«Пачка сигарет «Ростов» в кармане всегда выручала в чужих городах»
Места

«Пачка сигарет «Ростов» в кармане всегда выручала в чужих городах»

Известные ростовчане обсуждают самые нелепые мифы о городе.

авторы Андрей Бережной, Анастасия Шевцова/заглавное фото В. Поляков.

2 Июля 2019

На днях маркетинговое агентство Zoom Market опубликовало рейтинг «Самые агрессивные города России» (на основании опроса 3000 респондентов в 25 городах), Ростов-на-Дону оказался на первом месте.
Мы попросили ростовчан вспомнить другие странные утверждения и нелепые мифы о нашем городе, а еще спросили: вредило ли в жизни или, наоборот, помогало их ростовское происхождение.

Евгений Миронюк
идеолог «Ростовского киноклуба k-ino.ru»


— Никаких странных вопросов про Ростов мне не задавали. Ну, разве что просят иногда «погэкать по-ростовски». А! Вот такое заблуждение вспомнил: Звягинцев считал, что раков не бывает в те месяцы, в названии которых нет буквы «р», а Слава Сэ, наоборот, что раков нету в месяцы с «р». (Режиссер Андрей Звягинцев, писатель Слава Сэ. Миронюк устраивал их творческие вечера в Ростове. — «Нация».) Но раки-то в Ростове есть всегда. Они ж теперь транснациональные. Вот местных раков, по-моему, нет в любой месяц.


Вадим Калинич
ресторатор (компания «Есть&Пить»)

— Из-за того, что мы гэкаем, многие считают, что Ростов — это Украина. А другая часть россиян думает, что у нас тут война совсем рядом. Чеченская. Но это нормально. У меня товарищ в Тель-Авиве живет, и я тоже за него волнуюсь, если в Секторе Газа что-то взрывают и обстреливают.

«Ростов — агрессивный город» — достаточно грубо звучит, но не беспочвенно. В Ростове вряд ли кто-то кинется помогать тебе, как в Питере. Там я стоял на улице с картой, тут же женщина подошла, предложила помощь. Или как-то в узком питерском переулке ждали мы с женой такси. Оно долго не ехало, жену мучил насморк. Подъезжает парень на скейте — бейсболка, растянутая майка — лезет в карман. Я подумал, сейчас наркотики начнет толкать. А он: «Прошу прощения, вижу, у вас аллергия» — и предлагает какой-то противоаллергический препарат. Это резко удивляет после Ростова. У нас намешано слишком много культур, приходится за всем постоянно следить: и за языком, и за внешним видом. Наш город не очень готов к тому, чтобы идти кому-то навстречу. И это могут расценивать как агрессию. Как и ростовские правила дорожного движения, громкую музыку из машин, криминальную субкультуру.

Почему я сравниваю Ростов именно с Питером? Потому что считаю два этих города главными оплотами обособленчества в России. Питер воспринимает себя исключительно частью Европы, а Ростов, он вообще сам по себе. Как-то мы ездили на Украину, еще в тот Крым, и на обратном пути проходили таможенный досмотр. Российский пограничник спрашивает у одной очереди: «У вас какие паспорта?» — «Украинские». Потом поворачивается к нашей очереди: «А у вас какие?» Я брякнул: «Ростовские». Оговорился просто, но так многие оговариваются. Пограничник засмеялся: «Вот только ростовчане говорят, что у них ростовский паспорт. Интересно посмотреть, чем он от российского отличается?»
Ростовчане похожи на каталонцев, которые не совсем испанцы.

Но если в Питере люди, как в Европе, живут по законам гражданского общества, то мы живем по понятиям. Я вырос в центре Ростова, он в моем детстве был поделен группировками. В парке Горького был массовый гоп-стоп, я с ним сталкивался не раз. Помню, в середине 1980-х родители привезли мне из Болгарии белые кроссовки Romika. И вот на центральной аллее парка Горького мне преграждает путь группа лиц: «Выбирай: или нож под лопатку, или отходим в сторону и меняемся кроссовками».

Многие говорят, что нужно избавиться от понятия «Ростов-папа», мол, оно формирует негативный образ города. Но с этим негативом надо уметь жить. Я считаю, что нужно всячески эксплуатировать и продавать нашу криминальную культуру. Разрушить миф о Ростове-папе можно только признанием и обнародованием всего этого. Когда я смотрю фильмы про американских гангстеров, у меня не возникает ощущения, что это все прямо сейчас происходит. Постоянной эксплуатацией этой истории, коммерциализацией нам дают понять, что это в прошлом.


