Ростов—Брюссель. Кто виноват и как с этим жить?
События

Ростов—Брюссель. Кто виноват и как с этим жить?

Писатель Андрей Рубанов — о черных мартовских днях.

23 Марта 2016

Жертвы техногенных катастроф попадают прямиком в рай — но это никого не утешает. Авиакатастрофы ужасают всех. Хотя давно подсчитали, что езда на автомобиле в тысячу раз опасней, чем полет на аэробусе. Но погибнуть за рулем малолитражки никто не боится.

А вот грянуть о землю, в алюминиевом ящике, в компании сотни таких же несчастных, — это кажется самым страшным кошмаром из всех возможных. Такой кошмар накрыл в субботу Ростов-на-Дону. Обычно шумный, наглый, гомонящий, он враз притих, и когда придет в себя — Бог весть.

Смерть в авиакатастрофе — рок, судьба. В чистом виде. Я так считаю. От этого никто не застрахован, это может произойти где угодно. И в отсталой России, и в передовой Америке. Самые опытные пилоты, самые лучшие навигационные технологии не гарантируют сохранности жизни пассажиров.

К несчастью, самолеты иногда падают. Мы либо принимаем этот факт, либо нет. Мы либо принимаем смерть, как распространенное происшествие, и тогда мы — умные люди. Либо не принимаем, возражаем, сочиняем конспирологические версии, требуем найти и покарать, принять меры, разобраться раз и навсегда.

Наша тварная природа отрицает смерть — мы бежим от нее, боимся, хотим ее победить, и не умеем.

Давайте любить жизнь, ценить каждый день, каждую улыбку, каждое объятие. Своих детей, своих друзей. И даже своих врагов, дай Бог им здоровья.

Одни народы сходят с ума от сытости, другие от голода. Мы не те и не другие, и эта мысль меня греет

…Вчера в Бельгии террористами за несколько часов убито и искалечено более двухсот человек. Я был в Бельгии, это скромная, налаженная страна. Соседние голландцы считают «белгов» раздолбаями. Но с моей, русской, точки зрения Бельгия представляет собой маленький ухоженный садик. В Бельгии, как и повсюду в Западной Европе, можно получать пособие по безработице, ровным счетом ничего не делать и жить в свое удовольствие. Там, как и повсюду в Западной Европе, существует многотысячная армия профессиональных молодых бездельников, люмпенов, выходцев с Востока и из Африки. В этой неисчислимой толпе может спрятаться не одна сотня профессиональных палачей.

Вчера там пролилась кровь. Кто так придумал? Кто это создал? Никто. История. Живой ход развития цивилизации привел нас в эту точку. 

Вот цифра из Интернета: в прошлом году в России авиаперевозчики перевезли 94 миллиона пассажиров. А 15 лет назад, в 2000 году, — меньше 20 миллионов. В пять раз увеличился поток. Соответственно, больше стало и происшествий.

Колесо жизни едет по нашим головам. Но мы летали, летаем и будем летать, это необходимо, это современно и доступно.

Мы будем оплакивать невинно погибших, своих и чужих.

Мы умные люди и понимаем, что когда человек получает во владение весь многообразный мир — он получает и все его многообразные опасности. Мы никак не виноваты в том, что на Ближнем Востоке целые многомиллионные общности обезумели от нищеты, безысходности и внутренних распрей.

Одни народы сходят с ума от сытости, другие от голода. Мой народ не относится ни к тем, ни к другим, эта мысль меня греет.

Мы никак не виноваты в том, что наши аэропорты иногда накрывают метели и снегопады. Мы тысячу лет живем среди метелей и снегопадов, и будем жить еще тысячу лет. И самое главное: мы не боимся смерти. Возможно, не все понимают, что пренебрежение к смерти заложено в наш генный код.

Кто тут есть взрослые, пожившие люди, спросите себя: много ли смертей видели вы вокруг? Много, увы. Много.

В эти черные дни, когда близкие и дальние смерти сопровождают нас постоянно, мы должны укрепиться духом и жить дальше. Нас никогда не оставят ни силы, ни разум.