Школа, где вместо преподов хаски

Школа, где вместо преподов хаски Калининградец создал школу ездовых собак и бесплатно занимается с детьми и инвалидами.
Люди

Школа, где вместо преподов хаски

Калининградец создал школу ездовых собак и бесплатно занимается с детьми и инвалидами.

Логотип Журнала Нация
У Дениса есть суперспособность — он умеет договариваться с собаками. И не с какими-нибудь там комнатными, а с хаски — близкими родственниками волка. Он может поставить в одну упряжку незнакомых друг с другом псов, и они будут бежать: занимать призовые места на соревнованиях по ездовому спорту или катать детей. 
Калининградец Денис Сухотин — основатель «Школы юного каюра», в которой совершенно бесплатно занимаются воспитанники детских домов, ребята из обычных семей и взрослые люди с инвалидностью.

Сухотины подхватили меня на остановке в центре Калининграда. По выходным в 10 утра в городском лесу начинается тренировка хаски. В машине на заднем сидении рядом с Викторией, женой Дениса, лежал белоснежный красавец Гильгамеш. А из багажника пикапа выглядывал его сын Альт: семейство воссоединилось на время, пока хозяева Альта улетели на отдых. Гильгамеш протиснулся ко мне, понюхал, зевнул и вернулся на свое место.

— Денис, правду говорят, когда у человека появляется хаски, его жизнь меняется?
— Меняется с появлением собаки вообще, а когда это хаски — переворачивается полностью.
Как-то мы сидели с друзьями в парке, к нам подошла худая изможденная овчарка. Я купил в магазине палку колбасы, и собака прилипла. Забрал ее домой, за три месяца пес стал буквально членом семьи. Но произошел несчастный случай, овчарка погибла. Для нас это была большая потеря... И тут знакомый продает хаски, а хаски — своенравные собаки, сложные. Я сопротивлялся, но однажды жена вернулась домой со щенком.
Я взял его на руки, хаски вцепилась в бороду, начала играть — всё. С этого момента наша жизнь резко изменилась (смеется). Во-первых, Айси (так мы ее назвали) стала громить все в квартире, не раз перегрызала интернет-кабель, пробовала на зуб другие наши вещи. Однажды в туалетной двери проделала дыру. Дверь захлопнулась, нас дома не было; темно и страшно, надо выбираться — и она выбралась.
Чтобы Айси выплеснула свою кипучую энергию, мы подолгу гуляли с ней и однажды на улице встретили еще одну хаски. Оказалось, это отец нашей Айси — Гейм. Вот так встреча. Поговорили с хозяином и решили выбегивать собак сообща. Так у нас появились первые нарты, затем и карт. К нам стали приходить другие люди с хаски — так образовалась Федерация ездового спорта Калининградской области. Начались соревнования, выезды, появился новый круг общения.
Теперь вся моя жизнь вертится вокруг собак. Я увлекался музыкой, но сейчас играю от случая к случаю. Вот уже 10 лет рисую компьютерные игры. Но все свободное время мы проводим с хаски на природе.
Денис и Гильгамеш.Денис и Гильгамеш.


А еще я в себе открыл такую удивительную штуку, как контакт с собакой. Сейчас у меня в упряжке бегает девять хаски. Из них только одна — моя. А бывало так, что и все чужие. Я тренировал средние дистанции, километров на 40–50 уезжал в лес, где дорог не знал и связи нет, в случае чего не дозвонишься. Но собаки у меня работали всегда слаженно. Например, колея — сужается-сужается и вот, вовсе заканчивается. Надо разворачиваться. Цепь собак растянута метров на десять, их нужно развернуть так, чтобы они не подрались. И мне всегда это удавалось. Как? Не знаю. Я их чувствую, а они меня. За те тысячи километров, что мы прошли за десять лет, я понял еще одну вещь — собаки гораздо умнее, чем о них думают люди. Собаки чутко считывают настроение: если каюр, то есть погонщик упряжки, не в духе, не уверен в себе, не отдается делу, они будут бежать плохо.

— А почему могут подраться?
— Собаки разных хозяев, разное воспитание. Потом у них довольно сложная социализация, очень похожая на ту, что действует в волчьей стае: есть доминант, есть альфы, большинство кобелей постоянно пробуются на роль лидера. Вот с нами сейчас едут отец и сын. У них слегка натянутые отношения, потому что с рождения Альт был излишне темпераментным, что не особо нравилось Гилу. Тот несколько раз отпрыска прижал... Да, бегают в одной упряжке, но после расходятся.

