Жизнь с китами на краю земли

Жизнь с китами на краю земли Евгений Мамаев рассказывает, как все устроено в самом большом морском заповеднике России.
Места

Жизнь с китами на краю земли

Евгений Мамаев рассказывает, как все устроено в самом большом морском заповеднике России.

Логотип Журнала Нация
Маркетплейсы
Наш сегодняшний герой работает заместителем директора по науке в одном из самых отдаленных и необычных заповедников страны — «Командорском».
Биосферный заповедник «Командорский» имени С. В. Маракова» расположен на Командорских островах; включает в себя 4 крупных острова (Беринга, Медный, Топорков и Арий Камень), более 60 мелких и прилегающую акваторию Берингова моря и Тихого океана. 
Мы попросили Евгения Мамаева рассказать, как устроена жизнь и работа ученых на самом краю земли.
Евгений Мамаев.Евгений Мамаев.


— Для вас это призвание или так жизнь сложилась?
— Да, это призвание. Я, сколько себя помню, всегда интересовался природой, особенно животными, и неважно, кто это был: насекомые, пауки, многоножки, моллюски, рыбы, птицы или млекопитающие.

— Как вы попали на Командорские острова? Учитываются ли при устройстве на работу в этот заповедник личные качества претендента? Ведь при подвижной психике от всех этих туманов и безлюдья через неделю взвоешь.
— Я учился в Кировском сельскохозяйственном институте, факультет охотоведения, и в 1989 году попал на преддипломную практику на самый юг Камчатки — мыс Лопатка, где провел, изучая калана (хищное морское млекопитающее семейства куньих, вид, близкий к выдрам. — «Нация»), около полугода. Практику проходил в Камчатрыбводе, у которого был наблюдательный пункт на этом мысе.

Попал туда, можно сказать, совершенно случайно. К нам в факультетское общежитие заехал командированный сотрудник этого пункта, бывший наш выпускник, и стал предлагать желающим пройти практику. Я тут же согласился. Заповедника тогда еще не было, его организовали только в 1993 году.
На Командорские острова я стал ездить регулярно с научной экспедицией Камчатского института экологии и природопользования, в который устроился на работу сразу после защиты диплома. А на работу в заповедник «Командорский» устроился в 2012-м, когда в нем сменился директор, и появились реальные перспективы развития, в том числе и активизации научных исследований. К тому времени я уже несколько лет постоянно жил на Командорах и продолжал заниматься исследованиями морских млекопитающих. То есть время уже проверило мои личные качества, а аттестационная комиссия подтвердила степень кандидата биологических наук: я защитил диссертацию в конце 90-х.

От туманов и общей неустроенности, конечно, можно взвыть, особенно когда человек приезжает не для работы как таковой, а «проверить себя и мир посмотреть». Таких новичков хватает от силы на год, а некоторые даже этого срока не выдерживают и всеми правдами и неправдами просятся отпустить их домой на любимый мягкий диван.
Северные морские котики.Северные морские котики.

— В бытовом плане — что такое жизнь на Командорских островах? Есть ли интернет, ТВ? Что безумно дорого, а что совсем дешево? Сколько, например, стоит десяток яиц?
— Качество жизни на острове Беринга я бы назвал относительным. Когда приходит пароход с провизией, то первую неделю жизнь хороша. ТВ есть: обычный набор из 20 каналов, ну или можно повесить спутниковую тарелку с сотнями каналов. Интернет дорогой и с низкой скоростью. Отвратительное качество сотовой связи. Яйца стоят 200 рублей за десяток. Очень дорогие фрукты, мясо тоже. Просто беда с молочной продукцией: творогом и сметаной. Но в некоторых магазинах в последнее время появляются даже сыры бри и камамбер или, например, великолепные новозеландские мидии. Самое дешевое — это, наверное, хлеб, всего 60 рублей за буханку.
Знаю, многие люди с материка думают, зато у них красная икра стоит копейки. Но это не так, она здесь так же дорога, порой даже дороже, чем в Москве.

— Мы, беря интервью у космонавтов, всегда спрашиваем: «Чего из привычных вещей вам не хватает больше всего?» То же можно спросить и у вас.
— Я так давно живу на Командорах, что привык обходиться тем, что есть. Ну и вообще, здесь же полноценное село, хоть и с плохим снабжением, но все же. Если чего-то нет, то по интернету можно заказать, и почтой все приходит. Или просим знакомых в Петропавловске купить и поставить на пароход; или друзьям и родным заказываем в Москве.
Красноногая говорушка.Красноногая говорушка.

— И еще один «космический» вопрос: что самое вкусное в вашем рационе? Один ваш коллега в интервью хвалил пасту с мидиями, которые можно просто собирать на берегу моря.
— Я не сторонник такой дикой подножной пищи, хотя, конечно, пробовал и мидии, и других моллюсков. И рыбу тоже не очень люблю. Из подножного корма мне больше нравится кисличник двустолбчатый, это такой дикий аналог щавеля. С ним получаются прекрасные пироги. Когда я на острове Медном работал в полях по несколько месяцев, то частенько его использовал.

