«Поставьте уже памятник Шуфутинскому на Левом берегу!» Илья Варламов снова в Ростове
Места

«Поставьте уже памятник Шуфутинскому на Левом берегу!» Илья Варламов снова в Ростове

Известный блогер — о «Платове», маршрутках-паразитах и нехватке самокритики у города.

автор Мария Погребняк/заглавное фото v1.ru

26 Июня 2018

Блогер Илья Варламов, архитектор по образованию, уже несколько лет путешествует по городам России и оценивает их пригодность для комфортной жизни. По результатам каждой поездки публикует в своем блоге два фоторепортажа: «Плохой город N» и «Хороший город N». Чем вызывает гневные отповеди местных властей и призывы горожан сровнять с землей дом самого блогера.
Новый проект Варламова — во время ЧМ он решил посетить все города-организаторы. Вчера приехал снимать Ростов. Спросили его, что хорошего, а что не очень случилось с нашим городом к чемпионату мира.
Дмитрий Бедросян


— Вы приезжали в Ростов полтора года назад. Что изменилось — или не изменилось — за это время?
— В мой прошлый приезд было много всего недоделанного. Делали набережную на Левом берегу, вообще вели активное строительство.
Но сегодня я не заметил серьезных изменений. Более того, в городе остался тренд на уничтожение исторического наследия. Оно списывается в утиль под какими-то благовидными предлогами.
Здесь не нужно винить чиновников. Да, все привыкли говорить: во всем эти ****** (козлы) виноваты! На самом деле чиновники делают ровно то, на что есть общественный запрос. Они исполняют, так сказать, заветы избирателей. Тут даже не вопрос денег. Есть уйма способов, как их украсть — еще Остап Бендер этому учил, чиновники в курсе. Просто сегодня большинство ростовчан согласны с тем, что все можно стереть с лица земли ради сиюминутной выгоды.
Ну, давайте сейчас выйдем на улицу и проведем соцопрос: что делать со старыми зданиями? Скорее всего, большинство скажет: «Да, они уже отслужили свое, давайте снесем и построим что-то модное и современное». Рано или поздно — через 10 или 50 лет — ошибочность этого мнения поймут, но уже ничего нельзя будет вернуть.
www.currenttime.tv
Можно посмотреть на Европу — как там после войны развивались разрушенные города. Сравнить, например, Гданьск и Калининград. Эти города до войны были очень похожи — по населению, значению и развитию. Калининград стал российским, Гданьск — польским. Поляки восстановили свой город так — буквально собрали по крупицам — что сейчас это один из крупных туристических центров Европы, там есть что посмотреть. А у нас пришли солдафоны и застроили все типовыми пятиэтажками. Потому что при Советском Союзе (особенно в тех городах, которые не попадали под приоритетную программу послевоенного восстановления) единственным показателем успешности было количество квадратных метров недвижимости, но не качество. Это вообще большая проблема плановой экономики — когда количество на первом месте. Даже сейчас так: заметьте, наши чиновники всегда оперируют площадями и объемами. Качество никого не интересует.

«Платов» — один из лучших аэропортов России. Но рационального объяснения, почему его так далеко построили, нет.

— Но что-то безусловно хорошее за эти полтора года с Ростовом случилось?
— В Ростове построили действительно крутой аэропорт. Знаю, все возмущаются, что он так далеко от города; я сам час с лишним добирался, раньше, из старого, было удобнее. Кстати, я говорил в Москве об этом со специалистами: никакого рационального обоснования строить аэропорт так далеко не было. Но с точки зрения дизайна, внутреннего удобства и всего остального — это один из лучших аэропортов России. Ростов может этим гордиться. Еще хороший сделали в Симферополе, остальные так себе.
Единственный плюс в центре, на который можно обратить внимание: на Большой Садовой высадили взрослые деревья. В России так мало где делают. Обычно пихают дешевые трехлетние саженцы, которым надо 10 лет, чтобы вырасти, и еще непонятно, в каком виде вырастут. То, что на деревьях экономить не стали, — большой плюс. Ну, что еще хорошего?.. (Пауза, переходящая в молчание.)
Роман Неведров
— Что не сделали из того, что могло бы действительно понравиться иностранцам?
— Это очень ошибочная история — пытаться понравиться иностранцам. Я, например, специально езжу в экзотические страны, чтобы посмотреть, как там люди живут в грязи. Я был в Сомали, объехал весь Афганистан. Я делаю там клевые фоточки. Так же европейцы ездят по Африке — «смотрите, мы переживаем о несчастных детишках, которые пухнут с голода». Мы запилим с ними селфи, но потом сядем в электрокары Tesla, вернемся в красивые дома и продолжим жить своей комфортной жизнью. Иностранцам ***** (все равно), им здесь не жить! Это проблема — когда огромные бюджеты тратят на то, чтобы понравиться интуристам.
Города, которым посчастливилось принять ЧМ, получили нормальные аэропорты, дороги и прочую инфраструктуру. Но когда ЧМ кончится, карета превратится в тыкву, и все главные проблемы вылезут обратно.

