«Все дети уходят с незнакомцами. Это страшно, но это так». Опыты и уроки проекта «Мама может»
Люди

«Все дети уходят с незнакомцами. Это страшно, но это так». Опыты и уроки проекта «Мама может»

История про то, как вологодские мамы объединились в борьбе за лучшую долю.

автор Ольга Майдельман/фото архив героини .

17 Сентября 2020





Три года назад жительница Вологды Любовь Пушкова, родив второго ребенка, придумала объединить неравнодушных родительниц города в некоммерческую организацию под названием «Мама может». В этом году они получили президентский грант. Поговорили с Любовью — как мама с мамой — о безопасности детей, тяжелых разводах и смелости быть собой.

— Вы помните тот день, когда это все придумали?
— Очень хорошо помню. Муж с 4-месячной дочкой привез меня в деревню к своим родителям. Мысли о том, что скоро моя жизнь полностью изменится, не давали мне покоя, и я сказала мужу: «Пойду к реке, погуляю». А река там огромная, полноводная. И на берегу я сказала себе: «Мне хватит смелости сделать то, что я хочу». А хотелось мне ни много ни мало объединить активных мам города, которые могут оставаться мамами, без ущерба для семьи, но в то же время добиваться самореализации — и профессиональной, и личной.

Я достала телефон, зашла на свою страницу во «ВКонтакте» и в статусе написала: «Руководитель общественной организации «Мама может». Закрыла страницу и поняла, что пути назад нет. Ведь соцсети во многом определяют нашу жизнь, а меня уже читало множество людей. И я понимала, что в следующий заход в соцсеть меня ждет масса удивленных подписчиков с вопросами.

— То есть вы нарочно сожгли все мосты, чтобы не отступать? Что вы бросали ради этой идеи?
— Нарочно, да. Я была предпринимателем, настоящая бизнесвуман, у нас с мужем —строительная фирма. Конечно, это было смелое решение — уйти в некоммерческую деятельность. Я предполагала, что, возможно, это гормоны играют. Но чутье подсказывало, что всё всерьез и надолго.

Главным толчком стало рождение второго ребенка — младшей дочери Веры. Есть такая устойчивая фраза — «материнство вдохновляет». Женщины, родившие ребенка, очень меняются: кто-то становится гиперответственным, кто-то уходит в домашнее хозяйство, кто-то — в творчество. К 35 годам у меня был опыт: пять лет на госслужбе — начальником отдела в арбитражном суде, 7 лет частного предпринимательства, еще я занималась журналистикой. И появились мысли: а что дальше? Могу ли я сделать что-то большее, чем просто зарабатывать деньги?

Вообще благотворительностью я начала заниматься как волонтер московского фонда «Вера», удаленно пыталась с ними работать. Но там волонтеров больше, чем задач. 700 человек на 1 задачу в день! И я решила: если там я, грубо говоря, лишняя, то почему бы мне самой не создать проект в родном городе?

— Логично. А какие на тот момент были основные проблемы в вашем городе с точки зрения мам? Вот лично я, когда стала мамой, поняла, какая «недоступная среда» Ростов. Пройти по нему коляской — огромное испытание.
— Да, я вас прекрасно понимаю, у нас в городе похожие проблемы. Еще оказалось, например, что наших мам с колясками не пускают в вологодские музеи. При том, что по закону мамы с малышами относятся к категории маломобильных граждан.
Сначала нас было 3-4 человека, потом 20, мы стали действовать. В итоге после публикаций в СМИ, наших постов в соцсетях и обращений в Роспотребнадзор музеи открыли нам свои двери. А Музей кружева даже закупил специальные коляски для прогулок по выставочным залам. И очень быстро все пошло.

Мы стали устраивать встречи. И не стилистов с визажистами звали, а приходил к нам, например, доктор исторических наук — рассказывал об институте семьи с допетровских времен. Или психолог. Мы начали работать с федеральными спикерами и экспертами. У нас проводила семинар Анна Быкова из Екатеринбурга, ее книги выпускает «Эксмо», она автор концепции «Ленивая мама», это о том, как сделать ребенка самостоятельным. Дважды выступала писатель Ольга Савельева, блогер с аудиторией на 200 тысяч, мама, мотивирующая на темы семьи, счастья, саморазвития, юмора. 400 мам на нее пришло!

