«Парни, кстати, чаще мстят своим бывшим». На чем хайповый паблик «Ростов-Главный» собирает тысячи лайков?
Люди

«Парни, кстати, чаще мстят своим бывшим». На чем хайповый паблик «Ростов-Главный» собирает тысячи лайков?

Что на самом деле интересует ростовчан — рассказывает Андрей Болтушкин, редактор самого массового городского сообщества во «Вконтакте».

автор Светлана Соколова/фото архив героя

28 Марта 2017

— Кроме денег, зачем ты это делаешь?
— Это интересно. Все равно что артист выходит на сцену, и его зал огромный слушает. Иногда прилетит помидор или крикнут «вон со сцены», но в основном слушают внимательно. Я сейчас не про свое имя, а про бренд «Ростов-Главный». Здорово, когда ты делаешь что-то, и это популярно. Я окончил в Челябинске политехнический техникум по специальности «программирование вычислительной техники». Мне кажется, я создан для айти-сферы. По-моему, у меня лицо айтишника. Сообществу уже 10 лет. Сначала я общался в этой группе в комментариях, делал это бесплатно, потом чуть-чуть стали платить, а потом это стало моей работой.
Сегодня у нас самое большое сообщество в городе — 251 тысяча подписчиков. В день охват от 80 до 120 тысяч человек. 40% контента предлагают пользователи, остальное ищу я. Я веду сообщество сам. Моя работа — из 100 постов угадать тот, который точно понравится пользователям, вызовет больше всего активности. Иногда не угадываю. Думаю: «Вот это сто процентов зайдет», но нет. Тогда я жду минут пять и сношу пост. У нас сотни гражданских журналистов, стрингеров. Вот пожар на улице. Сначала публикуем информацию, просто отмечая место на карте. Через пять минут нам присылают фото, потом видео, а потом уже смонтированный ролик с титрами, позже в комменты стягиваются очевидцы. Через час уже полная картина с разных точек зрения.



— Почему люди в этом участвуют? Что это за потребность?
— Честно? Я не знаю, но очень хорошо, что она есть. Это не способ заработать (мы не платим за информацию), не способ заявить о себе («Подпишите моим именем» — это запрос разве что от профессиональных фотографов). Наверное, простое человеческое желание говорить о том, что считаешь важным. LifeNews молодцы, но они платят деньги за то, что мы получаем бесплатно.

«Эта девушка — исчадие ада, обесчестила меня и обокрала». А я же тоже, кстати, в Ростов попал из-за интернет-любви.

По моим прикидкам, постить нужно каждые полчаса. Чаще не стоит: подписчиков начнет от вас тошнить. Но если день или два простой — это провал, у нас сразу жуткий отток подписчиков. В идеале я все время должен быть в сети — мониторить новости, смотреть, что там новенького в инстаграм. Но можно выбрать материал заранее, распределить на три часа три поста и идти чистить картошку. Потому что по-настоящему горячих новостей, конечно, единицы. Благодаря тому, что у нас очень много подписчиков, мы публикуем хороший процент уникальных новостей, их нет ни у кого больше. Ряд ростовский изданий — не будем указывать пальцем (хотя очень хочется) — этим пользуются. Обрезают логотип на нашем фото, придумывают заголовок пожелтее, берут из наших комментариев самые обсуждаемее, вставляют их в текст и все — новость готова.
А таким, как ты, олдскульным журналистам я не завидую. Учились пять лет. Неделю пишете статью, подбираете слова, и прочитает это максимум 2 тысячи человек. А тут новость о загоревшейся машине с комментарием в две строчки, который может не сильно блистать грамотностью — 20 тысяч посмотрят и еще полдня будут обсуждать. Заметку в два-три предложения с фотографией прочитают все, а для большой статьи нужно время, настроение, погружение. Мне кажется, те, кому меньше 25, уже никогда не будут такое читать.



— Лоббируешь какие-то темы, пользуясь служебным положением?
— Раз в неделю стараюсь дать материал в духе «теория разбитых окон»: не бросайте мусор, не пишите на стенах. Стараюсь направить группу к свету. За это мне прилетают комментарии в духе «многобукаф, тухляк, о чем это?» Я их не сношу, пусть остаются, это характеристика человека. Вешаю маленькие психологические статейки или притчи. В людях есть тяга к хорошему.

— По ленте не скажешь. Какая новость самая обсуждаемая?
— Жуткая новость о том, как собаку сожгли в будке. Эту новость репостнули зоозащитное сообщество и сообщество догхантеров. Эти два сообщества, которые стараются избегать встреч и дискуссий. Но тут они встретились. Что там было. Итог — две тысячи комментариев.