Маршрутки — это городские паразиты: создают пробки, не перевозят инвалидов, туда нельзя войти с коляской, велосипедом, крупным багажом.

— Что, кроме стадиона и новой набережной, стоит сделать на Левом берегу Ростова?
— Я все жду, когда на Левом берегу установят памятник Шуфутинскому (смеется)! Он должен стоять там гордо, как Александрийский маяк! Шуфик — святой человек, он прославил Ростов на всю страну. И без памятника ему весь этот ****** (кошмар), который творится на Левом берегу, с шашлыками и прочим, смотрится неполноценно (смеется).
Если серьезно, то, что делать с Левым берегом — вопрос не ко мне, надо приглашать компетентных людей. Самая большая проблема в России — к решению таких вопросов приглашают *** (черт) знает кого. Позвать специалистов у нас почему-то стесняются. Скорее пригласят того же Шуфутинского, чем наймут профессионалов, которые проведут исследования и сделают грамотный план развития территории.
www.donland.ru
— Еще одна больная тема для города — транспорт, в частности маршрутки. Стоит ли убирать их совсем? И если да, то что сделать взамен?
— Маршрутки — первый признак деградации общественного транспорта. Маршрутки — это паразиты, они пользуются инфраструктурой, не выполняя при этом никаких социальных функций. Маршрутки не ездят по незагруженным магистралям, потому что частникам это невыгодно. Они не ходят до 2 часов ночи, не перевозят инвалидов, в маршрутку нельзя войти с детской коляской, велосипедом, крупным багажом. И получается, что общественный транспорт становится недоступным для незащищенных слоев населения. Маршрутки забивают улицы и создают пробки. Они должны ходить только на окраины, туда, где низкий пассажиропоток, и транспорт большой вместимости не нужен. Но! Маршрутки генерируют нал, много нала, а это очень интересно мэриям некоторых городов.
Первое, что надо сделать, реформируя общественный транспорт, — единое билетное меню. Чтобы я, купив один билет, мог час или два ездить на любом транспорте, и при пересадках мне не приходилось покупать новый. Еще сделать нормальные маршрутные схемы, и тогда будет порядок.

— Все-таки что, на ваш взгляд, прежде всего надо изменить в Ростове?
— Скажу так: ростовчанам, как бы это жестко ни звучало, надо начать ненавидеть свой нынешний город. Тогда начнет что-то меняться. У Ростова в силу определенных причин большая любовь к самому себе. Патриотизм прямо зашкаливает, и это очень вредно. Когда родители слишком сильно любят своего ребенка, вырастает черт возьми кто. Местные именно так относятся к городу — как к единственному ребенку в семье: балуют, не могут оценить критически, прощают все его ошибки.
Я вижу по реакциям на свои посты про Ростов, что любая критика — изнутри или снаружи — вызывает резкий протест. Все считают, что Ростов — самый прекрасный город на земле, и здесь все хорошо. Не хватает трезвого взгляда на проблемы, социального запроса на нормальное развитие мегаполиса, хотя, в отличие от других городов, тут для такого развития все есть. Я вот недавно прилетел из Волгограда, там полная задница: это нищая провинция, заброшенная, запущенная, никому не нужная, там ничего не происходит. Ростову в этом плане повезло: тут есть жизнь, деньги, удачное расположение, активное население, потенциал для изменений, причем стремительных. Но запроса на эти изменения нет.

— Какой лучший, по вашему мнению, город-организатор ЧМ, а какой — худший?
— Я пока был в семи городах, принимающих мундиаль. Остались Саранск, Казань, Самара и Нижний Новгород. Не считая Москвы и Питера, лучше всех к ЧМ подготовлена Казань. Я там, повторюсь, еще не был во время мундиаля, но абсолютно в этом уверен. Там благодаря Наталье Фишман (советнику президента Татарстана) научились круто работать с благоустройством общественных пространств. Татарстан в этом плане — номер один в России. Ни в одном регионе нет такого количества комфортных мест для жителей, как там. И, кстати, казанцы всегда были критично настроены к своему городу. Когда я опубликовал свой материал про Казань, про то, что мне очень там понравилось, меня подписчики дерьмом облили в комментариях: «Сколько тебе заплатили? Кто тебя подкупил? У нас же тут и вот тут плохо!»
Еще из успешных городов можно назвать Сочи, но это будет немного нечестно: там пользуются инфраструктурой, которая осталась от Олимпиады.
Худший город, принимающий ЧМ, — Волгоград. Как я уже говорил, там все очень плохо. Да, жители его не любят, но там другая проблема — история, на которую можно все списать. Так что, чем критичнее жители относятся к своему городу, тем для него лучше.