— А мамы приходили с детьми? Знаете, интересных мероприятий много, но от многих ты просто отказываешься, ты же мать! Ребенка с собой к спикеру не возьмешь, а если возьмешь, то будешь постоянно отвлекаться. Как вы это решали?
— Ограничений на присутствие детей у нас никогда не было. Моей дочке сейчас три года, я всегда с ней. К нам приходят и с грудничками в слингах. Иногда дети просто ползают среди игрушек тут же, иногда кто-то из числа организаторов сидит с детьми, пока мамы учатся. Иногда приглашаем аниматоров: ищем бесплатных, или мамы скидываются.

— Кстати, о средствах. Сейчас у вас гранты. А раньше? Например, снять зал на 200 человек — это же не бесплатно.
— 70% наших услуг бесплатны: это юридическая и психологическая помощь, советы, поддержка, наша школа «Мама-спасатель». А вот встречи с теми же федеральными спикерами — платные, но наши цены всегда ниже рыночных. Нам тоже как-то нужно зарабатывать деньги. У нас есть система фандрайзинга: это и сувенирный мерч, и добровольные пожертвования: на этой неделе нам привезли бесплатно проектор и экран.

— У вас появилось свое помещение? Бесплатное?
— Мы арендуем офис. Но! Нужно знать, что для некоммерческой сферы вообще-то существует много «плюшек». Вы можете пойти в областную библиотеку: для бесплатного мероприятия госучреждение предоставит вам свой зал. Свои залы есть у центров по работе с населением. Ресурсные центры НКО тоже есть в каждом регионе. Госцентры по работе с молодежными организациями, у них, как правило, очень хорошие здания. Наконец, приемные депутатов. А если нужен большой зал, мы обращаемся в ДК, договариваемся, что заплатим «коммуналку». Вариантов много. Главное — уровень доверия к вашему имени. Нас, например, уже хорошо знают.

— А как поначалу реагировали мужчины на вашу организацию? Мужья, чиновники.
— Периодически мы слышали в свой адрес: «Феминистки!», «незамужние, наверное». Собирается мама в нашу школу, а муж ей: «Да это секта какая-то! Бесплатный сыр только в мышеловке». Некоторые папы в тревоге за жен приходят к нам на занятия, а потом сами просятся к нам учиться. И становятся нашими самыми главными помощниками. Потому что мы не феминистки, и семьи почти у всех есть, и мужчин любим. Из 15 наших преподавателей 13 — мужчины… А чиновники часто удивляются: «А кто за вами стоит?», «а кто вас раскручивает?»

— Сколько у вас сотрудников сейчас в «Мама может»?
— Три должности на зарплате и 15 волонтеров. Есть педагоги, госуправленцы, бухгалтера, инженеры, юристы. Но мы на самом деле все универсалы: делаем макеты, пишем запросы, проводим мероприятия, едем на переговоры, таскаем грузы, шьем.

— Кому вы конкретно помогли за последнее время?
— Мы помогаем всем, кто приходит, даже если это люди небедные. Приходят мамы с историями тяжелых разводов, помогаем готовить документы в суд. Недавний случай: мама двух девочек развелась, живет в Вологде, муж переехал в Пермь и хотел этих маленьких девочек забирать периодически к себе. Маме, конечно, это не нравилось, нужно было определить порядок встреч. Мы помогли им заключить мировое соглашение: раз в году девочки месяц каникул живут у папы, а в остальное время он сам приезжает в Вологду повидаться. Сделали они это через органы соцопеки, мы выступили в роли посредников. Мы часто просто помогаем понять, куда следует обратиться, даем контакты.

Недавно к нам обратилась женщина, которую избил муж. Он, видимо, и раньше ее побивал, но в этот раз особенно сильно, да еще и запер на балконе. Ребенок грудной плакал в комнате. Ужас в том, что когда ее вывозили с квартиры, она говорила: «Не знаю, надо ли… Он когда не пьяный — хороший». Жертвы домашнего насилия терпят до последнего, оправдывают мужчин. В общем, мы связали ее с кризисным центром и теперь она в безопасности на тайной квартире, но к нам пока больше не обращалась. Знаете, нельзя насильно причинить добро: если нужно, мы поможем, но никому не навязываемся.

