Добро пожаловать в Левиафан!
Места

Добро пожаловать в Левиафан!

Основатель фермерского кооператива LavkaLavka Борис Акимов рассказывает, зачем ехать в Териберку на второй Арктический фестиваль.

автор Екатерина Максимова фото Лиза Жицкая, Константин Грибов, Максим Малютин, Сергей Доля

18 Марта 2016

Российская редакция журнала National Geographic Traveler опубликовала список 20 главных направлений 2016 года. В топ-20 вошли, например, Свияжск (Татарстан), Севастополь (Крым) и Баргузинский заповедник (Бурятия). А еще город Териберка Мурманской области. Териберка прогремела на всю страну после того, как Андрей Звягинцев снял там свой «Левиафан». Название города стало синонимом глухого беспросветного края империи. Конечно, можно и дальше оплакивать Териберку, а можно попытаться изменить там жизнь. Устроить, например, Арктический фестиваль. Что и сделали прошлым летом проект развития территорий «Большая земля» и фермерский кооператив LavkaLavka.

О втором фестивале «Териберка. Новая жизнь» на берегу Баренцева моря поговорили с идеологом перемен к лучшему Борисом Акимовым.


— Не только NatGeo выбрал Териберку. Авиакомпании S7 недавно составила свой список мест, которые обязательно нужно увидеть в России. Там Териберка тоже есть. Так что сейчас начнется.

— Кто и для чего может туда поехать?

— Первое, любители экстремального спорта и экстремального туризма, все, кто занимается кайтингом, дайвингом и прочим экстримом. Второе — те, кто занимается рыбалкой. Океаническая северная рыбалка на треску — это совершенно уникальная затея. Вокруг красота, рыба ловится безотказно. А китовое сафари! Когда на катере можно отправиться в самое сердце вод, чтобы наблюдать за жизнью китов. О природе вообще молчу. Все, кто понимает монументальную красоту севера, в курсе, что такое Кольский полуостров. А гастрономия — там безумный потенциал. Представляете, понастроить ресторанчиков прямо на берегу моря и подавать вот эту самую свежайшую рыбу. Такие морские продукты, как в тех местах, не то что в России не попробуешь, в мире мало где встретишь. Обычно ведь подобная инфраструктура находится на юге. Но качество тех же средиземноморских морских продуктов, конечно, ниже.

Так что миф нужно строить вокруг воды и того, что она дает. Ну, и, конечно, наш Арктический фестиваль. Примерно в 8 км от российско-норвежской границы есть город Киркенес. Это была такая норвежская Териберка. А потом придумали фестиваль — и Киркенес расцвел. Фестиваль только кажется разовым событием, такое мероприятие может создать вокруг себя новый мир, новую инфраструктуру. В этом году наш фестиваль в Териберке пройдет с 12 по 14 августа уже во второй раз. Там будет много всего. Приедут  лучшие повара из самых интересных ресторанов, будут готовить из местных продуктов: морские ежи, мидии, гребешки, треска, фукус — это такие водоросли, морской виноград еще называются. Концерт обязательно будет большой, договариваемся уже с артистами. Я уверен, что люди приедут, нет больше подобных мероприятий на фоне арктической красоты.


— Гастрономическое открытие в Териберке сделали?

— В Териберке есть совершенно уникальное блюдо, локальное настолько, что даже в Мурманске его не знают. Головы трески. Очень неэстетично, конечно, но очень вкусно. Понятно, откуда пошло. Местные треску всегда продавали, это их деньги основные. Получается, треска — деньги, а голова — это «для себя». Вообще голова — это самое вкусное место в рыбе. И вот берут голову свежевыловленной трески, разрезают и обжаривают 10 минут на сковородке. Честно, это одно из самых вкусных блюд, которое я вообще в жизни ел.

—  Со времен «Левиафана» что конкретно в Териберке изменилось?

— Мы когда поехали в Териберку в первый раз, нас в Мурманске уже спросили: «А вы где там жить собираетесь?». Правильно спросили, жить там было негде. Потом там открылась гостиница, после фестиваля еще две открылись, теперь там есть ресторан. Здорово, прямо у нас на глазах все меняется. Часть дорожного полотна от Мурманска в Териберку уже починили. Там еще проблема мусора. Мы даже в рамках фестиваля расчищали завалы, мусор вывозили утилизировать на полигон под Мурманском. Администрацию раскачали, они там заседания по проблемам мусора теперь проводят. Надеюсь, будет от этого толк.


— Сегодня какая там самая большая проблема?

— Это однозначно — инерция. Местного населения, мурманских властей. Если победим апатию местных, там будет город-сад. Северный такой суровый сад.

— А если Борис Акимов топ наподобие NatGeo составлял, что бы там было? Что советуете посмотреть соотечественникам?