— Как родилась ваша «Школа юного каюра»?
— Мы ездили на соревнования с нашей упряжкой, с нами ездила семья, у них дочь, Вероника Гасанова. Тогда ей было11 лет, она участвовала в детском каникроссе: в этой дисциплине собака привязана к ребенку шнуром, и они вместе бегут. Девочка занималась очень увлеченно и побеждала на международных соревнованиях. Мы попробовали поставить ее на карт, на велосипед с двумя собаками, потом нарты, скутер. Результаты были прекрасными. И мы решили попробовать обучать и других детей. Потому что уже ездили до этого с собаками в детские дома и видели, насколько живо ребята отзываются на игры с хаски. Так школа и родилась. Мы выиграли президентский грант, закупили оборудование, подписали договора с детдомами, собрали группу домашних детей и уже по-настоящему проводили соревнования. Всего с нами занималось около ста человек, половина ребят участвовала в соревнованиях. И если бы не пандемия, все это продолжалось бы и развивалось.
Вероника Гасанова и ее Вольф (на переднем плане).Вероника Гасанова и ее Вольф (на переднем плане).

— Почему такое пристальное внимание к ребятам из детских домов?
— Я сам воспитанник детдома. Рос без отца, когда мне было 13 лет, мама заболела раком и умерла. Сначала я попал к родственникам, но у меня был пьющий дядя, который тоже скончался от своих увлечений. После этого был приют, потом детский дом. Как там было? Сложно. Поэтому я и работаю с ними, чтобы сделать их жизнь ярче, лучше.

Ребята выходят из детского дома совершенно не приспособленными ко взрослой жизни. Если в тебя хоть что-то хорошее заложили, дали тебе надежду, хоть одну фразу, за которую ты можешь цепляться, тогда ты выстоишь. По своему выпуску могу сказать: пять пацанов нас близких было, все, кроме меня, отсидели, кого-то уже нет в живых.

У меня получилось, потому что мне повезло с друзьями. Я попал в творческую среду: музыканты, художники. Сейчас выпускникам детдомов дают деньги, в мое время, в 90-х, не давали. И были такие моменты, когда я реально терял сознание от голода. Однажды мой друг заложил паспорт, чтобы я купил себе еды — такой поступок никогда не забудешь.
В Зеленоградске есть «Наш дом», на мой взгляд, это лучший детский дом в области. Там есть различные секции и кружки, они обеспечены материально. Но если бы вы видели, как эти дети встречают нас с собаками: «Ура! Федерация приехала!»

…В лесу нас уже ждало несколько машин, вокруг которых гуляли хаски: рыжие, бело-черные, палевые. Одни рыли ямы, другие пели.
Когда хаски поют, сразу понятно, чья кровь бежит в их венах. Эту породу вывели чукчи, скрестив северных собак с волками.
Школа, где вместо преподов хаски

Хозяйка одной «певуньи» рассказала, что у нее дома такие концерты начинаются всякий раз, когда звонит домофон. Короткий звонок — и собак не угомонить. Другая владелица хаски пожаловалась, что пока они ехали, ее девочка перегрызла тормоза у трехколесного кара. Денис успокоил: значит, побежит в его упряжке, а тормоза потом можно починить.

Упряжки в этот день было две: первой управлял Денис, второй — Вероника Гасанова. Чемпионке уже 18 лет. В ее упряжке бежал и старый верный Вольф — хаски, с которым она начинала когда-то. Вольфу десять лет, по собачьим меркам — заслуженный ветеран спорта.

Перед стартом Сухотин, по старой традиции, крепко завязывает своей воспитаннице шнурки. Вольф терпеливо ждет начала гонки.

— Ника, ты своего пса знаешь всю жизнь. Помимо спортивных данных есть в нем что-то особенное?
— Мой Вольф романтик. Может сидеть на берегу моря и любоваться закатом. И ты думаешь: что у него там на уме? Потому что выражение лица в этот момент у него совершенно человеческое.
Перед стартом хаски хором «запели».Перед стартом хаски хором «запели».

Денис и Вероника встали на свои карты, собаки спели — причем так душевно, что подвывать начали и люди. Потом упряжка Дениса сорвалась с места, и через секунду от нее не осталось и следа. Затем в лес улетела Вероника. Если бы вместо дождя был снег, зрелище было бы совершенно сказочное.

— Снег они любят больше всего, — рассказал Денис позже. — В феврале прошлого года мы ездили в Вологодскую область на гонку «Русский север». У нас тогда не было снега вообще, а там сугробы! Собаки вышли из будок, на секунду опешили, а потом пришли просто в дикий восторг. Когда снег выпадает в Калининграде, катаемся каждый день: и для собак, и для нас это праздник. На снегу они совершенно иначе работают.

