Как скелет из Бухенвальда стал первым советским чемпионом-тяжелоатлетом на Олимпийских играх

Как скелет из Бухенвальда стал первым советским чемпионом-тяжелоатлетом на Олимпийских играх Иван Удодов — в проекте «Гражданин Ростова-на-Дону».
Люди

Как скелет из Бухенвальда стал первым советским чемпионом-тяжелоатлетом на Олимпийских играх

Иван Удодов — в проекте «Гражданин Ростова-на-Дону».

Логотип Журнала Нация
Маркетплейсы
В следующем году банку «Центр-инвест» исполняется 30 лет. Обычно подарки дарят юбилярам, но в данном случае «Нация» и «Центр-инвест» сообща придумали подарок родному городу — проект «Гражданин Ростова-на-Дону». В течение года мы расскажем истории 30 наших земляков, которые много сделали для города, прославили его не только в пределах России, но и за рубежом. 
В рамках проекта уже опубликованы очерки о Городском голове Андрее Байкове, актере Александре Кайдановском, футболисте Викторе Понедельнике, основателе зоопарка Владимире Кегеле, легенде джаза Киме Назаретове, актрисе Анне Самохиной, разведчике Геворке Вартаняне, купце Николае Парамонове, писателе Петронии Гае Аматуни, медиаиздателе Элен Гордон-Лазарефф.
Сегодняшний наш герой, ростовчанин Иван Удодов, был первым советским тяжелоатлетом, завоевавшим золотую медаль на Олимпиаде. Трудно представить, что всего за 7 лет до мирового триумфа этот великолепный атлет не мог ходить и весил меньше 30 килограммов.

Иван Васильевич Удодов. Иван Васильевич Удодов. Фото: Василий Носков (РИА Новости).


История тем более невероятная, что становиться профессиональным спортсменом Удодов не планировал. Он был обычным сельским мальчишкой, привыкшим к постоянному шуму поездов. Поселок Глубокий, где Ваня родился в 1924 году, по сути, вырос из станции Юго-Восточной железной дороги, и вся жизнь местных крутилась вокруг «железки».

О детстве героя известно немногое, но вот один характерный случай: когда замерзала река Глубокая, мальчишка не упускал случая прокатиться по ней на коньках, любил это дело и умел. Только однажды не заметил, где тонко, и провалился под лед. Верная гибель, если рядом никого. Но в том-то и сила воли: Ваня, хоть и испугался, а выбрался из полыньи — сам.

В 1941-м, когда началась война и поселок оккупировали фашисты, 17-летний крепкий парнишка стал одним из тех, кого угнали на работы в Третий рейх — бесправным русским остарбайтером. Такую же судьбу разделил ростовский писатель Виталий Семин, живописавший быт рабов гитлеровской Германии в романе «Нагрудный знак OST»: «И выкрашенные черной огнеупорной краской трубы, и низкий над койками потолок, и сами каторжные койки, собранные из некрашеных стандартных деталей, придают всему помещению неправдоподобный, невыносимый вид. Живут в таких помещениях от ста до двухсот человек — койки здесь двух-, а к задней стене и трехэтажные…. Когда ложатся спать, все слышат у себя под щекой скрипение соломенной трухи и запах, идущий от этой старой, пыльной, перетертой соломы — запах голода, фабрики и казармы».

Ваня работал на авиационном заводе, пытался бежать из этого ада и попал в ад совершенно кромешный — концлагерь Бухенвальд, ворота которого украшала издевательская кованая надпись Jedem das Seine («Каждому свое»). К концу войны это был самый большой «лагерь смерти» в Германии: со своим крематорием, расстрельными камерами, лабораторией, где узников заражали сыпным тифом, туберкулезом. Но, помимо этого, всех (больше ста тысяч заключенных) ежедневно убивали голодом.

Удодов провел в Бухенвальде два долгих года. Когда в апреле 1945-го измученных узников освободили, Иван уже не мог ходить самостоятельно. 21-летний мужчина весил как 9-летний мальчик — 29 килограммов. Его вынесли на руках.