В общем, как вы поняли, Командоры — место в бытовом плане довольно суровое и аскетичное, оно не про комфорт. Но если вам интересна природа, животный мир, лучше место на планете трудно найти. Когда я только прибыл сюда, здешняя природа меня поразила. Это отдельный мир. Несмотря на присутствие людей природа кажется по-прежнему дикой, совершенно нетронутой.

— Самое удивительное животное Командорских островов?
— Я не смогу назвать одно. Для меня это калан, тюлени и киты. Это те виды, которые ни на что не похожи на Большой земле.
Калан (хищное морское млекопитающее семейства куньих, вид, близкий к выдрам).Калан (хищное морское млекопитающее семейства куньих, вид, близкий к выдрам).

— Первая встреча с китом — это правда незабываемо? Сейчас сколько раз на неделе вы с ними встречаетесь?
— Да, правда. Впервые кита я увидел на практике, но правда, мертвого, выброшенного на берег. Это был огромный японский гладкий кит — один из самых редких видов крупных китообразных на планете. А живых увидел через год, когда у меня была первая командировка в море. Это были горбатые киты.
Активно изучением китов я стал заниматься в конце 90-х уже здесь, на Командорских островах. Сейчас (да и всегда) работать в море на лодке можно только при хорошей погоде, а она тут не так часта, да и другие дела есть. Поэтому иногда встречаемся и несколько раз в неделю, а иногда только при наблюдениях с берега. Но киты все равно каждый раз вдохновляют на продолжение исследований и на новые встречи с ними.

— Кто-то из обитателей Командоров представляет опасность для человека? Или это рай на земле, пусть и с суровым климатом?
— К счастью, никто. Из-за отсутствия на островах медведей и волков здесь действительно рай. Это можно услышать и от других ученых, приезжающих сюда, но у которых был опыт работы на Камчатке, например. Да я и сам помню, как во время практики на мысе Лопатка в туалет приходилось выходить с ракетницей.
На Командорах, безусловно, есть и опасности. Вот, например, при работе на лежбищах, особенно на острове Медном, есть опасность скатиться с тропы и попасть прямо в гаремы к котикам. Секачи у них очень злые и могут порвать моментально. Такие случаи бывали. Я, к счастью, к котикам не скатывался, но с тропы срывался. Тоже приятного мало: скользишь по склону несколько десятков метров.
Опасно в море на лодке оказаться рядом с китами или среди котиков. Мы однажды на надувной лодке находились среди косаток, которые охотились на котиков. Один отчаянный, попавший в окружение котик бросился к лодке и моментально порвал ее баллон. Пришлось срочно возвращаться на берег.
Еще бывали случаи, когда люди сбивались с курса в тумане, и им приходилось в холод ночевать прямо на склоне. Если такое случится летом, то, конечно, промерзнешь, но вряд ли погибнешь. А вот когда зимой люди попадают в пургу, то действительно гибнут, так было пару лет назад на острове Беринга.
Антур (дальневосточный подвид обыкновенного тюленя).Антур (дальневосточный подвид обыкновенного тюленя).

— Вы самый большой морской заповедник в России (площадь 3,7 млн га, это больше, чем Бельгия). А чем еще вы отличаетесь от других, в чем еще вы самые-самые?
— Только в нашем заповеднике на Дальнем Востоке зарегистрированы все виды ластоногих Северной Пацифики. У нас практически половина всех обитающих на Дальнем Востоке каланов и антуров (дальневосточный подвид обыкновенного тюленя. — «Нация»). Самое крупное скопление в стране северных морских котиков на лежбищах. Только у нас ведутся круглогодичные наблюдения за китообразными. Именно здесь наиболее часто в России встречается японский гладкий кит; можно регулярно наблюдать охоту косаток на северного морского котика. Только здесь в нашей стране гнездится красноногая говорушка и американский горный вьюрок.
Вообще же в фауне заповедника 39 видов млекопитающих, из них 17 видов и подвидов включено в Красную книгу РФ; фауна птиц представлена 241 видом, 35 видов в Красной книге.
В нашем заповеднике находится место стоянки Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга и место захоронения его и членов команды.

— В чем состоит ваша работа?
— Поскольку я заместитель директора по науке, то занимаюсь организацией научных исследований и мониторинга в заповеднике. Одновременно сам провожу такие исследования и сбор данных.
Исследую экологию антура, изучаю калана, китообразных. Когда погода плохая или есть бумажные дела, работаю в офисе. В остальное время нахожусь на территории. С мыса провожу учеты китообразных в акватории, либо выхожу к ним на катере. Также провожу учеты котиков и сивучей на лежбищах, учеты северного оленя, а весной — песца и зимующих гусеобразных.
Береговая линия острова Беринга.Береговая линия острова Беринга.

Периодически мы выезжаем на удаленные участки побережья, где проводим сбор научной информации или занимаемся хозделами: ремонтируем кордоны, маркируем тропы, строим новые объекты инфраструктуры, — много чем приходится заниматься.
Так как я замдиректора, то не могу подолгу находиться в полях, сейчас это обычно 1–2 дня. А раньше по 2–3 месяца безвылазно.
С приходом в 2012 году нового директора мы практически все побережье с какими-то равными промежутками обустроили избами, в них есть все необходимое для автономной жизни. Поэтому находиться в полях, даже вдали от села, комфортно.