Александр Хуруджи
глава Ассоциации защиты бизнеса, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей


— Если трактовать «нелепый» как некрасивый, то таких мифов про Ростов я не слышал. Про Ростов говорят красиво и с завистью. Но мои друзья уверены, что у нас и сейчас надо жить по принципу «не верь, не бойся, не проси», при этом уличного беспредела нет.

Наверное, самый смешной миф про Ростов из тех, что я слышал: якобы в 1970 году здесь пел Крис Норман, чего, конечно же, быть не могло. А вот что Юрий Антонов сочинил «пройдусь по Абрикосовой...» в Ростове — этот миф мне нравится. У нас до сих пор, несмотря на бессмысленных администраторов, массово вырубающих деревья, остались еще такие улочки, что залюбуешься.


Марк Котляр
управляющий Red Burger Bar, автор-исполнитель в стиле алкоджаз


— Я не курю и не курил никогда, но из своего пионерского детства помню, как помогала в незнакомых городах пачка сигарет «Ростов» — вложенная в карман рубашки так, чтобы название читалось невооруженным глазом. О, это был оберег, ты мог быть уверен в своей безопасности.

Мне никогда не было стыдно за мой город, даже когда на лекциях по психиатрии на юрфаке ростовского университета нам рассказывали, что по числу маньяков мы опережаем не только все города России, но и некоторые небольшие иностранные государства.

Что касается нашего первенства в «агрессивном» рейтинге. Думаю, что как и все агрессивные люди, мы отрицаем очевидное — и на вопрос «ты чего так орешь?» отвечаем: «Я не ору! Ты еще не слышал как я ору!».


Денис Гуцко
писатель


— О крупных городах вообще можно утверждать что угодно — и все будет более или менее правдой. Потому что реальность в местах миллионного скопления народа многогранна. Ростов — агрессивный город? Пожалуй — в определенных местах в определенное время суток. Ростов — гостеприимный город? Конечно. Накормить, выгулять гостя — любим, умеем, практикуем. Ростов — спортивный город? Разумеется. Загляните в фитнес-центры — битком. Ростов — пивной город? О да, посчитайте количество пивных. Ростов — ученый город? А то! Здесь люди из-за Канта стреляются. Ну, и далее по списку. Добавим к этому тот прискорбный факт, что российские социологические исследования — по крайней мере, те, что оказываются в широком доступе — давно откатились на уровень гороскопов. Что они там просчитывают, по каким методикам, насколько репрезентативны расчеты? В общем, не берите в голову. Побудем какое-то время самым агрессивным городом, потом сочинят другой рейтинг — глядишь, нам перепадет какой-нибудь более симпатичный приз.


Алексей Павловский
глава бюро «Ваш персональный гид», директор «РУфеста»


— Самый нелепый миф — «Ростов — столица донского казачества». Конечно, культура казаков оказала большое влияние на город, как и сами казаки, особенно из числа торговых: Парамонов, Кошкин, Пастухов и многие другие. В состав современного Ростова-на-Дону входят земли станиц Гниловской и Александровской, но все же город никогда не был казачьим. Изначально он был отнесен к Екатеринославской губернии (центр — нынешний украинский город Днепр) и даже во времена вхождения в Область войска Донского (конец XIX века) пользовался особым статусом. В отличие от казачьих городов здесь свободно селились инородцы, принимали зарубежный капитал и рабочую силу со всех концов света, что и предопределило его стремительное развитие. Равно как и казачьим, Ростов можно называть армянским, малороссийским, еврейским, турецким, греческим и каким угодно еще.

Я заметил, что ростовчане всегда с гордостью сообщают, откуда они. За многие годы сложилась такая репутация, что к нам хотят приезжать, ведь здесь тепло, вкусно, колоритно, и живут очень гостеприимные люди. В Ростове нет комплекса провинциала, поэтому себя здесь неуютно чувствуют те представители столицы, которые привыкли смотреть свысока на все, что находится за МКАДом.


Антон Кобец
блогер


— Есть миф, что ростовчане — отвратительные водители и вообще не соблюдают ПДД. Сами ростовчане (в своих интересах, конечно) поддерживают этот миф и говорят, что по беспорядочности движения Ростов запросто соперничает с Каиром и Бомбеем. Хотя, по сути, на ростовских дорогах неразбериха такая же, как и в среднем по стране.

Чаще всего ростовское происхождение помогает при первом знакомстве с людьми. У любого россиянина есть «тетя из Ростова», «сослуживец из Ростова», либо он бывал в Ростове пятнадцать лет назад, и ему тут было очень хорошо.



Мифы о Ростове от Михаила Епифанова из «Касты», «главной винной блондинки страны» Влады Лесниченко, политтехнолога Сергея Смирнова и других читайте в «Нации» здесь.