Ростовский художник придумал казачий поп-арт. Телеканал ВВС снял об этом фильм к ЧМ
События

Ростовский художник придумал казачий поп-арт. Телеканал ВВС снял об этом фильм к ЧМ

Максим Ильинов: «Запомни, настоящий мужчина — это лохматое сильное любящее чудовище».

автор Екатерина Максимова/заглавная иллюстрация картина Максима Ильинова «Ван Гог в гостях у казаков»

5 Апреля 2018

Нашим читателям имя художника и музыканта Максима Ильинова уже известно. В июне о нем узнают и зрители английского телеканала ВВС. Перед самым чемпионатом мира в эфир выйдет 2-серийный фильм о путешествии по футбольной России: Москва, Питер, Ростов, Краснодар.
Ростов в фильме ВВС представляет как раз Ильинов — рассказывает о казачьем хип-хопе и казачьем поп-арте. О его хип-хопе мы уже писали, сегодня — очередь рассказа о художествах Ильинова.

— Мнение казаков спрашивают обычно по поводу военных конфликтов, политики или Крымского моста. Шибко не разбежишься. Почему не приезжают журналисты и не спрашивают казаков про любовь, про науку, про искусство, про проблемы животных? Спроси казака: как ты относишься к нерпам на Байкале, или к творчеству Скриптонита, или к «Тур де Франс», — не пожалеешь. Казак не только о конях думает. Он живет полной жизнью и интересуется всем.


***


Я решил, что казачий поп-арт ответит на все вопросы. Во-первых, это ярко. Людям нужен цвет. Зима затянулась. И потом вот это состояние — какая-то тяжесть бытия. Я ж в разных тусовках бываю и вижу, что радость у людей пропала. Как будто гирьки на ручки-ножки и на душу привесили. Как будто все буксует. Тяжело не только тела передвигаются, но и идеи, мысли. Даже молодежь — ребята, вы чего? — молодежь обязана быть беззаботной, только экзамены и любовь должны вас интересовать.
Во-вторых, человек жаждет символов, он всегда падок на образы. Мы с тобой аэропорт уже назвали Платов (см. «Почему Платов — это круто»), давай дальше работать.

Поп-арт играет с символами и возвращает вещам их смысл. Помнишь, раньше у всех были закрутки в подвалах, все катались на великах — это была такая гармония повседневности. Деревянное оружие, рогатки самодельные — тогда это было массовым, а сейчас вдруг стало элитарным. Трехлитровый баллон с огурцами — что ты, крафт, а катание на велике — хипстерская культура.

У Уорхола суп Campbell, а у меня жердела — хотела она или нет — стала предметом поп-арта, через соцсети вернулась в родную действительность. Я был в Рыкове и собирал жерделу. Колол косточки, сушил, выкладывал в соцсети, вот, мол, хуторская жизнь. И тут я увидел огромный интерес: люди побросали свои дела, поехали на день-два за диковинкой. Дожились, жердела в диковинку. Жердела — это же наш бренд, и вот она людей из супермаркетов вернула в природу. Это и есть казачий поп-арт. Где мужчина-супермен — не вот этот вот с загаром со страниц глянцевого журнала. Это не мой герой, я такого в казачий поп-арт не беру, он не из жизни. Запомни, настоящий мужчина — это лохматое сильное любящее чудовище.

В общем, наш казачий поп-арт — он немного еще и антагонист их поп-арту. Супротив стоит. Язык вроде тот же — шрифт, графика, цвет. А мысль другая. Смотри, вот здесь я сделал К — казак, как S — Superman, но у казаков суперменство всегда вперемешку с самоиронией. Суперменство без лишнего пафоса. Знаешь, как только у казаков что-то случалось очень смешное в станице — все, в языке это сразу закреплялось на многие годы. Казаки всегда всем прозвища смешные раздавали, подкалывали друг друга целыми станицами.

Сейчас, например, жителей Кривянской все называют помидорниками. Это из уважения. Кривянские помидоры — это супербренд. А раньше их называли табунщиками или раками. История такая. Доверили молодому казаку пасти табун. А он, пока кони на водопое, решил наловить раков. Ловит — кидает за спину на берег. Один рак в полете извернулся и тяпнул за морду жеребца. А это конь-вожак оказался, попер неизвестно куда, и табун за ним. Казак орет. Что случилось? Стали разбираться — рак угнал табун. Ну, все, кривянские — раки.

А константиновцев называли верблюжатниками. Там так было. В станицу Константиновскую с ревизией ехал войсковой атаман. Задумали станичники его чуть умаслить — встретить торжественно, с хлебом-солью. Отправили за станицу мальчишек выглядывать атаманский кортеж. И вот на горизонте столбы пыли, силуэты. Мальчишки — обратно в станицу. Там давай бить в колокола, вынесли хоругви, иконы, хлеб-соль. Когда пыль осела, разглядели «кортеж»: калмыцкие пастухи перегоняют верблюдов и очень удивляются торжественности момента. Ну, все, верблюжатники, получается. Это все для настоящего казака необидное. Если такие вещи серьезно воспринимаешь, психуешь и злишься, ты либо возмутительно глуп, либо трагически несчастен. И за это тебя еще больше будут подкалывать.

***


Смотри, вчера как раз картину закончил, «Воля» называется. Это казак раздвигает холст. Понятное дело, это же картина 60х80 см — такой масштаб маловат для казака. Видишь, из холста вылезает.

***

Я не требую и не ищу популярности. Я в своей келье: тут у меня и кровать, и холсты рядом, и лампадка, и кот спит брюхом кверху. И мне хорошо. А ты, кот, все-таки перевернись, поприличнее позу прими.

