«Оттопырьте мне ухо!» Как устроен рынок пластической хирургии в Ростове
Люди

«Оттопырьте мне ухо!» Как устроен рынок пластической хирургии в Ростове

Инсайд от хирурга с 25-летним стажем.

автор Мария Погребняк

14 Марта 2018

Наш собеседник, владелец одной из ростовских клиник, рассказал, кто и зачем делает операции, чей нос сейчас в моде и часто ли случаются врачебные ошибки.


Как поступают с пациентами, чьи требования явное безумие?

Ко мне как-то пришла девушка и попросила оттопырить ей только одно ухо. У меня большой — и врачебный, и житейский — опыт, я сразу вижу, когда у человека явное психическое нарушение. Я стараюсь такого человека переубедить. Если не выходит, называю дикую цену, и человек уходит.
Другая ростовчанка умоляла вставить ей ну просто огромные ягодичные импланты. Совершенно дикая, неадекватная, пришла со своим ребенком, который всех в клинике с ума свел. А я вижу, что ей импланты вставлять ни в коем случае нельзя: она худая — это будет выглядеть безобразно. Но она не сдавалась: хочу большие ягодицы, сделайте мне их! И я ей отказал. Но она все равно нашла другого хирурга, кто сделал. Получилось, конечно, ужасно. Она потом бегала по разным хирургам, жаловалась, что ее изуродовали, просила, чтобы импланты убрали.
Каждую мою консультацию я начинаю с вопроса: зачем это вам? Если я понимаю, что женщина хочет сделать не совсем разумную вещь, то начинаю ее отговаривать. Например, когда просят большую грудь — она должна быть соразмерна фигуре, ширине плеч, талии.
Женщины вообще всегда долго думают и сомневаются. То есть, да, они хотят увеличить грудь, но какой имплант взять, 250 или 350 граммов? Столько волнений, столько вопросов.
Что касается самой большой груди в моей практике: один раз ставил 10-го размера, довольно большая получилась, но все вышло пропорционально.


Кто ложится под нож хирурга?

Наши пациенты — понятно, это состоятельные люди, средний класс и выше. Женщин, конечно, больше, в основном те, кому за 40, но и молодых много. Самая популярная операция у женщин, конечно, увеличение груди. На втором месте липосакция (удаление жира) и абдоминопластика (подтяжка живота).
Мужчины тоже приходят, для них в последнее время тоже важно выглядеть хорошо (речь обычно не о лице, а о фигуре). Чаще всего делают липосакцию: убирают жировые складки на животе, боках и пояснице, которые с возрастом у многих образуются, так называемый «спасательный круг». Есть люди, которые активно занимаются спортом и все равно не могут этот «круг» убрать, приходится обращаться к нам.
Кто конкретно к нам ходит — это, конечно, врачебная тайна. Русские люди вообще склонны скрывать такие вещи, боятся, что кто-то об этом узнает. Это какие-то советские пережитки: стыдно признаться, что ты обратился к пластическому хирургу. На Западе к этому относятся гораздо проще.
Когда человек делает пластическую операцию, он меняется кардинально. Была у нас пациентка, крупная чиновница из Нижнего Новгорода. Суровая, жесткая, беспардонная, при виде нее у мужчин ноги подкашивались. Так нам после знакомые из Нижнего звонят: что вы с ней сделали? Абсолютно другой человек, кокетничает, улыбается, сменила мужа, машину, квартиру.
Несмотря на все экономические катаклизмы, в 2008-м, 2014-м, меньше пациентов не становится. Если у человека есть комплекс, касающийся внешности, он сделает все что угодно, лишь бы от него избавиться. Если нет денег, возьмет кредит в банке.


Какие сейчас моды в пластической хирургии?

Раньше в моде были губы-«пельмени», сейчас это постепенно отходит, в тренде более естественные формы. Большинство женщин все-таки хотят не моды, а гармонии: если грудь обвисла — хотят подтянуть, если слишком большая — уменьшить, слишком маленькая — увеличить. С каким-то конкретным образцом для подражания приходят немногие, но такие люди все же есть. Икона стиля для многих по-прежнему Анжелина Джоли: хотят губы, как у нее, нос, как у нее.

Они просто не понимают, что нос у нее прооперированный: ее настоящий нос был не узким, а, наоборот, широким. Очень многие голливудские звезды прооперированы, по-настоящему естественных мало. Плюс все эти красивые фотографии, по которым мы знаем звезд — это же все фотошоп.
Модно иметь тонкую талию и огромную попу — такую, афроамериканскую. Все обожают ягодицы Ким Кардашьян. Или попу Анастасии Квитко — русский аналог Кардашьян.
Еще все обязательно хотят 3D-моделирование (смоделированный на компьютере результат операции).


Сколько стоят операции?