Всю жизнь потом Удодов будет отмечать день рождения дважды в году: вторым станет день спасения из «лагеря смерти». В конце 1950-х ему придет из Германии очень вежливое приглашение почтить визитом мемориал Бухенвальда. Удодов разорвет его: «Они что там, с ума сошли?! Я и так о нем забыть не могу!»

Истощение после Бухенвальда было не только физическим, но и моральным: первое время Иван по-прежнему оставался собственной тенью, тело отказывалось восстанавливаться. Тогда кто-то из врачей решил выбить клин клином и настоял на серьезных физических нагрузках. Удодов стал поднимать гантели, подтягиваться, бегать — и меняться на глазах.

@don_sportivny@don_sportivny


Днем Иван учился на курсах автовождения, а по вечерам ходил «качаться» — и неожиданно даже для себя самого — решил заняться тяжелой атлетикой. Вот уж где, казалось бы, немыслимое сочетание: штанга и дистрофик. Но он сделался буквально одержим победой над собой. Его первый тренер Марк Баев говорил: «Этого подгонять не надо, только тормозить успевай».

Проходят два года напряженных тренировок, и уже в 1948-м Удодов не просто участник соревнований по тяжелой атлетике, он становится чемпионом Ростова. Правда, его весовая категория навсегда останется наилегчайшей — до 56 кг. Таких тяжелоатлетов, да и борцов, и боксеров, называют «мухачи».

В этом же 1948 году на Спартакиаде Юга РСФСР Удодов занимает 2 место, подняв в общей сложности 252 килограмма. Теперь он уже студент Ростовского техникума физической культуры и крайне перспективный «мухач». А еще завидный жених. Иван встречает хорошую девушку Люду, которая станет его женой отныне и навсегда. Надо думать, из ЗАГСа он легко вынес ее на руках.

Продолжая напряженные тренировки (в комплекс входили плавание, метание диска, бег, прыжки), Удодов первым из советских «мухачей» преодолевает отметку в 300 кг — и в 1951 году выигрывает звание чемпиона СССР. А затем перебивает собственный результат на всесоюзном чемпионате в Баку, подняв в общей сложности 310 кг. Неудивительно, что 28-летнего тяжелоатлета приглашают в сборную СССР: на носу Олимпиада в Хельсинки.

Официальный постер XV Олимпийских игр в Хельсинки.Официальный постер XV Олимпийских игр в Хельсинки.


Двукратный олимпийский чемпион, знаменитый штангист Аркадий Воробьев в своей книге «На трех Олимпиадах» вспоминал обычные тренировки членов сборной: «Устанавливаю на штангу 100 кило. Поднимаю легко на грудь и с груди выжимаю три раза в основном только силой рук. Тренер комментирует: «Плохо. Не используешь мышцы корпуса. Прибавь десять кило и сделай еще пять подходов, старайся каждый раз выжать по три раза». С каждым разом штанга поднимается все труднее и труднее. Мышцы устали и отказываются сокращаться. А тренер доволен: «Вот теперь с жимом покончили. Молодец». Следующую серию упражнений выполняю со штангой, поднимая ее сразу с помоста на прямые руки. Пот катит градом, майка стала мокрой. «Освободился станок для приседаний, — кричит снова Николай Иванович (Н.И. Лучкин был тренером и Удодова. — Авт.). — Сегодня ты должен приседать с весом на плечах в 200 кило». Осторожно, с сопротивлением, приседаю: если в этот момент расслабиться, то колоссальный вес может задавить. Чувствую, как от чрезмерного напряжения лицо и глаза наливаются кровью. Справа и слева, страхуя, стоят товарищи. А тренер предлагает новое упражнение… Тренировку заканчиваю легким бегом. Устал, не хочется двигаться, жажда, как в пустыне. За два с половиной часа пришлось «выгрузить» более 9 тонн».