— А какие породы подходят для таких гонок?
— Любые собаки с крепким позвоночником. На недавних гонках в Белоруссии, к примеру, кого только не было, а победила упряжка доберманов. В дисциплине скиджоринг (это лыжник с одной собакой) победил пудель. В гонках выделяют вообще два класса собак: северные ездовые (маламут, хаски) и открытый класс, в котором участвуют любые породы.

— «Школа юного каюра» официально работает с 2018 года. Наверное, были уже в ее истории какие-то особенные дни?
— Множество таких дней. С нами же работали не только детские дома, но и полесский интернат «Яблоневый сад»: там взрослые люди с ограниченными возможностями, с ментальными особенностями. С ними мы проводили игры и адаптивную физкультуру. На новогодние праздники перед самой пандемией к ним в гости приехал Дед Мороз на собачьей упряжке. Были подарки и невероятное количество радости.

— А если говорить о человеческих историях?
— У нас есть Артур, подросток, воспитанник детского дома. Раньше он раздавал подзатыльники направо-налево, дети его побаивались. Сначала заниматься не хотел, сидел в стороне. Мы дали ему собаку — начал бегать с ней, потом встал на скутер. Стал доброжелательней, но все-таки время от времени срывался. И мы сказали: Артур, у нас команда, если ты будешь так себя вести, мы тебя из нее выведем. И он стал себя контролировать, потом и преподаватели взяли этот способ на вооружение: «Плохо ведешь себя, не отпустим на тренировку». А для него это уже важно было. Артур влюбился в двух наших хаски: только мы приезжали к ним, как он тут же падал на траву с собаками, обнимался, играл. Другим человеком становился.
Сейчас, пока не ездим, дети пишут нам во «ВКонтакте». Скучают, ждут. И мы ждем, когда все вернется.
Собаки, тянущие 3-колесный карт с человеком, развивают скорость до 45 км/ч.Собаки, тянущие 3-колесный карт с человеком, развивают скорость до 45 км/ч.

— Какие секреты успеха есть в вашем виде спорта?
— Главный секрет — систематические занятия. За три месяца до соревнований мы вводим особый режим. Собаку нужно привести к пику формы: вначале физнагрузки — короткие дистанции с большим весом (можно использовать квадроцикл или малолитражную машину). Потом попеременно тренируются выносливость и скорость. Перед соревнованиями даем собаке 4–7 выходных дней, чтобы мускулатура взбунтовалась и потребовала нагрузок: тогда она начинает «рвать». И еще важно на выездные соревнования приезжать заранее. Если собакам не дать отдохнуть после дороги, они не будут хорошо бежать.

— Что бы вы посоветовали людям, которые хотят завести хаски?
— Хорошо подумать: сможете ли вы уделять собаке очень много внимания и времени. Иначе она будет убегать. Сколько сейчас брошенных хаски? Сейчас эта собака — жертва моды, и это очень больно. Если все-таки решили завести хаски, то лучше всего, если она будет жить в вольере. В квартире ей надо больше внимания: чаще гулять, заниматься с ней спортом. Надо помнить, что хаски линяют часто и густо. Я вычесывал своих собак — и загорелся связать из их шерсти свитер. И связал. Шикарный свитер получился, но я его не ношу, у нас нет таких холодов.
У каждой хаски свой характер; они неагрессивные, но дрессировке так, как овчарки, к примеру, не поддаются. В них нет послушания на генетическом уровне. И интеллект у хаски проявляется по мере взросления: по щенку трудно сказать, какая собака из него вырастет.
Каникросс — дисциплина ездового спорта, в которой собака тянет за собой бегущего спортсмена. Шнур, соединяющий собаку с человеком, прикрепляется к поясному ремню.Каникросс — дисциплина ездового спорта, в которой собака тянет за собой бегущего спортсмена. Шнур, соединяющий собаку с человеком, прикрепляется к поясному ремню.

Лично меня хаски научили по-другому смотреть на жизнь. Недавно умерла Айси, собака, с которой начался весь ездовой спорт в Калининграде. Это было очень тяжело, рухнул мир. Я снова осознал, насколько важно ценить то, что мы имеем. Многие люди живут будущим, тешат себя надеждой, что когда-нибудь однажды все наконец будет хорошо. Но в этой гонке за «завтра» мы теряем «сегодня». Важен каждый день. Это очень ясно понимаешь, когда летишь в упряжке по лесу, видишь звездное небо над головой, слышишь впереди собак, знаешь, что на поляне тебя ждут друзья. Вот это настоящее — то происходит здесь и сейчас. И странно было бы не ценить его, а ждать чего-то другого.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли. Второй сезон»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.