Бывший омоновец открыл «Школу семейной безопасности»
Люди

Бывший омоновец открыл «Школу семейной безопасности»

«Соль земли». Воронежская экспедиция. Часть IV.

Капитан полиции в отставке Владислав Карташов служил участковым, затем был инструктором по боевой подготовке в ОМОНе, ездил в командировки в горячие точки. 
Выйдя на пенсию в 38 лет, он создал «Школу семейной безопасности» — и теперь учит самообороне детей и женщин. По большей части в родном Воронеже, но и по соседним городам ездит с мастер-классами. Многие свои занятия Владислав проводит бесплатно: как он сам говорит, для поддержания баланса добра и зла в этом мире.

Бывший полицейский Карташов работает учителем ОБЖ в воронежской школе № 16.

— Учитель ОБЖ в моей школе — это было что-то такое, для галочки. Военрук мог совмещать или физрук...
— А на самом деле это очень важный предмет, с большими возможностями для творчества. Все можно и нужно показывать на живых примерах. Вот, школьники уходят на карантин, опять будут одни дома. Родители волнуются: как бы не учинил пожар, не залил квартиру, не открыл дверь кому не надо.

— И что вы, как учитель ОБЖ, посоветуете?
— Дети должны выучить не только телефон родителей, но и знать назубок номер пожарных: с мобильного — 101 или 112. Дома на видном месте, в коридоре или на холодильнике, должна висеть памятка с телефонами всех экстренных служб. Если начался пожар, ребенок должен позвонить, закрыть окна и двери, прижать к лицу мокрую ткань и выбежать на улицу. Спускаться только по лестнице. Если это невозможно, надо выбежать на балкон и просить о помощи прохожих внизу.
Владислав Карташов показывает приемы самообороны шестиклассницам своей 16-й школы.
Владислав Карташов показывает приемы самообороны шестиклассницам своей 16-й школы.
— Хорошо, а, как руководитель «Школы безопасности», дайте мне несколько советов: как вести себя с напавшим в темной подворотне?
— Во-первых, вам, другим девушкам, женщинам, бабушкам, да и вообще всем людям, я посоветую не ходить в одиночку в темных безлюдных местах. Не стоит входить с незнакомцем в лифт, в темный подъезд, в ночные парки, другие места, где вас явно может поджидать опасность.
У меня самообороне учились профессиональные спортсменки: каратистки, дзюдоистки. Зачем им это? В единоборствах мы соревнуемся по правилам, а когда на тебя из кустов выпрыгивает преступник, правил никаких нет, и ты теряешься.

У меня самого был такой случай когда-то. Я только пришел работать участковым, года 22 мне было. Нас с напарником отправили по вызову: на девушку напали с ножом, ранили. Мы по дороге встретили пьяную агрессивную компанию, одежда одного из парней была в крови. Попросили предъявить документы — они на нас напали. Моего напарника сразу вырубили ударом по голове, а я отбивался сколько мог ногами и кожаной папкой с документами. Я, со всеми своими победами и регалиями в кикбоксинге, с хулиганами не справился, пришлось бежать за помощью. Это я к чему, побег — важная часть самообороны, мы же спасаем свою жизнь, это главное.

…Вот еще полицейская история. У меня участке, на Левом берегу, начались убийства девушек. Первая жертва входила в свою квартиру, убийца набросился сзади и стал ее душить, дальше в дело пошел нож. После нее были еще две жертвы, все между собой похожи. Поймали преступника опера. Маньяк был из области, убил свою девушку, а потом начал искать похожих на нее. Поэтому еще раз! Никогда не входите в подъезд с незнакомцами, с людьми, которые чем-то вам не нравятся, не садитесь с ними в лифт. И не стесняйтесь кричать, если что. Чем сильнее вы кричите, тем больше у вас шансов остаться невредимой.