— Какие сейчас есть направления у «Мама может»?
— Например, экологическое: его мы начали с того, что несколькими семьями создали необычный сквер в Вологде: посадили фруктовый сад — яблони, груши.
Есть обучающее направление — наши школы, где мама из Вологды или области может получить знания за месяц. Это школа безопасности «Мама-спасатель», школа женского здоровья «Пульс», а в сентябре мы открыли «Выручайку» — школу нянь.

— Я бы точно пошла в школу безопасности. Вы ее почему решили создать? Какой-то случай?
— Да всё в нашей жизни происходит из-за личных интересов. Вот у меня две дочки. И я в какой-то момент заметила, что постоянно говорю им: «Не высовывайся из окна», «не трогай — горячо», «осторожно на дороге». Тревога есть, а знаний не хватает. И я как-то взяла листочек, ручку и начала рисовать план. Заглянул муж: «Что делаешь?» Говорю: «Хочу сделать курс на тему безопасности». Он говорит: «Назови «Мама-спасатель». И я сразу поняла, что это будет «бомба».

Мы обратились в известную энергетическую компанию, они сказали: «Поддержим», — и выделили нам транш. Прошли первые презентации, и народ вдруг отсеялся. Я с этой идеей осталась одна. Но пошла на характер. Потихоньку набрала первый поток, и уже после первых занятий стало ясно: это именно то, что надо, и на таком уровне это никто в России не делает. В итоге мы с этим проектом выиграли президентский грант.

— А каким конкретным навыкам учит школа «Мама-спасатель»?
— Смотрите, я раньше думала, что безопасность бывает двух видов: на дороге и при пожаре. А она бывает экологическая, бытовая, финансовая, в лесу, на воде! И наша школа — это не только лекции, но и практика. Если у нас «спасение на воде», то девочки идут в бассейн и учатся этому на воде под контролем инструктора.

Есть уроки самообороны, их ведет мастер спорта по боевым единоборствам. Он учит простым приемам, как отбиться: надавить на глаза, резко наступить на пальцы ног, это вызывает болевой шок и дает время убежать. Туда, кстати, не пускают беременных, потому что статисты имитируют внезапное нападение, и надо среагировать. Есть несложные захваты или такой ход: надо выставить перед собой руку и резко крикнуть нападающему «Стой!» Звучит как приказ, и именно это может отрезвить, а не «пожалуйста, не надо».

— Хорошо, от маньяка отбиться сумела, утопающего спасла. Какие еще уроки нужны мамам?
— Урок финансовой безопасности, например. Его для мамочек ведет директор банка, у него всегда самые свежие факты о вариантах махинаций: сегодня есть много новых схем обмана, можно попасться на популярных сайтах онлайн-продаж.

Есть уроки психологической безопасности, их ведут два психолога, один учит справляться с депрессией, другой — практике телесной терапии: как правильно расслаблять тело, как работать с зажимами.

Есть бытовая безопасность. Надо знать, что даже игрушки могут быть опасны: дети, например, часто глотают детали магнитного конструктора. Или возьмем самый простой пример: мы когда делаем ремонт, на чем экономим в первую очередь? На электрике. Выбираем красивые обои, но не задумываемся о том, какие провода лежат в кабелях. И еще делаем на всю квартиру 5 розеток. А их должно быть 15. И таких нюансов масса: берете дешевое потолочное покрытие, а оно токсичное, горючее. Эта лекция у нас пользуется большим спросом, ее ведет профессиональный строитель.

— Мне кажется, мамам очень важно уметь оказать первую помощь ребенку, не впадая в шок и панику при виде крови.
— Конечно! У нас есть такой блок по первой помощи: как правильно наложить повязку или шину при переломе, как остановить кровотечение. Бывают случаи, когда вместо жгута используют проволоку, и тогда ампутация неминуема. Многие боятся изучать первую помощь, мол, пусть врачи этим занимаются. Так вот, сейчас есть закон, по которому первую помощь обязан оказать не врач, а тот, кто оказался рядом.