Олимпийские Игры в Хельсинки (июль 1952 года) были уже 15-ми по счету для планеты, но первыми для СССР.
Мировыми лидерами в тяжелой атлетике тогда считались американцы. Да и вообще США становились главным призером Олимпиад чаще других стран. Только прибыв в Хельсинки, спонсор американских тяжелоатлетов Боб Гофман безапелляционно заявил газетам: «Мы здесь, чтобы русские почувствовали горечь поражения».
Мало кто верил, что новички Олимпиады — советские спортсмены, недавно прошедшие страшную войну, смогут тягаться с фаворитами.

Кстати, американцы приходили посмотреть, как тренируются русские, и попали на «шоу». Аркадий Воробьев вспоминал, как старательно штангист Трофим Ломакин имитировал, что вес в 100 кг для него практически неподъемный: «Лицо его перекашивается, становится багрово-красным. Ну, думаю, артист. А неделю назад легко выжимал 130».
Ваня Удодов, напротив, выглядит весельчаком: хохочет над шутками тренера, свою штангу поднимает играючи, как пушинку. За дурачеством все тщательно скрывают волнение. Удачный дебют СССР на Олимпиаде был вопросом чести, делом государственной важности. А соперников у молодого советского «мухача» Удодова было 16 — из 15 стран. Но уезжая, Удодов, по воспоминаниям брата, сказал отцу: «Батя, умру, но выиграю».

В наилегчайшем весе бал на той Олимпиаде правили не американцы, а тяжелоатлеты из Ирана: трехкратный чемпион мира Махмуд Намдью и его ученик Али Мирзаи. Чуть ли не в каждой западной газете подчеркивалось, что соперников у иранцев просто нет, они в расцвете сил, в лучшей своей форме.
В Иране Намдью был любимцем шаха Резы Пехлеви, национальным героем: его именем назвали улицу в Тегеране. Атлет был осыпан подарками и привилегиями, одна из которых — возможность практиковаться со штангой во дворце шаха. Иранцы были уверены, что разделят между собой первое и второе места.

…Сегодня соревнования по тяжелой атлетике — это только два упражнения: рывок и толчок. В 1950-х их было три: жим, рывок, толчок (жим исключили в 1972-м). В каждом упражнении три попытки. Вес заказывают по возрастающей, откатиться назад уже нельзя. Тяжелоатлет, который не смог выполнить хотя бы одно упражнение за три подхода, выбывает.

Соревнования тяжелоатлетов проходили в хельсинкском дворце спорта «Мессухали». Диктор объявляет: «Вес на штанге 85 килограммов, приготовиться Удодову». Фамилию русского он произносит с ударением на последнем слоге: УдодОв. Иван сбрасывает спортивный костюм, туго стягивает ремень. Замирает на пару секунд перед штангой, а затем легко берет ее на грудь и уверенно поднимает над головой.
Эта вот легкость и смутила судей. По правилам тех лет выжимать надо было медленно. Когда Удодов так же легко взял и 90 кг, судейский фонарь засветился красным. Это означало, что спортсмен должен повторить попытку. Известный советский спортсмен и тренер Михаил Аптекарь вспоминал: «Пришлось Ивану снова идти на 90 кг. Он долго держал снаряд на груди и медленно, словно включив домкрат, выдавил штангу вверх. Три белых ярких лампы судейского фонаря зажглись одновременно».

Как скелет из Бухенвальда стал первым советским чемпионом-тяжелоатлетом на Олимпийских играх


Для иранцев ловкий новичок в красном трико стал неожиданностью. Они уже куда меньше улыбаются, заметно нервничают. Но не отстают. Более того, Мирзаи заказывает вес в 95 кг и выигрывает в жиме.

Начинаются состязания в рывке. Вес быстро растет, число соперников уменьшается. Иранцы ждут, какой же вес закажет русский Иван. Не дождавшись, Мирзаи идет на 87,5 кг, Намдью — на 90 кг. Иван выходит последним. И уверенно берет на прямые руки 92,5 кг.

Когда вес на штанге дошел до 97,5 кг, на помосте осталось только двое: прославленный иранец и никому пока не известный русский. Штанга в руках Ивана взлетает вверх, но судьи снова отказываются засчитать вес, оставляя последнюю попытку.

