-обоснованному питанию, а шире сказать — торжеству победившего социализма. Помимо познавательных статей книга содержит более трех тысяч (!) рецептов, особенно содержателен раздел «Национальные блюда союзных республик». Правда в нем не представлены национальные блюда самой большой республики — РСФСР, зато наряду с украинскими, узбекскими, литовскими и другими приводятся отдельной главой карело-финские блюда (Карело-Финская ССР будет упразднена через год после выхода «Кулинарии»).
Книга поражает своей монументальной избыточностью. Все рецепты рассчитаны на масштабы общественного питания, с демонстративным пренебрежением к возможному дефициту продуктов, так что для дома сей фолиант не представлял никакого практического значения. И все же каждая хозяйка стремилась приобрести «Кулинарию». Ее присутствие в доме вселяло веру в устойчивость этого мира, непоколебимость его основ.

 


 


Фазиль Искандер
«Созвездие Козлотура»

«В один прекрасный день я был изгнан из редакции одной среднерусской молодежной газеты» — так начинается повесть, публикация которой в 1966 году прославила Фазиля Искандера, абхазского писателя, пишущего на русском языке. Покинув Среднерусскую возвышенность, герой повести, молодой стихотворец, попадает на Кавказ, где становится причастным к стремительно набирающей обороты фантасмагорической сельскохозяйственной кампании по выведению козлотура — смеси горного тура с обыкновенной козой. Козлотуризация, затеянная с оглядкой на Москву, как легко догадаться, заканчивается ничем, ну, а сама повесть — по-искандеровски на лирической ноте.
Смешная и умная книга.

 


 

 

Илья Ильф, Евгений Петров
«Золотой теленок»

Шантаж — он везде шантаж (если называть вещи своими именами), но вся эта история могла произойти только там, где произошла: в СССР. Почему бы не взглянуть на известнейший советский сатирический роман под этим углом зрения?

 

    

 

 

Андрей Битов
«Семь путешествий»

Число «путешествий» варьируется от года издания. Отмечаю издание 1976 года, когда-то эту книгу я брал в студенческой библиотеке. Не все битовские «путешествия» — буквальное перемещение в пространстве. Но чего не отнимешь — Советский Союз в молодые годы он исколесил основательно, соответственно, и героев своих часто отправлял в дорогу.
Повесть, открывающая книгу, так и называется «Одна страна». А еще там есть «Уроки Армении», которые в свое время меня самого подвигли на путешествие в тогда еще союзную республику.




 

Эдуард Лимонов
«У нас была великая эпоха»

Название говорит само за себя, и в нем меньше всего иронии. Повествование о послевоенном детстве, прошедшем на земле, которая ныне принадлежит суверенной Украине. Написано с подкупающей раскрепощенностью — раскрепощенностью того сорта, на которую бывает способен Лимонов в лучших своих сочинениях.

    



 

Виктор Голявкин
«Мой добрый папа» 

Эту печальную повесть числят обычно по ведомству детской литературы, но у Голявкина часто бывает трудно понять, где для детей, а где для взрослых. Издана в 1964 году. Повествование глазами ребенка. Прямая речь, простые предложения, все назывное — без эпитетов и описаний. Ключевое слово — «война».
А еще слово «папа» — он ушел на войну и с войны не придет. «Мой папа, — говорил я, — убил самого главного фашиста одним выстрелом вот с такого расстояния, как отсюда, вот от этих перил, до той трубы вон на той красной крыше…» — «Он убил Гитлера?» — спросил Расим».
Тетя Фатьма, мама братьев Рамиса, Рафиса, Расима, Раиса. Соседи. Учитель Пал Палыч. Дядя Али. Эта книга — о детстве русского мальчика в предвоенном Баку, впрочем, писатель не употребляет топонимов. Не называется имя города, нет названия моря (просто море и море). И названия страны тоже нет.
Но мы знаем, что за страна.

 


 

 

Татьяна Москвина
«Жизнь советской девушки» 

Авторское обозначение жанра: биороман. Современный автор — яркий публицист, прозаик, драматург Татьяна Москвина — не просто вспоминает, но, вспоминая, исследует свое детство, юность, взросление.
Выражение «советский образ жизни» всегда воспринималось как истертый штамп, но если эти три слова произнести, словно впервые, книга Москвиной именно об этом — честно, непредвзято и увлекательно.



 

 

Олег Куваев
«Территория»

Роман об открытии золотых месторождений на Чукотке издавался десятки раз, в общей сложности тиражом в несколько миллионов. При чтении этого произведения у многих молодых людей просто сносило крышу, и тогда они шли в геологи. Геолог был в СССР самой романтической и вместе с тем одной из самых почетных профессий.