— А что кричать? «Помогите!»?
— Это не всегда работает. В подъезде лучше кричать: «Горим! Пожар!» На улице, если вы просите помощи, обращайтесь не ко всем сразу, а выберите глазами одного человека и кричите именно ему.
Можно сыграть на контрасте. Если нападает насильник, можно броситься к нему на шею, крепко обнять его, говорить, что этого вы и ждали. То есть вести себя нестандартно — чтобы он опешил и ослабил хватку. А дальше бить и бежать.

— Уличный преступник ведь не нападает на первую встречную?
— Да, он, как правило, ищет ту, с кем будет легче справиться. По осанке, по походке можно понять, как будет вести себя человек в момент нападения. Если ты идешь — плечи вниз, осунувшаяся, избегаешь людей, то скорее всего, и сопротивляться сильно не будешь, и на помощь громко не позовешь.

— Можно я признаюсь? Я не чувствую в вас жесткости, человека системы, полицейского.
— Ну, это потому, что сейчас я говорю с вами, а не с подозреваемым. И много работаю с детьми. Я же еще и в детском саду безопасность преподаю, мы там сейчас с четырехлетками «Колобка» разбираем. Он о-очень неправильно себя вел! От бабушки ушел, от дедушки ушел, с подоконника прыгнул — были бы ноги, мог сломать. Дальше череда этих неблагонадежных персонажей, с которыми он по дороге зачем-то вступал в разговоры.

— Не сказка, а тренажер по безопасности.
— Конечно. А «Алиса в стране чудес», где она ела что попало и влезала во всякие истории? Алису мы разбираем с детьми постарше, и там такие интересные вещи открываются! Это, кстати, вот тоже про преподавание ОБЖ: если брать классный материал, подходить творчески, любой предмет будет интересен. А основы безопасности жизнедеятельности — это же живое, то, что нас окружает. Возьми хоть химзавод под Воронежем, хоть гололед, что угодно.
Во время службы в ОМОНе.
Во время службы в ОМОНе.
— Почему вы пошли служить в полицию?
— Я в школе был обычным парнем, не лидер, занимался футболом; иногда мне прилетало от ребят покрупнее, и защитить себя я не мог. В 14 лет увлекся кикбоксингом, начались победы, попал в сборную области, и тема издевательств закрылась сама собой.
Поступил в институт физкультуры, кафедра единоборств. Потом на службу в МВД, несколько лет проработал участковым. В юности насмотрелся «Улиц разбитых фонарей» и очень хотел защищать слабых, искать преступников, ну, и чтобы добро побеждало зло. Поэтому лазил без страховки с 3-го на 4-й этаж по трубе: подозреваемый не открывал двери, я зашел через балкон; голыми руками останавливал вооруженных преступников…

При этом все годы тренировался, выступал как спортсмен. В 29 лет женился, и вдруг мне надо на полгода уезжать в командировку. Так поступить я не мог, и перевелся в ОМОН. Начальник шутил еще: тебе грозила одна командировка, а в ОМОНе ты из них вылезать не будешь. Так и получилось. Первая была в Чечню, 2012 год. Меня тогда Бог спас, иначе не скажешь.
Я должен был ехать на мероприятие в горы, но нас накануне поменяли с другим парнем. Он сел впереди в БТР, а я остался. БТР взорвали в горах… Мы помчались туда с врачом. В машине было семеро человек, все получили ранения разной степени тяжести. Тот, что сидел на моем месте, пострадал больше всех... Он сейчас частично парализован, но держится молодцом: работает, путешествует. Когда я об этом думаю, всегда такое внутри... Тяжело, короче... После того, что я видел там, в командировках, стал более спокойным: проблемы здешние кажутся мелкими, часто даже смешными. Дослужил до пенсии и решил уйти.