У Намдью на третьей попытке сдали нервы: на рывке вверх иранец вдруг роняет штангу, и она беспомощно катится по помосту. Очередь Ивана. «Удодов вцепился руками в гриф, потянул вверх, распрямился, аж подпрыгнув со штангой, и, резко разбросив ноги в стороны, подсел под вес. А затем встал. На этот раз подход Ивану судьи засчитали», — вспоминал Михаил Аптекарь.

Теперь Намдью заволновался уже по-настоящему. Он отставал от соперника на 2,5 кг, а поскольку сам был тяжелее, то для победы должен был выжать в толчке на 5 кг больше.
И вот финал. В толчке Али Мирзаи взял 112,5 кг с третьего раза и успокоился. Лидеры — им уже равных нет — не спешат: пропустили 115, 120 кг... Удодов выходит на отметке 122,5 кг. И фиксирует вес! Уже в этот момент он побил олимпийский рекорд американца Джозефа ди Пьетро (307,5 кг), установленный 4 года назад в Лондоне. Намдью тоже взял этот вес, правда со второй попытки, не удержав вначале штангу на груди.

А Иван между тем заказал 127,5 кг. Зал притих. Настал момент истины. Обычно флегматичный тренер Николай Лучкин так распереживался, что, по словам очевидцев, сунул папиросу горящим концом в рот, чертыхнулся, выплюнул. Иван вышел на помост и рванул, выжав победный вес: в сумме вышли рекордные 315 кг. Причем сделал это красиво, без лишней натуги.

Теперь иранцу для победы было нужно ни много ни мало поднять штангу в 132,5 кг, вес для «мухачей» в те времена запредельный. Намдью уже не выглядел суперзвездой: отвернувшись от зала, он начал молиться, прикладывая ладони к лицу и оставляя на них белый след порошка магнезии. «Allah, Аllah», — слышалось с помоста. А затем, как писали об этом свидетели, иранец «бросился на штангу, как бросаются в пропасть».

«Мышцы на руках и ногах выступают, как крученые канаты, напрягаются до предела, кажется, сейчас они порвутся. Нет! Явно не хватает силы. Штанга поднимается только до пояса. Второй подход — снова неудача, штанга с грохотом падает на помост. Все кончено — поражение. Но атлет не осознает этого, продолжает держаться за штангу. А она катится по помосту, увлекая обессилевшего спортсмена за собой. Полный отчаяния, плачущий, спускается трехкратный чемпион мира со сцены», — описывал это Воробьев, сидевший в том зале.

Иван Удодов и его соперники-иранцы на пьедестале почета.Иван Удодов и его соперники-иранцы на пьедестале почета.


Так и случилось, что первое тяжелоатлетическое золото Страны Советов с Олимпиады увез невысокий 28-летний Иван Удодов (на многих фото он на голову ниже своих поклонников), бывший узник Бухенвальда с синим прямоугольником «забитого» лагерного номера на руке. Человек, который когда-то и себя поднять не мог, не то, что вес в несколько раз больше собственного.

…Знаменитый штангист, ставший потом тренером сборной, Яков Куценко рассказывал: «Удодов очень своеобразный был спортсмен. Он никогда не мог четко сформулировать не только другим, но даже себе, как достигает больших результатов. Это тот редкий случай в спорте, когда у спортсмена почти отсутствует рассудочность, и он все делает интуитивно. У Удодова был совершенно особый дар».

Сияющий и счастливый стоял Иван на центральном пьедестале. После победы в Хельсинки он сказал: «Нужно было бы для победы сделать еще больше — я бы, вероятно, сделал. Нужно было бы пойти на опасный риск — я бы пошел». К счастью, рисковать не пришлось.

Шведский таблоид Expressen писал: «С того дня, как большая группа русских выступила на Олимпиаде, у нас есть полное основание изменить прежнюю точку зрения о русском народе в смысле спорта». «Чемпионы, оказавшиеся самыми сильными соперниками, которые когда-либо встречались на Олимпиадах», — вторила шведам французская Le Monde.
В тех летних Играх участвовало 70 стран, Советский Союз по количеству медалей (71) уступил только Штатам (76).

