«Дудь или Познер, но это будет интервью с одним из самых интересных героев в мире»
Люди

«Дудь или Познер, но это будет интервью с одним из самых интересных героев в мире»

Автор канала Breaking Trends Юлия Загитова — о выборе Путина, медиатрендах в 2018-м и перезапуске Союза журналистов.

автор Андрей Бережной/фото архив героини

14 Декабря 2017

Юлия Загитова. 28 лет. Руководитель Департамента по работе с независимыми региональными и местными СМИ в ОНФ. Автор телеграм-канала про медиатренды Breaking Trends. В ноябре 2017-го избрана одним из 23 секретарей Союза журналистов России.

— Расскажите коротко свою уфимскую историю, она с элементами драмы и триллера, насколько я знаю.
— Года три назад мы с мужем смотрели только что вышедшего «Дурака» режиссера Быкова, и муж сказал: «Про тебя кино». Видели этот фильм? Там главный герой пытается достучаться до безразличных чиновников, пытается спасти 800 человек в аварийной общаге. Ну, у меня, конечно, не было такой вот конкретной общаги, но история похожа, да… Первым местом, куда я писала, была районная газета «Победа» в маленьком городе Бирск. Потом переехала в Уфу, поступила в университет. Начала работать на телеканале «РЕН-ТВ Уфа». Специализировалась на сюжетах о социальных проблемах и коррупции. В 2011 году мне удалось предотвратить экологическую катастрофу — спасти озеро Кулеш. За это я получила госнаграду из рук президента России Дмитрия Медведева. А через полтора года у нашего канала отобрали лицензию. Ну, мы действительно жестко критиковали власть в регионе. Телезрители нас тогда поддержали, мы сами митинговали, но лицензию нам не вернули.

И тогда мы создали информагентство «Башмедиа», куда я тоже писала проблемные материалы. Один из них был про махинации с переселением жителей Уфы из ветхого жилья. В ходе моего расследования выяснилось, что кто-то заработал на переселении мертвых душ 1,5 миллиарда рублей. В мой адрес начали поступать серьезные угрозы, тучи, что называется, сгущались. Ну, и вообще, мне хотелось расти профессионально, а перспектив в Башкирии не было. Моей сверхцелью было бороться за региональную журналистику на федеральном уровне. И сейчас я к этому пришла.

— СМИ, со ссылкой на источник в администрации президента, сообщили недавно: Путин перед выборами даст одно большое видеоинтервью. Познеру или Дудю. Вам какое из этих двух интервью было бы интереснее увидеть?
— Как медиаисследователю, конечно, оба интервью. А вот как журналисту — все-таки интереснее всего, кому президент отдаст предпочтение. Дудь и Познер — для разных целевых аудиторий, но в любом случае это будет интервью с одним из самых интересных героев мира.

— Вы делаете канал Breaking Trends — о медиатрендах. Какими достижениями канал уже может похвастаться?
— Я начала создавать канал в одиночку, он существует с июня 2016 года. Первый пост сделала в Липецке в День России. Теперь у Breaking Trends армия поклонников-журналистов, которые постоянно предлагают медийные эксклюзивы. Канал существует на нескольких платформах: телеграм, фейсбук, очень перспективный, на мой взгляд, «Яндекс. Дзен». Из достижений — на днях число подписчиков в телеграм выросло до 13 000. Это много. Если говорить о монетизации, проект стал приносить прибыль уже через полгода. Я создаю контент, а финансовыми вопросами занимается мой менеджер.

— Какие медиатренды будут в 2018-м?
— Никаких особых откровений и потрясений не ждите. По-прежнему в тренде видео. Сейчас доля видеоконтента в интернет-трафике — около 50%, и она будет неуклонно расти. Печатные СМИ будут жить. По заявлениям крупнейших мировых издателей, тиражи больше не падают, а продажи растут — в Великобритании, Франции и Германии. Борьба за фактчекинг продолжается. Этот тренд перетекает из 2017 года. Так же активно будут развиваться нишевые СМИ. Да, контента в интернете много, но людей интересует определенная сфера.

— Что вы сами смотрите, читаете из медиа? Что для вас удобнее: посмотреть часовое интервью от Дудя или прочесть интервью с женой Сергея Бодрова-младшего на 50 тысяч знаков?
— У меня в телефоне — сотни каналов, в ушах — подкасты, на ноутбуке 50 закладок с полезными сайтами. Для меня одинаково любопытно интервью с Дудем, потому что я работала на телеканале и знаю, как это делается. Но и от интервью со Светланой Бодровой я получила большое удовольствие. Просто это абсолютно другой жанр.
Из иностранных медиа я читаю-смотрю The New York Times, The Guardian, The New Yorker, Washington Post, Digiday и другие. Из российских нравятся Adindex, Sostav, «Ведомости», РБК.

