«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»
Места

«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»

Эксперты — о плюсах и минусах присоединения к Ростову Батайска и Аксая.

В начале года областные власти снова заговорили о присоединении к Ростову (1 130 305 жителей) двух соседних городов — Аксая (44 828 человек) и Батайска (126 769 человек). В соцсетях плодятся петиции «за» и «против».
Мы спросили экспертов: что вообще даст такое присоединение жителям трех городов?

Что надо знать
Ростовская агломерация, или Большой Ростов, включает в себя, кроме Ростова, расположенные в 10-12 км от него города. Агломерация — это НЕ буквальное объединение территорий. То есть Батайск — это Батайск, а Аксай — это Аксай. Если по-простому, то агломерация — это сотрудничество муниципалитетов, расположенных рядом, с единым центром в крупном городе. В агломерации города договариваются и сообща решают какие-то проблемы: с транспортом, бытовыми отходами и прочим. Но проблемы Аксайского района и Батайска, по мнению областных властей, простым сотрудничеством не решить. Часть территорий, возможно, придется присоединить к Ростову. Параллельно продолжая развивать агломерацию в целом — законопроект о создании Большого Ростова донское заксобрание приняло в прошлом году.


Юрий Погребщиков

советник ТПП Ростовской области по вопросам промышленной политики, первый мэр Ростова (1991-1993 годы)

«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»
— Я не понимаю, зачем нужно присоединение. Как горожанин я ощущаю, что мы фактически уже давно стали единым пространством. Границ нет. Возможно, авторы идеи хотят сэкономить на больших аппаратах управления, сократить их. Но вообще, с моей точки зрения, идея присоединения — исключительно популистская акция. И она довольно затратная. Мы, ростовчане, ничего не почувствуем. Пока мне не докажут, что будет хоть какой-то ощутимый экономический или еще какой-либо эффект, я не пойму, зачем это нужно.
Что касается конкуренции с соседями (есть мнение, что идея присоединения двух городов к Ростову — это ответ на получение Краснодаром официального статуса миллионника), я не понимаю, зачем нам таким образом пытаться доказать свою приоритетность. У нас есть все признаки лидера Юга России. Промышленность не сопоставима с краснодарской — «Ростсельмаш», вертолетный завод. У нас есть крупные университеты.
Конкуренция с Краснодаром вообще всегда казалась мне вымышленной. У них курорты, они — здравница страны. У нас промышленный, интеллектуальный, логистический потенциал. Вместе мы и есть Юг России.


Сергей Смирнов
политтехнолог

«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»
— Аксай и Батайск уже, по сути, части Ростова. Но быть вместе не только де-факто, а еще и де-юре — выгоднее и удобнее. Есть, например, социальный момент: батайчане и аксайчане не могут пользоваться ростовскими поликлиниками. Есть экономический: отдаленные районы Ростова иногда проще и выгоднее подсоединять к аксайским коммунальным сетям, а объекты на Левбердоне — к батайским.
Есть, конечно, недовольные возможностью такого присоединения. Аксайчане боятся, что вырастут не только цены на недвижимость, но и налоги на нее.
Я понимаю, почему, например, казаки в Аксае против. Сейчас они получают отдельное финансирование. А при объединении муниципалитетов упразднится целый ряд должностей и статусов. Но это частные возражения — в итоге все выиграют.
Транспорт начнет ходить лучше. Между Батайском и Ростовом он уже не будет междугородним. А что касается роста цен на недвижимость или на продукты — мне кажется, по большому счету ничего не изменится. Квартиры в центре Ростова как были, так и будут дороже, чем в Левенцовке, Александровке, Аксае и Батайске.
Я, кстати, не понимаю, почему ругают «Платов» за его удаленность от Ростова. Его построили не только для ростовчан. Поэтому он находится примерно на одном расстоянии от Ростова, Таганрога, Новочеркасска, Шахт — по сути, в центре будущего Большого Ростова. К тому же так будет легче осваивать территории между нашими городами.
Есть и чисто имиджевые достоинства. Ростовская агломерация может стать третьей по величине в России. Тут можно совсем по-другому себя позиционировать, говорить с инвесторами. Город надо продвигать. Многие россияне не знают, где Ростов. Кто-то считает, что в Краснодарском крае, а кто-то — что на Украине. Я был однажды на молодежном семинаре в Твери. Обедаю с политологами, журналистами, рекламщиками, меня спрашивают: «Вы откуда?» — «Из Ростова-на-Дону». — «Город большой, река есть?» — «Да». — «А как река называется?»
Я не знаю, насколько дорогим будет процесс такого присоединения. То, что он будем долгим — да. Принятие законов, каких-то ведомственных распоряжений… Ну, и дальше мы будем постепенно сливаться.