Для Ивана Удодова год Олимпиады и последующие три были триумфальными. На чемпионатах мира и Европы в 1952–55 годах он берет 3 золотых и 4 серебряных медали.
Но выступить на Олимпиаде-1956 в Мельбурне наш герой уже не смог. В 32 года Удодов ушел из большого спорта. Сказались прежние травмы. (По другой версии, спортивные функционеры стали задвигать резкого в высказываниях чемпиона.)
Побыв тренером любительской команды при ростовском заводе «Красный Аксай», один из лучших тяжелоатлетов планеты устроился на рынок мясником. Как когда-то его отец и его дед в поселке Глубоком.

Началась его третья жизнь — жизнь обычного человека. Впрочем, обычным он уже просто не мог стать. В интервью журналистке Юлии Быковой сын Удодова, Анатолий Иванович, вспоминал, что в Ростове постовые милиционеры отдавали честь олимпийскому чемпиону даже ночью: его «Победа» была видна в темноте, на капоте светилась фигурка орла из белого фосфора.

Была у него потом еще и другая выдающаяся машина — кабриолет BMW. Шикарный, с кожаным салоном, его для Ивана Васильевича пригнали специально из Германии, и этот кабриолет неизменно поражал всех участников дорожного движения. Еще бы! В те годы любая машина привлекала внимание, а уж такая…

На какое-то время он взялся за тренерство в областной Школе высшего спортивного мастерства; заразил спортивной злостью и страстью своего сына Анатолия, позже тот стал мастером спорта по тяжелой атлетике.

Иван Удодов.Иван Удодов.


Сын вспоминал, что к штанге отец всегда относился очень уважительно, с душой, как к живому существу. «По первое число доставалось тому, кто мог пнуть ее ногой. А еще он говорил: «Будь сначала человеком, а потом уж спортсменом».

Жил согласно своим заповедям. Всегда был готов помочь ученикам, выбивая для них места в общежитии, талоны на питание: у чиновников Иван Васильевич пользовался железным авторитетом, кабинетные болельщики благоговели перед ним. Для себя чемпион ничего не просил.

Его яркая и сложная жизнь была очень короткой — всего 57 лет. Но история и сегодня остается невероятно вдохновляющей, продолжая зажигать новые звезды: спустя год после смерти чемпиона, в 1982-м, состоялся первый областной турнир по тяжелой атлетике имени Ивана Удодова, который проводится и поныне. (Во времена позднего СССР турнир имел даже статус всесоюзного; с начала 1990-х до 2010-х был первенством России. — Авт.) Только теперь к группам «мужчины» и «юноши» добавлены «женщины» и «девушки»: в 2021-м тяжелоатлеток было уже 50.
Есть звезда Ивана Васильевича Удодова и на ростовском Проспекте звезд. Теперь вы знаете, почему.

Как скелет из Бухенвальда стал первым советским чемпионом-тяжелоатлетом на Олимпийских играх


Партнер проекта «Гражданин Ростова-на-Дону» — банк «Центр-инвест». Один из лидеров отрасли на Юге России, «Центр-инвест» с 1992 года развивает экономику региона, поддерживает малый бизнес и реализует социально-образовательные программы. В 2014 году при поддержке банка создан первый в России Центр финансовой грамотности. Сейчас их пять: в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Таганроге, Волгодонске и Волгограде. Уже более 600 тысяч человек получили бесплатные финансовые консультации. В их числе школьники, студенты, предприниматели, пенсионеры.
«Центр-инвест» известен также как учредитель и организатор ежегодного Всероссийского конкурса среди журналистов на соискание премии им. В. В. Смирнова «Поколение S».

Если вы хотите не пропустить новые выпуски проекта «Гражданин Ростова-на-Дону», подпишитесь на нас в Яндекс.Дзене, фейсбуке, «ВКонтакте», инстаграме.