Грудь (в нашей клинике) стоит от 250 до 310 тысяч рублей. Цена зависит от сложности операции, от формы и особенностей тела: надо просто увеличить или надо еще и подтянуть, или сделать липофилинг (пересадку жира).
Сделать нос — 100-150 тысяч, подтяжку лица — 150 тысяч. Увеличить или подкорректировать губы — 15-40 тысяч.
Абдоминопластика стоит 180 тысяч. Но сама операция в чистом виде ничего не даст: надо смотреть, есть ли дополнительные жировые складки, убирать их, то есть делать еще и липосакцию поясницы или живота.

В итоговую стоимость входит: сама операция, стационар, наркоз, белье.
В Москве по деньгам, например, огромный разброс: где-то грудь делают за 50-70 тысяч, а где-то — за 500 тысяч и даже миллион. На Западе, конечно, все гораздо дороже. Например, французская клиника делает подтяжку лица за 20 тысяч евро, у нас это стоит 150 тысяч рублей.
Как импортозамещение сказалось на пластической хирургии? Из российского хирурги используют разве что инструменты, и то малую их часть. Все материалы, оборудование — зарубежные, у нас нет качественных отечественных аналогов.


Что делать, если пациенту не понравился результат операции?

Ошибки случаются даже в крупных европейских клиниках. Есть, например, La Prairie — известнейшая клиника пластической хирургии в Швейцарии. Одна моя пациентка делала там подтяжку лица, заплатила 20 тысяч долларов — и пришла к нам переделывать брак. Я смотрю на нее и ужасаюсь: все сделано по дедушкиной методике, так в 1990-х оперировали, когда были совсем другие знания и технологии. Ну, везде есть такие врачи: оперируют, как привыкли, получают за это деньги и не парятся. А это же одна из престижнейших клиник! Туда обращаются президенты и шейхи — для них есть отдельный корпус (там вообще все устроено так, чтобы пациенты из разных социальных слоев не пересекались между собой).

Скандалы, конечно, бывают. Самая распространенная причина — нереальные ожидания. Пациент приходит через какое-то время после операции и заявляет хирургу: я хотел совсем не этого. Вот тут меня отек есть, а тут нет, тут морщинка появилась какая-то. Но, кроме нереальных ожиданий, это может быть и потребительский экстремизм: пациент требует вернуть деньги за операцию (такая возможность прописывается в договоре). Если пациент недоволен, но при этом он нормальный — он понимает, что какие-то вещи просто нуждаются в корректировке.
Хирургия не дает никаких гарантий. Если что-то не получилось, мы, например, в своей клинике сразу созываем комиссию из специалистов, приглашаем пациента и все вместе решаем, что делать. Пациент может вернуть свои деньги за операцию и пойти в другую клинику, если он больше не хочет с нами работать. Если пациенту этого мало, он требует каких-то дополнительных компенсаций, то может пойти в суд. У меня, слава богу, в практике такого не случалось.
Потребительский экстремизм, кстати, распространенное явление. Мы с коллегами общаемся, предупреждаем друг друга о таких пациентах.


Как правильно выбирать хирурга?

Непрофессионалы, к сожалению, всегда были и будут. Работать пластическим хирургом выгодно. В эту сферу рванули все, кто хочет заработать — очень часто это молодые люди, которые вообще не имеют почти никакого хирургического опыта. Сертификат пластического хирурга можно получить после университета и соответствующей ординатуры. Мало кого сразу допускают к самостоятельным операциям, они сначала просто ассистируют. Но и этого мало: важно, чтобы был наставник, который поставит руку, научит чувствовать ткани. Если такого учителя нет, то молодые люди приходят в профессию и думают: вот, все делают губы-«пельмени», и я тоже буду. Такие допускают очень много ошибок: ими движет прежде всего желание заработать. Делают безобразные операции, которые начинают обсуждать в СМИ, и из-за таких врачей падает престиж профессии.

Надо смотреть, есть ли у клиники лицензия министерства здравоохранения. Но один из самых надежных способов получить информацию — послушать сарафанное радио. Надо пообщаться с бывшими пациентами вашего хирурга. И еще — во время консультации у вас должно возникнуть доверие к этому человеку. Если доверия нет, то лучше пойти к кому-то другому.
В последнее время многие ищут и выбирают себе хирурга онлайн, через интернет, то есть без очной встречи. Есть много ресурсов — своего рода баз хирургов и клиник. С ценами и прочей информацией. Я там не регистрируюсь, потому что считаю, что пациенту надо обязательно прийти на личную консультацию. На таких ресурсах люди выбирают себе не хирурга, а цену. Увидели привлекательную цену — записались на операцию.
В Ростове порядка десятка клиник, но серьезных — шесть. Уровень пластической хирургии в России везде одинаковый, не имеет значения, столица это или регионы. У нас вообще очень способные хирурги. У нас такой менталитет: мы издавна привыкли добиваться максимального результата при минимальных условиях. А сейчас мы не ограничены в знаниях, хороших материалах. Поэтому российские хирурги в мире никому не уступают.