Любой фриковатый герой на местном уровне может стать звездой. Люди хотят поражаться и восхищаться.

— Чувствуешь, что становишься циничнее? Все измеряешь количеством комментариев, лайкабельностью?
—Да. Такой поток информации, что ко всем трагедиям начинаешь относиться как к инфоповодам. Более того, в день мне приходит постов пять о том, что нужно помочь больным людям или покалеченным щенкам и кошкам. Все это каждый день льется на мою голову. 99% мне приходится отменять. Это крест на моей судьбе и дыры в карме. Тяжеловато, конечно, но что делать. Иначе лента будет состоять из одних щенков и нуждающихся. Для этого есть другие ресурсы.
Меня поражает, насколько у нас пластичное сознание, насколько легко нас убедить в чем угодно. Вбросить фейковую новость и раскрутить ее — это элементарно. Любой фриковатый герой на региональном уровне может стать звездой. Писали же все о парне, который в мороз ездил на велосипеде в маске и шортах. Люди хотят поражаться и восхищаться. И заморачиваться даже сильно не надо, не нужно изысков. Один раз с другом гуляли по Пушкинской, возле одного из домов был строительный мусор, а сверху на здании был облупившийся угол. Мы сделали несколько фото и анонимно написали: «Ах, ужас, что творится, штукатурка падает». Все наши издания эту новость опубликовали.



Раньше я сам велся на провокации. Пост вроде «Этот человек меня ограбил, он такой ужасный и прочее». Сейчас минут пять мне достаточно, чтобы пробить информацию и понять, достоверна она или кто-то за наш счет хочет решить личные вопросы. Мне кажется, мы не больше пяти раз за последние пару лет прокололись, когда опубликовывали подобную информацию. В этом смысле стараюсь держать планку, не допускать откровенных фейков.
За неделю предлагают постов пять, по которым сразу ясно, что так мстят бывшим. Кстати, чаще своим бывшим мстят парни. Присылают фото: «Эта девушка — исчадие ада, обесчестила меня и обокрала» и пометка «Пожалуйста, анонимно». Хотя, может, это просто так девушки с конкурентками борются — пишут это с мужских аккаунтов. Я же тоже в Ростов попал из-за интернет-любви. Я познакомился с ростовчанкой, уволился в Челябинске с работы, сказал родителям, что еду отдыхать в Сочи и приехал в Ростов. Она тогда работала в Греции, должна была скоро вернуться. Я нашел жилье, нашел работу. Обалдел от жары. Она мне пишет: «Ой, блин, я там уже нашла себе человека, не приеду». Я чуточку погрустил и остался. Хочу жить только в Ростове.

— Топовые темы, которые неизменно интересуют этот город.
— Очень красивые фото очень красивых мест Ростова. Колесо «Одно небо» или набережная с высоты. Это точно зайдет и соберет сотни лайков. Идеальная для соцсети новость «Бывший большой начальник на очень крутой машине сбивает собаку на очень раздолбанной дороге и очень быстро уезжает». Все, эта новость соберет в комментариях пол-Ростова.



— Что ты знаешь о ростовчанах такого, чего, например, не знает редакция классического СМИ, скажем, «Дон-ТР»?
— Скорее я чего-то не знаю, потому что я не смотрю «Дон-ТР», а они, я уверен, сидят в нашей группе. Если серьезно, наша группа интересна именно обратной связью, ценность любой новости не в ней самой, а в тех мегабитвах, которые происходят в комментах. Придворных троллей у нас нет, все приходят сами. Дискуссии живые. Каждый раз — магия и волшебство.

— В суд за магию и волшебство ни разу не подавали?
— Несколько раз грозились, но нет. Но нас блокировали на неделю за то, что мы опубликовали информацию о митинге. Теперь ученые. Пишут в личку о предстоящих митингах: мол, дайте информацию, там все документы почти готовы, сто процентов согласуют. Нет. Сначала документы, потом пост.
  
