«Первым делом перетащил бы в Ростов толковых чиновников»
Места

«Первым делом перетащил бы в Ростов толковых чиновников»

Известные ростовчане — о том, что сделает жизнь в городе лучше. Часть II.

автор Андрей Бережной.

24 Июля 2019

«Какие три вещи вы перетащили бы из других городов в родной Ростов, чтобы город стал лучше?» — спросили мы известных горожан.

В первой части проекта на этот вопрос ответили ресторатор Роман Панченко, архитектор Артур Токарев, основоположник казачьего поп-арта Максим Ильинов и другие.


Сергей Подпорин
ресторатор, совладелец LEO Wine&Kitchen («Лучший ресторан за пределами Москвы-2019» по версии журнала GQ Russia)


— Я бы перетащил в Ростов надземное метро из Бангкока (см. заглавное фото) плюс остальную систему общественного транспорта из любого крупного города в Нидерландах. Хочется быть мобильным и свободным в Ростове.

Второе: взял бы у берлинцев умение строить город, сохраняя исторические здания, умение вписывать новые постройки в визуальный код города. Все мы знаем, как у нас относятся к старому фонду, как красивые атмосферные здания подводятся под снос, и потом горожане любуются на этом месте на местечковую глыбу из синего стекла.

Третье — ухоженность и удобство какого-нибудь скандинавского города, Стокгольма, например. Чистота пространства — чистота мыслей.


Александр Ряднов
исполнительный директор Федерации казачьих воинских искусств, организатор этно-фестиваля «Шермиции»


— Да нам бы для начала вернуть кое-что из того, что было! Я бы вернул собор Александра Невского, разрушенный в 1930 году (кафедральный собор Ростова-на-Дону, стоял на пересечении нынешних Б. Садовой и Ворошиловского). Вглядываюсь в старые снимки — и вижу, что город потерял что-то важное. И «кометы» с «ракетами» нужно вернуть обязательно. Чтоб рассекали по Дону и Таганрогскому заливу.

Интересно, если сложить все городские зимние траты на коммуналку лет за тридцать, хватит их, чтоб накрыть город стеклянным куполом? Конечно, зиму в Ростове нужно упразднить. Мне кажется, это всем очевидно. У нас зима должна быть +10, как в Сочи. Никакого снега, только дожди. Но как представишь +10 в Ростове и дождь, сразу повеситься хочется. Грязи по колено. Это главная наша проблема. И вот поэтому нам нужна качественная ливневая канализация. Такая, как показывают в американском кино. Давно о ней мечтаю. Помните фильм «Харли Дэвидсон и Ковбой Мальборо»? Они по канализации на автомобиле ездили. Заглядываешь в люк — а там целый город подземный. Вот и нам в Ростове нужно современное, высокотехнологичное подземелье. Такое, чтоб прошел ливень, и через пять минут вся вода ушла. Город мокрый, чистый, умытый.


Дмитрий Келешьян
рок-музыкант («Пекин Роу-Роу», «Хуже, чем дети»), радиожурналист


— В первую очередь я бы перетащил в Ростов — законодательным путем — московский статус столицы. Фантазировать так фантазировать. Инвестиционные потоки омыли бы золотом новую российскую столицу.
Но почему-то кажется, что сюда ни перетащи, все это со временем придет в негодность. Перетащи Пизанскую башню — и здесь она рухнет; пересади сюда зелень современной Москвы, ее новые парки и скверы — и скоро все эти насаждения вымрут или будут спилены и распилены между заинтересованными лицами. Поэтому первым делом следует перетащить сюда самых здравых, честных и образованных людей со всех уголков мира. Если они будут рулить экономическими, общественными и культурными процессами, то, возможно, мы сможет по праву гордиться званием южной столицы.

Пусть медийным и культурным контентом заведует в Ростове, к примеру, Сева Новгородцев. Из Швейцарии я бы привез сюда на постоянную работу одного из легендарных основателей ямайского даба Ли Скретча Перри, из Финляндии — режиссера Аки Каурисмяки, а из США — Джима Джармуша. Не помешал бы здесь в управлении делами веселый исландский президент Йоуханнессон.

Если с нью-йоркского Бродвея переместить сюда полностью театральные труппы с режиссерами и художниками, а из Лондона — группы инди-сцены, то в нашем городе появится настоящая театральная и музыкальная атмосфера. Очевидно же, что всю прелесть любого города составляют его жители, живые реальные люди.

Ну, и, наконец, я бы подтащил сюда, поближе к Ростову, черноморское побережье и предгорье Кавказа вместе с их великолепным воздухом, водой, зеленью и климатом.


Михаил Малышев
главный редактор интернет-издания 161.ру


Вопрос заставил задуматься, ведь это город для меня идеален. Так смотришь на женщину в медовый месяц.
Но да, есть три момента, которых мне не хватает в Ростове.

1. Море.
Это — давняя мечта, на грани детских снов: чтобы рядом с Ростовом было море. Настоящее, синее, соленое, мощное. Когда я рассказываю об этой мечте друзьям из Питера или Москвы, они удивляются: зачем, рядом же есть Азовское море. Но каждый ростовчанин знает, что оно — ненастоящее, такое же бутафорское, как и маяк рядом с ним.