— СМИ в России изо всех сил становятся все более дешевыми в производстве, не находите? Сегодня невозможно представить, чтобы целая редакция (как когда-то редакция «Большого города») взяла и выехала на неделю в Тбилиси — есть хинкали, пить вино и делать спецвыпуск. Сегодня — рерайт, копипаст. И это сильно бьет по качеству и оригинальности контента.
— Ну, не все так плохо, на мой взгляд. Да, прогресс подарил нам мета-СМИ, которые существуют только в экосистеме мессенджеров, без собственных сайтов и приложений. Это, например, телеграм-каналы. Вот они действительно дешевые СМИ — и однобокие. Если создавать качественное мультиканальное СМИ, с отделом корреспондентов и фактчекинга, то это большие инвестиции. Но у него будет взрослая платежеспособная аудитория. Если делать кликбейтный блог, то это ничего не будет стоить. Но это — молодая аудитория. Каждый издатель выбирает свой путь и аудиторию.

— А что вы скажете на то, что в погоне за трафиком наши медиа стали угодническими? Идут на поводу у усредненного читателя. Ну, это, как и в кино, например: надо чтобы в кинотеатр пришло как можно больше разновозрастной публики, и чтобы сюжет не сильно напрягал и не отвлекал от попкорна. СМИ перестали быть «вау» — как когда-то Esquire Бахтина. Или вот у «Афиши» был слоган — «Как скажем, так и будет». Сегодня скорее — «Будет, как скажете».
— Я все же не соглашусь. В России существует независимые СМИ — со своей повесткой, своей картиной мира, не идущие на поводу. Есть они и в Москве, и в Петербурге, и в регионах. И в этих редакциях каждый день происходит «вау». Например, в вашей «Нации». Вы делаете такие спецпроекты, которые я часто показываю на своих лекциях для журналистов. И вы не одни в стране.

— Еще одна ваша, новая, роль — секретарь Союза журналистов России. Если совсем просто и лаконично объяснить, кто это и на что он влияет?
— Я думаю, что секретарь СЖР — в идеале — это лидер мнений, чувствующий медиа и понимающий, что на самом деле нужно журналистам. Каждый месяц у нас проходит секретариат, где мы высказываемся о развитии медиа и придумываем, как сделать работу журналистов комфортнее, спокойнее и продуктивнее. «Мы» — это очень разные люди, практики и теоретики. Например, это Евгений Примаков (ведущий «Международного обозрения» на канале «Россия 24». — «Нация»), который объездил весь Ближний Восток, освещал конфликты в Израиле, Палестине, на Западном берегу реки Иордан и секторе Газа, работал на второй ливанской войне по обе стороны фронта. Он понимает, что чувствует журналист за границей своей страны. Или еще один секретарь СЖР — Елена Вартанова. Доктор филологических наук, профессор, декан факультета журналистики МГУ. Она развивает знаменитый факультет и делает его современнее, понимая медиатренды в образовании.

— Сколько сегодня человек состоит в СЖР? Сколько вы платите членских взносов? Интересно, сколько лично вы перечислили Союзу и что получили взамен.
— В Союзе состоит около 50 тысяч человек. Мне самой любопытно узнать, кто эти люди, изучить их интересы. Я состою с 2008 года. Ежегодный взнос — 500 рублей. Когда у нашего канала отобрали франшизу, к сожалению, башкирское отделение Союза журналистов не защитило нас. Думаю, ситуация вскоре изменится. Хочется, чтобы СЖР стал настоящим профсоюзом по отстаиванию прав журналистов в России.

— А что конкретно вы хотите поменять?
— СЖР будет работать над повышением статуса удостоверения Союза — чтобы журналисты, работающие в горячих точках, были приравнены к участникам боевых действий. Новый председатель СЖР Владимир Соловьев хочет повысить ответственность чиновников за отказ предоставлять журналистам информацию. Я хочу омолодить Союз и запустить как можно больше современных образовательных программ. Когда я работала в Уфе, сама испытывала образовательный голод. И каждая поездка в Москву или на региональный форум была для меня, что называется, глотком свежего воздуха.

— В Breaking Trends вы занимаетесь новыми медиа, а СЖР — это все-таки в массе своей районки, олдскул. Стоит ли их и дальше спасать — из года в год придумывая дотации? Это как с «АвтоВАЗом»: машины плохие, но ведь столько людей останутся без работы, если его закрыть.
— В Союзе журналистов работает Владимир Касютин. Он делает журнал «Журналистика и медиарынок». И там он собирает опыт и удачные решения районных СМИ со всей страны. Многие «городские» журналисты, в общем, не зная сути вопроса, рассуждают так же: в районных газетах все плохо, и они не нужны. Поверьте, они нужны. Даже если у жителя маленького городка есть интернет, а там куча информационных сайтов, и 100 каналов в телевизоре — все-таки важнее и интереснее для него то, что происходит в его городе, его районе, его дворе. Да, у районок много проблем. Но это одна из наших задач в СЖР — осовременить эти издания, защитить от постоянного увеличения цен на доставку, помочь в создании качественного контента.