— И придумали на пенсии «Школу семейной безопасности»?
— Я руководил федерацией бокса города и Лигой бокса Черноземья. Понимал, что после армии сидеть охранником где-то в торговом центре не смогу: у нас многие ребята именно на этом и ломались. Когда ты вырос в структуре, а потом в 35–40 лет вышел в мир, где все по-другому, ты, как слепой котенок. Награды твои ничего не значат, умения никому не интересны. Ты никто. Многие начинают пить и скатываются в яму. Это серьезная проблема, поэтому я стараюсь привлекать в школу бывших военнослужащих, полицейских, которые подходят на роль наставников по психологическим характеристикам. У нас же не только самооборона, но и летний лагерь для детей. Теперь еще придумали сделать курсы для взрослых, которые не служили в армии, но хотят экстрима. Пока это только проект, но и школа когда-то была нарисована на листке бумаги.

А родилась школа так: я увидел в интернете ролик про социальные эксперименты с детьми — как незнакомцы уводят их с площадок. И меня осенило: я же могу научить их и родителей, как вести себя в критических ситуациях. Провел в соцсетях опрос: насколько интересна эта тема. Люди отозвались: да, интересно, у нас в Воронеже такого нет.
В «Школе семейной безопасности» мы работаем в паре с психологом Еленой Булгаковой. Она тоже закончила институт физкультуры, знает навыки самообороны, и папа у нее прославленный тренер по борьбе. Вместе с Еленой мы разработали тренинг для детей «Защита от незнакомцев на улице»; потом разобрали детские сказки, о которых я уже говорил.

Я учу безопасности в городе, в лесу — ходим с ребятами в походы. А недавно стал инструктором Красного Креста: теперь еще учу оказывать первую помощь. Самое интересное, что, как только выучился на инструктора, началось: то ребенку в автобусе рядом со мной стало плохо, то оказался на месте аварии. В общем, я понял, что такие знания лишними не бывают.
Карташов научил паре приемов и автора «Нации» Светлану Ломакину.
Карташов научил паре приемов и автора «Нации» Светлану Ломакину.
— Кому-то из ваших учеников приходилось уже применять самооборону?
— Конечно. Вот недавний случай: женщина на остановке ждала такси. Подошли двое пьяных, один к ней: «Я хочу тебя купить!» Она сразу применила удар сбоку (бьете противника локтем или ребром ладони в челюсть, в висок или по носу) — он упал. Женщина прыгнула в такси и уехала.
Когда мы отрабатываем эти навыки, я требую бить по-настоящему. Часто ученицы говорят «потом», но «потом» не бывает: если ты меня сейчас в зале не можешь ударить, то и преступника потом не сможешь.

— Домой приходите, видимо, в синяках? Жена как на это реагирует?
— Да, и руки синие, и ноги. Дети бьют от души, даже щитки не спасают. А жена привыкла. У нее тоже удар неплохой, но это не моя заслуга, а природное (смеется). Она очень спокойный человек. Раньше работала в Москве на руководящих должностях, но, когда родился сын, а мы его очень долго ждали, все оставила и перешла в детский сад. Чтобы ребенок всегда был под присмотром. И вдруг оказалось, что это ее: она, например, признавалась лучшим помощником воспитателя в области. Я как раз в этом детском саду с малышами и занимаюсь.

— Дома есть какие-то особенные правила безопасности?
— Нет, мы обычная семья. Ну, разве что ребенок, ему четыре года, время от времени кричит «пожар» и кран на всю включает.

— Давайте в завершение и про буллинг поговорим. У вас издевательствам в школе посвящено немало постов и роликов в «Тик-Токе». Что делать родителям?
— Сначала нужно, но без нажима, опросить ребенка: узнать, единичный это случай или происходит постоянно? В курсе ли учительница и так далее. При этом не надо лезть с советами, пока мы просто собираем информацию. Потом надо поговорить с учителем, с психологом, в зависимости от ситуации принимать меры. Но это немного не моя работа. Я учу жертв буллинга постоять за себя: если схватили сзади за рюкзак, резко сбросить одну лямку и ударить; если идут с кулаками, пресечь и остановить, сыграть на опережение. Иногда вовремя данный отпор бывает важнее десяти разговоров.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли. Второй сезон»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.
Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Где маржа (9-10 февраля)
Агрос 2023
Выставка АГРОС-2023 (по 27.01.2023)
Маркетплейсы