— О новой этике общения детей и взрослых: сейчас считается, что в целях безопасности нельзя здороваться с незнакомцами. Но не воспитываем ли мы таким образом равнодушных людей — которые не здороваются, не помогают? Что с этим делать?
— Это дискуссионная тема: мы часто говорим о том, как научить детей безопасности и при этом сделать так, чтобы они доверяли миру. Очень тонкая грань. Мы учим в нашей школе тому, что дети могут просить помощь, но не обязаны ее оказывать. И просить помощь надо не у прохожего, а зайти на почту, в магазин, в поликлинику. Мы не поощряем публичное чествование маленьких спасателей, оно спорно. Вот вытащил мальчик одноклассника из-под льда. Но это просто счастливый случай, что не утонули оба! Лучше обратиться за помощью к взрослым. И не надо поощрять спасать котят, это тоже может далеко завести.
Под контролем психологов и с согласия родителей мы провели такой эксперимент — насколько легко незнакомец может увести за собой ребенка. Статисты уводили детей из дома, с площадки. 8-летняя девочка поверила, что в машине незнакомого дяди находится коробка с котенком, которого надо отвезти в ветклинику, и спокойно села на заднее сидение! Они уехали в другой район. И это было настолько страшно, что психологическую помощь пришлось оказывать маме.

— И многие из детей спокойно ушли с незнакомыми людьми?
— Они все уходят, представьте себе. 29 из 30. Открывают дверь соседке, которая «пришла за солью». Идут «смотреть кошку» за углом. Показывают «дорогу к школе». Бросаются «искать клад». Пришел мужчина на детскую площадку, говорит: «Парни, в лесу есть клад, поможете найти? Я вот что нашел», — и монетку в 10 рублей показывает. И «парни» по 8-9 лет ушли «искать клад». Отказался только один мальчик, мама которого, кстати, прошла нашу школу.

— А как детям правильно вести себя с незнакомцами?
— Сказать: «Нет, я жду маму. Я с вами не пойду». И не вступать дальше в диалог. Ребенок-то вначале колеблется, но со 2-3-го раза его уговаривают. Самое страшное, что большинство насильников — люди из ближнего круга: соседи, новые знакомые. И маме надо знать этот ближний круг: кто звонит, кто пишет. Быть всегда на связи.

В связи с ковидом у детей появилась психологическая тревожность, которая подстегивается новыми правилами: нельзя выходить на перемены, все сидят в классах. Некоторые дети стали бояться вообще выходить из дома. Мы, кстати, во время карантина делали целую серию вебинаров с психологами — 150 тысяч просмотров! Наши специалисты говорят, что дети транслируют поведение родителей: спокойна мама, спокоен ребенок. Не смотрите при нем новости о смертности — покажите статистику выздоровлений. И если ребенок 6 часов сидит за партой, придумайте ему разминку: спортзал, прогулка.

— Как вы сами, лично, решаете эти проблемы со своими детьми?
— Я своей старшей дочери говорю: не сиди за партой долго, встань, поприседай. После учебы она ходит в модельное агентство и театральную школу, там есть фитнес. Готовится поступить в театральное училище. Ей почти 15 лет.

— А как вы считаете, все эти кружки и студии, не крадут ли они у детей детство, отставляя совсем без свободного времени?
— Ой, я не отношусь к числу мам, который выбирают раннее развитие, английский с 3-х лет и прочее. Я такая мама, которая разрешает ребенку пробовать то, что ему интересно. Не ставлю перед ней задачи: учи языки, поедешь заграницу; пошла заниматься — неси медали. Я могу сама ей медаль нарисовать. Дочь два года занималась конным спортом, три года — художественной гимнастикой, играла на фортепиано, ходила в баскетбольный центр, в бассейн, сейчас осваивает гитару. Она в своей жизни попробовала много. И выбирала сама, что хочет. А если хочет, так я ее поддержу и похвалю. Я всегда хвалю своих детей. И все время говорю, что человек должен заниматься только тем, что ему нравится. Только это принесет и успех, и счастье, и деньги.

— У вас в «Мама может» был интересный конкурс — «Моя победа в воспитании». Что вы считаете своей победой?
— Вы меня застали врасплох… Знаете, есть такое психологическое понятие — «личная безопасность ребенка». Она формируется в первые три года жизни. И если мама дает ребенку эту опору, он дальше смело идет по жизни. Поэтому моя победа такая — я до трех лет всегда была рядом с детьми. Они, грубо говоря, висели на мне. И мой секрет простой: когда ребенок хочет на ручки, возьми его на ручки!

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.