Ирина Ирбитская
директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС

«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»
— Если говорить об агломерации, это всего лишь управленческий метод. Он появился в 1970-е годы во Франции и уже устарел. Агломерации вредны для России. У нас в агломерацию верят как в единственный способ улучшить жизнь в средних и малых городах. Но это не так. Жизнь улучшит тщательный анализ того, что в этих городах происходит. Россия сама себя не знает. У нас крайне мало качественных исследований. А они и могут спасти малые города. Они и разработка качественных стратегий. Нужны градостроительные меры, грамотная бюджетная политика. Нужна система, при которой граждане смогут участвовать в различных процессах. Можно всю страну превратить в агломерацию, но проблем это не решит.
При создании агломерации, а тем более присоединения есть риски перекоса развития. Когда большие города получают больше ресурсов, а малые — деградируют. Мы же как — обычно вкладываемся туда, где уже неплохо или средне, а не туда, где все травой поросло.
Нельзя сказать, что опыт Москвы удачный. Негатива больше. Москва обрастает «спальниками» без инфраструктуры. Огромные спальные районы, а городской среды нет: школ, детских садов, парков. Люди передвигаются перебежками от дома до метро, чтобы не видеть этих пустошей.


Анатолий Мосин
архитектор, глава архитектурного бюро «Проект»

«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»
— Американский экономист Ричард Флорида давно описал в своих книгах последствия роста и укрупнения городов. Это неизбежный процесс. Плюсы и минусы ростовского слияния зависят от качества проекта. Любое изменение жизни горожан — это, в первую очередь, вопрос управления. Если процесс будет управляемым — хотя бы на 50% — плюсов будет больше. Из конкретных плюсов — совокупный бюджет, возможность сообща использовать природные и социальные ресурсы. Возможность объединить транспортную и инженерную инфраструктуры. Запуск процесса цифровизации — который управляется из одного центра, а не из трех. Главное — должен быть грамотный проект и специалисты должного уровня. Иначе просто будут потрачены деньги.


Михаил Векленко
урбанист

«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»
— Инициатива о присоединении исходит от тех жителей Батайска и Аксайского района, которые живут рядом с Ростовом. Они не могут полноценно пользоваться ростовской инфраструктурой: поликлиниками, детскими садами, школами и прочим. Им просто нужна ростовская прописка. Они решают свои личные проблемы. Купили жилье в Аксайском районе — и говорят, что им удобнее стать территорией Ростова. Но это совершенно не относится к жителям Аксая, которые живут в его центре. Там и так неплохо — комфортный для жизни город, зеленый, компактный. Людям из центра Аксая это не нужно, невыгодно. В случае присоединения жизнь для них станет дороже.
Чиновники, которые хотят расширить границы Ростова, нацелены на развитие — но оно будет краткосрочным. Сейчас Ростов на всех уровнях показывает неспособность решать свои собственные проблемы. Что делать с уже имеющимся ветхим жильем, изношенными инженерными сетями? Оставить будущим поколениям?
Конечно, Ростову такое укрупнение выгодно. Больше места для строительства, для развития бизнеса. Кладбище можно новое устроить, еще что-то. Но все-таки сначала надо научиться управлять собственным городом, а не порождать проблемы на новых землях.


Александр Бояринов
профессор, заведующий кафедрой градостроительства Академии архитектуры и искусств ЮФУ

«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»
— Территориальная экспансия — это естественный процесс. К Ростову когда-то присоединились Нахичевань, станицы Александровская, Гниловская и так далее.
Три города сольются, это неизбежно. Однако нужен единый план развития территорий. Пока же Ростов делает план себе, Батайск — себе. Это как два соседа, пробивающие входные двери: один в одном месте делает, другой — в другом, а потом выясняется, что квартира общая, коммуналка.
Кто сегодня против присоединения? Наверное, органы власти Батайска и Аксая, они боятся остаться без этой самой власти.
Другое дело, что Батайск в полном смысле с Ростовом не сольется никогда. Между нами пойма Дона, паводковая зона. Жилье и промышленные объекты строить категорически нельзя, только рекреационные зоны. А Аксай с Ростовом уже слился: Александровка кончается, сразу Аксай. Мы целостный организм и дальше будем еще ближе.




Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Маркетплейсы
ПроПротеин (по 22 сентября )
Югагро (до 25 ноября)
Выставка АГРОС-2023 (по 27.01.2023)
ПротеинТек (по 21 сентября)