***

Я уверен, что формируют действительность художники и архитекторы, а формулируют поэты. Они могут изменить характер народа и характер страны. Это не только про Возрождение, когда к человечеству вернулся интерес к человеку. А ХХ век? Конструктивизм. Или сталинский соцреализм. Они тоже меняли сознание. Вот ВДНХ. Когда в первый раз там оказался, я был в трансе. Мне захотелось ходить в строю, флагами размахивать, выдавать надои. Хотя я никогда не симпатизировал советской идеологии. Но это работает. Какие фрески на украинском павильоне. Блеск! Сегодня наша культура недостойна такого? Я не только об этнически русских или казаках, а татары, ингуши, дагестанцы? Масса потрясающих национальных культур. И там здорово представлены традиционные ремесла, но не хватает современного взгляда на действительность. На этом фоне отлично выглядят Армения и Грузия. Керамика, сувениры, живопись — все это у них не застыло, а развивается, живет. Значит, и народ живет полной жизнью.

***

У любого человека есть тяга к картине. Я подмышкой обычно ношу холсты, езжу в автобусе — в машину не влезает. Всегда так забавно. Если человек идет с картиной, развернутой к себе, люди будут делать все, чтобы подсмотреть, что же там изображено. Недавно пошел подстричься. Сижу в парикмахерской, поставил картину к стеночке. Чувствую, какая-то в комнате неловкость, все как-то замялись. Минут 20 проходит, мой парикмахер не выдерживает: ну, покажи же, что там у тебя, и начнем, наконец, работать. Развернул «Атаманатора». Стали обсуждать, как это, Терминатор в папахе? Да потому что атаман круче Терминатора: нервы нужны железные, глаза как сканер. Все, начали рассматривать, щупать, обсуждать. У нас же сегодня сплошная цифра: гаджеты, фейсбуки, — живые, тактильные эмоции от этого еще важнее становятся.

***

Мне кажется, XXI век искусством пока вообще никак не осмыслен. Все биеннале еще там, в прошлом веке. Разве что стрит-арт перешагнул из 1990-х в XXI век. Бенкси сотоварищи со всеми этими темами: тело, гендер, детство, межэтнические проблемы. Надо все это обсуждать, не бояться. Мы что ли эти проблемы придумали? «Это вы сделали?» — «Нет, это вы сделали» — так Пикассо отвечал на все вопросы по поводу своей «Герники». Сегодня мир наэлектризован. Нам надо показывать друг другу не только оружие, но и культурное богатство. Галерею на 300 га построить в донском поле и устраивать международные выставки, скажем, под эгидой ООН. Как в советское время делали. У искусства мощнейший пацифистский потенциал. Обсудим самые важные вещи — напряжение спадет.

И программировать реальность, подтягивать ее к своим идеалам — это тоже работа художника. Не будем говорить ничего хорошего о лучезарном Доне-кормильце, о красоте нашей земли, будем все только хаять — оно и станет таким. Смотри, есть две картины-рыбы, называются «Дон, мы вернемся». Шикарные? Конечно, это ж белуга и осетр. Ну, это что тебе, не экологическая проблематика? Просто без пикетов и раздеваний. Кстати, еще стерлядь надо и сазана. Будут четыре рыбы, мол, нас мало, но мы вернемся. Чувствуешь, намечается позитивная повестка.

***

А это про феминизм ваш любимый. «Сама лови сома» называется. Казак психанул, что жена у него такая деловая и самостоятельная — «не хочу варить борщ, пойду руководить предприятием» — отдал ей удочку, сама рыбу уди. Она, конечно, в шоке, пока не знает, что делать.

***

В поп-арте должны быть инсталляции. И они будут. Спас из Lego собираю уже 8 месяцев. Везут по чуть-чуть всем миром. Не хочу покупать. Жертвуйте, говорю, как кирпичики на храм. Это же дети своим добром делятся. Ну, сама знаешь, из кирпичиков можно тюрьму сложить, а можно храм. Недавно прочитал, что один американский художник сделал целую выставку: в картинах из Lego зашифровал ключи доступа к крипто-кошелькам с биткоинами. Кто о чем, короче.

***

Не у каждого народа есть свой авангард. Но мы точно знаем, что русский авангард есть. В грузинскую живопись импрессионизм и экспрессионизм как будто вшиты. Это — их. А есть молдавский фовизм. И казачий поп-арт — это тоже не из воздуха.
Сочетание активных цветов — из наших орнаментов. У казаков не было четкого цветового орнамента, хотя бы семикаракорскую роспись взять, там базовых цветов не выделишь. А наши бабушки? Я свою бабушку как всегда видел? Юбка — один орнамент. Блузка — другой цвет и другой орнамент. И удивительно, все разное совершенно, но все гармонирует. Помню, в детстве придешь на речку, а там состязание орнаментного великолепия: казакам понашили трусов из всех этих сумасшедших цветастых ситцев.

***

Я бы так казачью эстетику определил: превалирование активного разноцветия при строжайшей четкости образа. Представь, готовая картина: сидит красивейший абстрактный орнаментный объект а-ля бабушка и рядом графичное, четкое, как будто вырезанное пятно — самовар. Это поп-артовское соотношение главного и второстепенного. Основа всегда очень строгая. Даже самый богатый курень — белые стены, темная мебель, иконостасы очень строгие, графичные. И невероятные яркие пятна — акценты. В углу граммофон — не какая-то там медяшка, а фантазийный цветок с расписными лепестками. Или посреди комнаты невероятной красоты скатерть. Это логика поп-арта, когда второстепенное, неважное, какая-то деталь становится сверхважным. Получается, поп-арту я научился у бабушки.