2. Крепостные стены.
Перед ЧМ-2018 один из федеральных сайтов выкатил гид по Ростову-на-Дону. Среди достопримечательностей там был кремль. Понятно, что в очередной раз наш Ростов перепутали с Ростовом Великим. Я подумал тогда: а было бы хорошо, если бы в центре у нас была не призрачная крепость Дмитрия Ростовского, а стояли старинные стены. Такие крепости есть на Корфу или в Крыму — каменные, древние корни города. Это влияет на атмосферу. И здесь не могу не вспомнить, что самое старое здание в центре Ростова — Богатяновская тюрьма. Поддерживает криминальную мифологию города.

3. Ощущение безопасности.
Есть города, где чувствуешь себя совершенно спокойно, гуляя по незнакомым улицам глубокой ночью. Так можно ходить по Праге или Иерусалиму. Расслабленно и не спеша. В Ростове так не получается. Ночью спина становится таким радаром: ловишь, как летучая мышь, звуки. Большие гудящие компании как-то инстинктивно обходишь. Сложно объяснить, в чем дело. Может, в том, что Ростов — самый агрессивный город в России? Спокойствия я бы ему добавил.

  

Максим Белозор
писатель, сценарист

 
— В Ростове есть все составляющие счастливого города. Реально все: долгое жаркое лето (из Москвы кажется, что это огромное счастье — +40 градусов в тени), природа (вообще объективно прекрасная), помидоры (нереальные), раки (если не линяют), рыбец, тарань, чебак. Есть арбузы. Есть река Дон и практически есть Азовское море — в получасе езды на электричке. В Ростове есть Чалтырь (кто был, тот понимает). Есть европейская улица Энгельса (Большая Садовая), есть Нахичевань, есть нетронутый переменами Лендворец (весь район, как будто законсервированный). Есть Левый берег, который изменился (но может, оно и неплохо, не знаю, видел только со стороны. Со стороны все не так, как раньше, но выглядит вполне, хоть и по-другому). Есть старый центр — от набережной до Горького и от вокзала до Карла Маркса. Он прекрасен. И ужасен. И вот чего не хватает Ростову, так это людей, которым достанет ума и сил заняться центром, пока все окончательно не рассыпалось. Потому что именно старый центр и есть Ростов. Потенциально — самый привлекательный туристический кластер (прости господи). Чтобы стало, как в каком-нибудь Лондоне: все старое, настоящее, но не убогое, не руины и трущобы, а аутентичное, приведенное в порядок — от фасадов и мостовых до дворов и подъездов. И денег чтобы было много, как в какой-нибудь Москве. Чтобы, если те люди, которым достанет ума и сил, все-таки не удержатся и украдут три четверти, оставшихся средств хватило бы на приведение старого центра в надлежащий вид. И будет всем окончательное счастье — и ростовчанам, и гостям донской столицы.


Олег Гапонов
лидер рок-группы «Зазеркалье», краевед


— Поскольку в Ростове отсутствует глубокий и внятный исторический фон, сюда можно переносить все что угодно. Можно из Осло перенести сверхсовременный район Баркод с умными жилищами или рядовые таксомоторные компании, использующие исключительно автомобили «Тесла». Все будет одинаково лишним, как и любой ростовский объект. Здесь во всем, в одинаковой степени, присутствуют черты регресса, что мне — как скептику прогрессивизма — нравится.

Наблюдая разные страны, я окончательно убедился в том, что главным национальным достоянием является природный ландшафт. Не ресурсы, которые в нем сокрыты, а ландшафт как таковой и место человека в его естественном круговороте. Как, например, сакральные вершины, каждая со своим собственным мифом, что окружают Эдинбург. У нас же таких ландшафтов осталось немного, и лишь редкие старожилы помнят, где Чертовы ворота и на каком холме стоял истукан с двенадцатью палашами. А в основном, и это знают ученые мужи, донской исконный ландшафт уничтожен и переформатирован колхозным сельхозпроизводством (эти бесконечные поля и лесополосы). Ростов-на-Дону устроен подобно многим крупным городам мира: богатый деловой центр и ветшающие окраины, которые постепенно становятся обиталищем человеческих отбросов. И кто кого из них поглотит в ближайшем будущем, неизвестно. Поэтому, наверное, было бы уместно окружить Ростов горами, как в шотландском хайленде или в Адыгее, сделав невозможной идею агломерационного слияния с Батайском, Новочеркасском и Азовом, и остановить бесконечное распространение городского бедлама по лицу Земли.


Ирина Лопырева
бизнесвумен, мама Виктории Лопыревой


— В первую очередь я бы перенесла в Ростов море. Лучше Средиземное, но можно и Черное. Море — это то, чего нам точно не хватает, причем, не только для улучшения климата и собственного удовольствия. Ростов — пыльный, жаркий, летом порой до 40 градусов, и вроде бы Дон рядом, но не спасает. И все эти автомобили с жаждущими соленой волны отпускниками... Но они транзитом мчат дальше — укреплять экономику соседнего региона. Несправедливо.

Из Лос-Анджелеса я бы привезла в Ростов автобусы. Да, обычные городские автобусы с кондиционерами, опускающимися для инвалидных и детских колясок подножками и креплениями для велосипедов. Важный нюанс: автобусами, двигающимися четко по расписанию. Такой удобный городской транспорт и сейчас, в XXI веке, остается для ростовчан несбыточной мечтой.

Из швейцарского Базеля я бы забрала в Ростов Art Basel (знаменитая выставка-ярмарка современного искусства, в 2002 году появился Art Basel Miami Beach, в 2015-м — Art Basel Hong Kong). Зачем это Ростову? Чтобы глотнуть свежего воздуха.