— Териберка в моем топе точно была бы, вы же понимаете. Я полюбил уже это место. А еще здесь — единственный на территории России выход к Северному ледовитому океану, к которому можно просто приехать на машине.

Прекрасно на Алтае, Дальнем Востоке, на Камчатке, в Якутии. Но я не могу об этом судить, потому что еще не доехал туда. Мой топ — это Русский Север. Карелия обязательно, Онежское озеро, я там часто бываю. Заонежье — места, где Кижи находятся. Кижи всем известны, но ведь там вокруг еще огромное неизведанное пространство, в XIV—XV веках заселенное новгородцами, не тронутое большой цивилизацией, там старинные деревни, частично еще жилые. Еще есть городок в Вологодской области Тотьма. Маленький городок, 200 км от Вологды на восток в сторону Кировской области. Это место, которое проглядела советская власть, оно как будто не тронуто новейшей историей совершенно, словно застыло во времени. Там начало XIX века. Есть деревянные жилые дома XVIII века, деревянные же мостовые. И все это не для туристов такое, а просто вот город живет так, как будто на дворе 1845 год, а в Петербурге Николай Павлович. При этом видно, что местные власти этот самобытный потенциал, который туристам будет интересен, осознают, потому что они поощряют всякие интересные начинания: музейчики необычные появляются, архитектура сохраняется.

— Борис, ну, вы так рассказываете, что кажется, там какое-то билибинское сказочное место.

—Так и есть. У меня дом есть под Тотьмой. И еще я хочу построить там солеварню. Потому что когда-то это было главное место по добыче соли в России. Ну, представляете, там и сегодня подземные солевые источники бьют прямо на территории города. Можете увидеть прямо шахты XVII—XVIII веков, из которых солевой раствор идет. И вот, соль идет к людям, а никто ее не встречает. Я хочу построить солеварню и выпаривать ее.

— Это же не бизнес-проект такой, а милая причуда?

— Причуда, конечно, точнее – развлечение для туристов. Можно было бы и продавать, но объемы небольшие будут.


— Хорошо, может, мы, правда, отлепим себя от дивана и рванем на край света. Расскажите как можно проще, как добраться до Териберки.

— Добраться, правда, довольно просто. Полтора-два часа лететь от Москвы до Мурманска, потом надо взять автомобиль, 120 км — и вы в Териберке. Можно поверить в общественный транспорт, автобус там ходит, но только раз в день. Все, уже есть гостиницы, можете ехать. Не пять звезд, но все чисто, все удобства. Еще вот что надо сделать. Чуть-чуть поработать с интернетом, составить маршрут. Посмотреть надо водопад, пушки в горах, которые со времен Первой мировой там остались. Договориться с рыбаками о выходе в море, организовать рыбалку или китовое сафари.


— Раз придется договариваться, расскажите про местных. Что за люди там живут?

— Там всего 900 человек живет. Люди там — в оcновном из поморов, которые на эти земли пришли в XVII—XVIII веках. Соответственно, живут там прапраправнуки поморов. Это чувствуется: люди закаленные, мужественные, все как надо. Но, знаете, в новейшей истории столько раз их помотало, столько раз им чего-то обещали и не сделали, что они мало чему уже верят. В общем, смотрят на все так: «Переживем и это».

Да, еще о жизни в Териберке сейчас расскажу. Фестиваль уже закончился, стою на пляже. Море там холодное, но пляж песчаный совершенно потрясающий, огромная коса. Идет мужик, видно, что с похмелья. «Что там, фестиваль закончился? — Да, отгремел. — Хорошо. Сейчас я купаться буду. — Да куда купаться? — Мне надо. Искупаюсь и новую жизнь начну. — И что за жизнь планируете? — Как у них (и на чаек показывает)». Что за ерунда, думаю. Оказывается, он от старого жигуля двигатель приспособил, дельтаплан себе делает, над Териберкой летать. «Да, — говорит, — вот только сейчас окунусь, похмелье пройдет и полечу».


 

Первый Арктический фестиваль в 2015 году. Как это было

Первый фестиваль «Териберка. Новая жизнь» прошел в августе 2015 года. Его посетили около четырехсот человек, считая местных и тех, кто приехал из Мурманска, Москвы и Петербурга. Готовили местные морские деликатесы и кормили всех желающих рестораны «Марк и Лев», «ЛавкаЛавка на Петровке», Максим Сырников и его фонд «Русская поварня». Пели и играли ансамбль современных музыкантов «Балалайкеры» и хор поморской песни Териберки. Преображали суровые пространства Арктический арт-институт «Сеть» и модные норвежские и британские художники. Еще был большой субботник и спортивные развлечения, организованные кайт-школой KiteClass и мотошколой Сannibal racing. Многие териберчане смогли заработать на сдаче жилья или помогая с разделкой рыбы, электрикой и монтажом. Организаторы фестиваля ушли в минус: силами краудфандинга и партнеров собрали 563 855 рублей, потратили 701 000.