«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»
Места

«В России многие не знают, на какой реке стоит Ростов-на-Дону»

Эксперты — о плюсах и минусах присоединения к Ростову Батайска и Аксая.

автор Мария Погребняк.

11 Марта 2019

В начале года областные власти снова заговорили о присоединении к Ростову (1 130 305 жителей) двух соседних городов — Аксая (44 828 человек) и Батайска (126 769 человек). В соцсетях плодятся петиции «за» и «против».
Мы спросили экспертов: что вообще даст такое присоединение жителям трех городов?

Что надо знать
Ростовская агломерация, или Большой Ростов, включает в себя, кроме Ростова, расположенные в 10-12 км от него города. Агломерация — это НЕ буквальное объединение территорий. То есть Батайск — это Батайск, а Аксай — это Аксай. Если по-простому, то агломерация — это сотрудничество муниципалитетов, расположенных рядом, с единым центром в крупном городе. В агломерации города договариваются и сообща решают какие-то проблемы: с транспортом, бытовыми отходами и прочим. Но проблемы Аксайского района и Батайска, по мнению областных властей, простым сотрудничеством не решить. Часть территорий, возможно, придется присоединить к Ростову. Параллельно продолжая развивать агломерацию в целом — законопроект о создании Большого Ростова донское заксобрание приняло в прошлом году.


Юрий Погребщиков

советник ТПП Ростовской области по вопросам промышленной политики, первый мэр Ростова (1991-1993 годы)


— Я не понимаю, зачем нужно присоединение. Как горожанин я ощущаю, что мы фактически уже давно стали единым пространством. Границ нет. Возможно, авторы идеи хотят сэкономить на больших аппаратах управления, сократить их. Но вообще, с моей точки зрения, идея присоединения — исключительно популистская акция. И она довольно затратная. Мы, ростовчане, ничего не почувствуем. Пока мне не докажут, что будет хоть какой-то ощутимый экономический или еще какой-либо эффект, я не пойму, зачем это нужно.
Что касается конкуренции с соседями (есть мнение, что идея присоединения двух городов к Ростову — это ответ на получение Краснодаром официального статуса миллионника), я не понимаю, зачем нам таким образом пытаться доказать свою приоритетность. У нас есть все признаки лидера Юга России. Промышленность не сопоставима с краснодарской — «Ростсельмаш», вертолетный завод. У нас есть крупные университеты.
Конкуренция с Краснодаром вообще всегда казалась мне вымышленной. У них курорты, они — здравница страны. У нас промышленный, интеллектуальный, логистический потенциал. Вместе мы и есть Юг России.


Сергей Смирнов
политтехнолог


— Аксай и Батайск уже, по сути, части Ростова. Но быть вместе не только де-факто, а еще и де-юре — выгоднее и удобнее. Есть, например, социальный момент: батайчане и аксайчане не могут пользоваться ростовскими поликлиниками. Есть экономический: отдаленные районы Ростова иногда проще и выгоднее подсоединять к аксайским коммунальным сетям, а объекты на Левбердоне — к батайским.
Есть, конечно, недовольные возможностью такого присоединения. Аксайчане боятся, что вырастут не только цены на недвижимость, но и налоги на нее.
Я понимаю, почему, например, казаки в Аксае против. Сейчас они получают отдельное финансирование. А при объединении муниципалитетов упразднится целый ряд должностей и статусов. Но это частные возражения — в итоге все выиграют.
Транспорт начнет ходить лучше. Между Батайском и Ростовом он уже не будет междугородним. А что касается роста цен на недвижимость или на продукты — мне кажется, по большому счету ничего не изменится. Квартиры в центре Ростова как были, так и будут дороже, чем в Левенцовке, Александровке, Аксае и Батайске.
Я, кстати, не понимаю, почему ругают «Платов» за его удаленность от Ростова. Его построили не только для ростовчан. Поэтому он находится примерно на одном расстоянии от Ростова, Таганрога, Новочеркасска, Шахт — по сути, в центре будущего Большого Ростова. К тому же так будет легче осваивать территории между нашими городами.
Есть и чисто имиджевые достоинства. Ростовская агломерация может стать третьей по величине в России. Тут можно совсем по-другому себя позиционировать, говорить с инвесторами. Город надо продвигать. Многие россияне не знают, где Ростов. Кто-то считает, что в Краснодарском крае, а кто-то — что на Украине. Я был однажды на молодежном семинаре в Твери. Обедаю с политологами, журналистами, рекламщиками, меня спрашивают: «Вы откуда?» — «Из Ростова-на-Дону». — «Город большой, река есть?» — «Да». — «А как река называется?»
Я не знаю, насколько дорогим будет процесс такого присоединения. То, что он будем долгим — да. Принятие законов, каких-то ведомственных распоряжений… Ну, и дальше мы будем постепенно сливаться.