— Вы, я знаю, увлекаетесь фотографией. Крайне удачное сочетание с основной работой биологом.
— Да, увлекаюсь с детства, первый фотоаппарат у меня появился в 7-м классе. С тех пор я без фотоаппарата на природу не выхожу. Могу сказать, что, наверное, я больше вижу природу через объектив фотокамеры, бинокль и подзорную трубу, чем своими глазами.
Фотоаппарат для любого полевого биолога — это научный прибор, который помогает фиксировать события. Сейчас в помощь пришли еще и дроны, которые позволяют снимать с воздуха. Про сочетание биологии и фотосъемки: да, я заранее знаю, что тот или иной вид может сделать, какое поведение у него может быть интересным.

— Коренное население Командоров — алеуты. Вы знакомы с историей этого народа? Как им сейчас живется на островах?
— По историческим материалам, алеуты сформировались как этнос и начали освоение Алеутских островов 9000 лет назад. Весь уклад их жизни был связан с морем и островами. Алеуты были морскими кочевниками. На байдарках переходили с острова на остров, так постепенно заселяя островную гряду. Основным питанием летом для них были яйца морских птиц, сами птицы; копали корни рябчика камчатского (местное название саранка), употребляли в пищу другие растения, благо, их здесь достаточно. Давал еду и морской берег: в отлив можно было собрать моллюсков, морских ежей. Ловили рыбу и добывали морских млекопитающих. Из шкур и кишок морзверя делали одежду и утварь, обтягивали байдарки. То есть были приспособлены к жизни в этих суровых островных условиях, где часты ветра и туманы с дождями, а зимой затяжные пурги.
Штормит.Штормит.

Командорские острова не были заселены алеутами, последние поселения у них были на острове Атту, примерно в 300 км на восток от острова Медного. Эти острова разделяет самый широкий пролив в Командоро-Алеутской островной гряде, видимо, это было преградой для расселения на запад. На Командорские острова алеутов специально завозили русские промышленники в первой половине XIX века — как искусных морских зверобоев для промысла котиков и каланов. Потом они стали работниками у американской компании «Гутчинсон, Кооль и Ко».

Их навыки были востребованы вплоть до первого десятилетия XX века. Затем добыча каланов и котиков прекратилась из-за подрыва их численности. Постепенно охотничий навык алеутами стал утрачиваться, а вместе с этим и традиционный уклад жизни.
Уже в XIX веке аборигенов стали переселять из их традиционных жилищ — полуземлянок, или барабор, в деревянные дома. Одежду из кишок морзверя заменила европейская одежда. Навыки изготовления байдарок тоже стали не нужны: появились вельботы с двигателями. Все это привело к тому, что сейчас алеуты живут в Никольском, как и представители всех других народов: в благоустроенных домах с центральным отоплением. На работу ездят на машинах. От прежнего уклада жизни остались только танцы, сбор моллюсков и морской капусты на рифах во время отлива, лов морской рыбы и лосося, сбор яиц топорка и небольшой забой северного морского котика.
Столовые горы.Столовые горы.

— Как много к вам приезжает туристов? Во сколько мне, ростовчанке, обойдется недельный тур на Командоры?
— Сейчас из-за пандемических ограничений поток туристов сильно сократился. До того основной поток составляли иностранные туристы на круизных лайнерах. Их могло быть до полутора-двух тысяч человек за сезон.
Отечественных туристов немного из-за дороговизны билетов на местные авиалинии и сложной погодной обстановки. Давайте посчитаем тур для вас: авиабилет из Москвы до Петропавловска-Камчатского в зависимости от сезона — от 15 до 100 и более тысяч рублей. А еще надо купить билет из Петропавловска до Никольского, только в одну сторону более 40 тысяч. То есть на билеты вы потратите до 150 тысяч рублей, плюс на экскурсии, проживание и питание добавьте еще тысяч сто на человека.
До Никольского из города можно добраться и судном, билет около 10 тысяч рублей, но рейсы сложно прогнозируемы из-за погоды.

— И напоследок. Если сказать коротко и доступно: зачем нужны заповедники?
— Заповедники, да и в целом особо охраняемые природные территории — это некий эталон, островки нетронутой природы, которые специально исключены из хозяйственного использования человеком. Это та дикая природа, которую надо сохранить и передать нашим потомкам, чтобы и они могли ее увидеть.
К сожалению, большинство современников не понимают важности работы по сохранению природы. Очень трудно донести это до местных жителей, особенно когда заповедник еще молод, и еще живы люди, которые помнят, как легко они перемещались по территории, могли охотиться, ловить рыбу, собирать ягоды. И хотя здесь на островах практически всегда были довольно жесткие ограничения и на передвижение, и на природопользование, людям кажется, что все было свободно и доступно.
Без сохранения дикой природы мир немыслим. Иначе все вокруг человека будет выглядеть, как запущенный городской парк.
Крохали в закате.Крохали в закате.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли. Второй сезон»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.