«Вот бы посмотреть, как на нее гопники на Чкаловском нападают»
Люди

«Вот бы посмотреть, как на нее гопники на Чкаловском нападают»

Виктория Склярова всего три года назад пришла в бои без правил, а на днях стала чемпионом мира.

автор Анастасия Шевцова/фото архив героя

25 Мая 2018


— Расскажи, что это был за чемпионат в Греции.
— Это был любительский чемпионат, ничего глобального. Теперь я чемпион мира, но на самом деле у меня все впереди. Ажиотаж вокруг моей победы больше оттого, что меня Баста поздравил у себя в инстаграме. Я в тот день вообще не сразу поняла, что происходит, что за атака на мой инстаграм? Откуда у меня столько подписчиков, лайков и сообщений?

— Он же и на этот турнир помог тебе поехать, так?
— Я была в Москве, и там мне посчастливилось попасть на тренировку к Васе Вакуленко. Я была в восторге. Это же наш, ростовский, герой, простой парень, который добился успеха. Он нереальный, в жизни еще круче, чем я могла себе представить. Его тренер сказал, что мне обязательно нужно попасть на этот чемпионат, это хороший старт перед профкарьерой. Так они меня зарядили этими мыслями, я себя там уже представляла.
Проблема вот в чем: чтобы попасть в профессиональный спорт, нужно сначала вложиться. Это профи получают гонорары, заранее знают своих соперников. У меня пока все по-другому. Поездка в Грецию — не самое дешевое мероприятие. Я понимала, что мы не тянем финансово, и решила вместо этого ехать в июне на Кубок мира в Анапу. Конечно, расстроилась. Все-таки чемпионат в Греции и кубок в Анапе — немножко по-разному звучит. В итоге помогли Вася и его друзья.

— На любительском чемпионате ты не знаешь, с кем будешь драться? Правда? И кто тебе достался в соперники?
— Обычная девочка, тяжелее меня килограммов на семь. С соперницами часто такие весовые накладочки случаются. Девочек в ММА не так много, как парней. Едешь обычно на соревнование и думаешь: хоть бы кто-то был. Да даже если б там разница в 20 кг была, я бы все равно согласилась. В ринге все по-другому ощущается. Хоть горилла будет перед тобой стоять — страха нет (смеется). Я даже не знаю, как это объяснить. Есть только ты и соперница, остального мира не существует. Там такой адреналин, больше нигде таких ощущений не испытаешь. Это как зависимость. А уж если почувствовал вкус победы, то хочется только дальше идти.

— Насколько это травмоопасный вид спорта? Какие серьезные травмы были у тебя?
— Из последних — кажется, в сентябре — порвался внешний мениск на левом колене. Он мне заблокировал чашечку, колено не разгибалось. Пришлось делать операцию. Ну, то локоть из сустава вылетит, то лицо зашивать надо. Много травм, конечно. Но на свои фотографии с разбитым носом я смотрю спокойно, а иногда и с гордостью.

— Что лучше всего снимает боль и усталость?
— Да нет никакого рецепта. Бывает такое, просыпаешься утром и думаешь только о том, как все болит. И вот бы поспать подольше. Но я просто встаю и иду. В ходе тренировки становится классно. Если хочешь добиться чего-то, надо перешагнуть через боль и усталость и даже начать получать от них удовольствие.

— Как обычно проходит подготовка?
— Дни перед соревнованиями очень монотонные. В 7 подъем, потом завтрак и тренировка. После обеда желательно поспать хотя бы час. Еще одна тренировка. В 10-11 вечера ложишься спать.
Начинаешь потихоньку убирать из рациона углеводы, сладкое. Самое сложное — отказаться от кофе. И сыр очень люблю. Да я вообще люблю покушать (смеется). Диета для меня — мучение. Особенно последние сутки перед взвешиванием (взвешивают обычно за день до начала соревнований) — 24 часа не ешь и не пьешь, и одна мысль в голове: вот взвешусь и поем!