— Выяснения отношений когда-нибудь перетекали из онлайн в офлайн?
— Нет. Там как: все, давай телефон, будь на связи, мы выезжаем, встречаемся там-то. Скорее всего, никуда они не выедут. А если выедут, то никого в назначенном месте не встретят. Ну, не зря же эти люди в интернете сидят. Мне тоже угрозы регулярно пишут. Пусть пишут. Недовольные есть. Но как-то все само разруливается. Недавно мужчина опубликовал у нас пост о коммунальных проблемах дома и обвинил в них застройщика. Застройщику пришлось несладко. Он мне писал: удалите материал. Удалили. Но три дня его обсуждали очень активно. В итоге все там как-то договорились, застройщик вроде и не виноват оказался, но тем не менее коммунальные проблемы начали решаться — после поста все зашевелилось: воду дали, лифтом занялись. «Спасибо вашей волшебной группе», — так все писали.

Во «ВКонтакте», может, не гении мысли собрались, но острые на язык. В фейсбуке — все «талантливые и успешные», все «продуктивные».

Да, мы все под колпаком у технологий. Не знаю, у этого есть и минусы, и плюсы. Вот мне прислали на утверждение видео с камеры наблюдения —человек телефон стащил. Сейчас просто нажму кнопочку «утвердить», и я не завидую этому человеку. Хочешь нажать? Нет? Почему-то никто не хочет. Хорошо, сам нажимаю. Готово. Через пару дней будет тысяч 15 просмотров. Кому я могу навредить? Только людям, которые сами себя вредят. Очень плохие вещи делают. Если в нашей группе опубликовать информацию, я не завидую. Даже если вы кидаете из своей машины мусор, и на видео видны номера автомобиля, и это видео появится у нас на стене, поверьте, вечером вам будет что почитать о себе в комментариях. Народ у нас особенно не стесняется.

— Комментарии, правда, бывают очень странные. Вообще, если судить по тому, что пользователи пишут у вас группе или у себя на стене, каков процент не очень адекватных людей в соцсетях?
— В день мне приходит от 80 до 120 постов. Иногда смотрю на то, что предлагают опубликовать, не верю глазам. Люди со своей реальной анкеты пишут такую околесицу, такую забористую ахинею, что диву даешься.
Раньше мне казалось, что у нас в сообществе процентов 20 сумасшедших. Потом я понял, что это не так. Адекватность в сети и адекватность в жизни — разные вещи. Не знаю, как-то это в человеке уживается. Дуализм сознания. Думаю, даже те, кто пишут нездоровые призывы, пытаются разжигать, относятся ко всему этому просто как к черному юмору. Как я себя успокаиваю. Вот сейчас он пишет какую-то махровую околесицу, а потом выйдет из аккаунта и операцию на открытом сердце будет проводить, или съездит пожар потушит, или волонтером поработает.

— Как одним-двумя словами можешь описать пользователей основных соцсетей?
— «ВКонтакте» — это сетевая демократия, там народ раскованный, 20-30-летние, разбалованный большим количеством разного контента, там пабликов больше всего. Там, может, не гении мысли собрались, но острые на язык. Фейсбук — это место, где встретились все талантливые и успешные. «Я сегодня была на двух выставках, еще пойду в театр и бассейн. Всем продуктивного дня!». От слова «продуктивный» у меня дрожь. Да, это место встречи продуктивных людей. Во «ВКонтакте» меньше о своем походе в барбершоп пишут, больше репостят новости. Одноклассники —прекраснодушная соцсеть. Хорошо для человека, который в 60 лет ни разу не видел интернета. Показать ему несколько групп, и не беспокоиться о его моральном здоровье. Резервация доброго и наивного. «Боже, какая красота!» — и фотка, на которой ни черта не видно, но силуэт котика считывается. К нам, в «Ростов-Главный» этим прекрасным людям нельзя. Хотя моя мама читает. Пишет мне: «Какие у вас красивые фотографии! Какой город!» И еще очень переживает из-за происшествий, чтоб жертв не было. Короче, отчитываюсь перед мамой за группу. Это можно заголовком сделать. Я бы так сделал: «Андрей Болтушкин: Каждый день отчитываюсь перед мамой за «Ростов-Главный».


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ПРОДЮСЕР СЕРГЕЙ ПИМЕНОВ — О ПРАВИЛАХ ЖИЗНИ В РОСТОВЕ В 90-Х И В СОЦСЕТЯХ СЕГОДНЯ

ПРОГУЛКА ПО ЧУЖОМУ РОДНОМУ ГОРОДУ С ТЕАТРАЛЬНЫМ РЕЖИССЕРОМ ВСЕВОЛОДОМ ЛИСОВСКИМ

ДИЗАЙНЕР СЕРГЕЙ НОМЕРКОВ РАССКАЗАЛ, ЧТО НЕ ТАК С НАШИМ ГОРОДОМ