Ирина Ирбитская
директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС


— Если говорить об агломерации, это всего лишь управленческий метод. Он появился в 1970-е годы во Франции и уже устарел. Агломерации вредны для России. У нас в агломерацию верят как в единственный способ улучшить жизнь в средних и малых городах. Но это не так. Жизнь улучшит тщательный анализ того, что в этих городах происходит. Россия сама себя не знает. У нас крайне мало качественных исследований. А они и могут спасти малые города. Они и разработка качественных стратегий. Нужны градостроительные меры, грамотная бюджетная политика. Нужна система, при которой граждане смогут участвовать в различных процессах. Можно всю страну превратить в агломерацию, но проблем это не решит.
При создании агломерации, а тем более присоединения есть риски перекоса развития. Когда большие города получают больше ресурсов, а малые — деградируют. Мы же как — обычно вкладываемся туда, где уже неплохо или средне, а не туда, где все травой поросло.
Нельзя сказать, что опыт Москвы удачный. Негатива больше. Москва обрастает «спальниками» без инфраструктуры. Огромные спальные районы, а городской среды нет: школ, детских садов, парков. Люди передвигаются перебежками от дома до метро, чтобы не видеть этих пустошей.


Анатолий Мосин
архитектор, глава архитектурного бюро «Проект»


— Американский экономист Ричард Флорида давно описал в своих книгах последствия роста и укрупнения городов. Это неизбежный процесс. Плюсы и минусы ростовского слияния зависят от качества проекта. Любое изменение жизни горожан — это, в первую очередь, вопрос управления. Если процесс будет управляемым — хотя бы на 50% — плюсов будет больше. Из конкретных плюсов — совокупный бюджет, возможность сообща использовать природные и социальные ресурсы. Возможность объединить транспортную и инженерную инфраструктуры. Запуск процесса цифровизации — который управляется из одного центра, а не из трех. Главное — должен быть грамотный проект и специалисты должного уровня. Иначе просто будут потрачены деньги.


Михаил Векленко
урбанист


— Инициатива о присоединении исходит от тех жителей Батайска и Аксайского района, которые живут рядом с Ростовом. Они не могут полноценно пользоваться ростовской инфраструктурой: поликлиниками, детскими садами, школами и прочим. Им просто нужна ростовская прописка. Они решают свои личные проблемы. Купили жилье в Аксайском районе — и говорят, что им удобнее стать территорией Ростова. Но это совершенно не относится к жителям Аксая, которые живут в его центре. Там и так неплохо — комфортный для жизни город, зеленый, компактный. Людям из центра Аксая это не нужно, невыгодно. В случае присоединения жизнь для них станет дороже.
Чиновники, которые хотят расширить границы Ростова, нацелены на развитие — но оно будет краткосрочным. Сейчас Ростов на всех уровнях показывает неспособность решать свои собственные проблемы. Что делать с уже имеющимся ветхим жильем, изношенными инженерными сетями? Оставить будущим поколениям?
Конечно, Ростову такое укрупнение выгодно. Больше места для строительства, для развития бизнеса. Кладбище можно новое устроить, еще что-то. Но все-таки сначала надо научиться управлять собственным городом, а не порождать проблемы на новых землях.


Александр Бояринов
профессор, заведующий кафедрой градостроительства Академии архитектуры и искусств ЮФУ


— Территориальная экспансия — это естественный процесс. К Ростову когда-то присоединились Нахичевань, станицы Александровская, Гниловская и так далее.
Три города сольются, это неизбежно. Однако нужен единый план развития территорий. Пока же Ростов делает план себе, Батайск — себе. Это как два соседа, пробивающие входные двери: один в одном месте делает, другой — в другом, а потом выясняется, что квартира общая, коммуналка.
Кто сегодня против присоединения? Наверное, органы власти Батайска и Аксая, они боятся остаться без этой самой власти.
Другое дело, что Батайск в полном смысле с Ростовом не сольется никогда. Между нами пойма Дона, паводковая зона. Жилье и промышленные объекты строить категорически нельзя, только рекреационные зоны. А Аксай с Ростовом уже слился: Александровка кончается, сразу Аксай. Мы целостный организм и дальше будем еще ближе.