— Ты с детства спортивная?
— Нет. Недавно встретила одноклассницу, она в шоке: «Ты — и в спорте? В смысле?». Я просто пошла в тренажерный зал, нужно же быть красивой. Тренер предложил попробовать кроссфит. Это сейчас уже популярно, а тогда, да еще в Шахтах, люди про нас думали: «Что они творят?!» В общем, тренер обнаружил во мне затаившегося спортсмена. А потом просто подвернулся случай: три года назад мне предложили подраться. Первый раз в жизни. Я до этого никогда не дралась, даже в детстве. И мне та-а-ак понравилось. Через полгода меня на соревнованиях увидел Олег Тимербеков из «Пересвета» и позвал к себе в клуб. Там же столько звезд тренируется!
Все удивляются: кто-то с детства в единоборствах, а я за три года прошла такой путь. А я просто понимаю, что у меня мало времени. Мне уже 28. Да, есть бойцы, которые дерутся и после 40, но я себе даю лет пять максимум. Поэтому мне приходится двигаться очень быстро. Нет времени объяснять, я пошла драться (смеется)!

— Насколько высоки гонорары в ММА у женщин? У мужчин, мы знаем, все ок.
— Женщины зарабатывают наравне с мужчинами.

— А сами женские бои отличаются от мужских?
— Вообще нет, даже на любительских соревнованиях. Мы, кстати, тоже надеваем ракушки. Единственное, чего нет у парней,— защиты на грудь.

— Ну, все-таки мы же разные. Женщины более эмоциональные.
— Истерички, да (смеется).

— И как ты справляешься с эмоциями? На бой нужно идти с холодной головой?
— Зависит от человека. Когда я выходила на бой в спокойном состоянии, с холодной головой, вообще не шло. Нет эмоций. Это называется — перегорел. Ты должен быть заряжен, но и сильно нервничать тоже нельзя. Особенно сложно, когда вес сгоняешь, ходишь раздраженная. Или, наоборот, ноешь и сама раздражаешь всех вокруг.
У нас же мозг по-другому устроен. Как только мелькнет мысль о проигрыше — все, дальше по цепочке: а что я скажу в свое оправдание? А что скажут люди, которые в меня верили? Такой ком нарастает. Тогда точно проигрываешь. На бой нужно идти только с настроем на победу.

— Приходилось драться с мужчинами в обычной жизни, например, защищая кого-то?
— Нет, я всегда могу договориться. Да, внутри иногда появляется азарт, «ну, давай, попробуй». Но никто не пробовал.
У меня спарринги сейчас только с парнями и проходят. Кто постарше, поопытней, могут пожалеть. А вот молодые дерутся во всю силу. Иногда кажется, да что там, ему всего 16, сейчас разложу. А они, наоборот, пытаются себя перед всеми показать. Хорошие спарринги получаются (смеется).
Я знаю, что могу постоять за себя и близких. И это круто. Читала коммент под каким-то своим интервью — «вот бы посмотреть, как на нее гопники на Чкаловском нападут, она их развалит». Но на улице лучше не нарываться на такие ситуации. Спорт — это одно, а на улице мало ли, что у кого в кармане лежит. И потом, если спортсмен размахивает кулаками вне ринга, это классифицируется как нападение с применением оружия.

— Самый простой и эффективный прием самообороны для девушки на улице?
— Вырвалась и побежала. Правда, не нужно пытаться показать свою силу. Прием может не пройти. Мужчина все равно сильнее.

— Тебе встречались в жизни феминистки? И как тебе кажется, в чем сегодня действительно ущемлены женщины?
— Вот, кстати, нет, не встречались. Да в чем нас ущемляют? Вот хотя бы мой пример: хочешь драться — дерись. Негатив всегда будет, чем бы ты ни занималась. Будешь фотомоделью, скажут: фу, разделась для журнала. Так что я в ряды феминисток не пойду, меня все устраивает.

— Твоя маленькая дочь знает, что мама дерется?
— Она знает, что мама спортсменка. Без подробностей и просмотров боев. Для ее 6 лет этого пока хватит. Тем более она другая. Я в детстве хотела быть агентом ФБР, а она хочет быть принцессой. Вот пусть и будет принцессой. Правда, я бы хотела, чтобы она занялась борьбой, для себя, чтобы могла защититься, если что.