«Вы из KGB? Покажите ваши пистолеты». Варламов, «Орел и решка» и другие — о казусах с иностранцами
Люди

«Вы из KGB? Покажите ваши пистолеты». Варламов, «Орел и решка» и другие — о казусах с иностранцами

Истории известных туристов о преодолении языковых и культурных барьеров.

автор Мария Погребняк

2 Ноября 2017

Мы спросили у известных туристов, какие казусы происходили с ними за рубежом, из серии «моя твоя не понимать».


Дмитрий Крылов
автор и ведущий телепрограммы «Непутевые заметки»

— Так сложилось, что я не владею иностранными языками. В мое детстве семья много переезжала, я менял школы, системного изучения языка не было. При моей работе это такая профессиональная инвалидность, но с этим уже ничего не поделаешь. Меня всю жизнь преследовал кошмар: что я оказываюсь в крупном мегаполисе, не зная языка. И этот кошмар произошел.
Это было несколько лет назад в Токио, прилетели туда на съемки. К вечеру оказались в большом парке с буддистскими храмами. Мои сопровождающие пропали из виду, и я, получается, потерялся. Решил последовать принципу, которому учил своего ребенка: если потерялся, стой там, где стоишь, тебя рано или поздно найдут. Но время шло, меня никто не находил, потемнело. Меня нашли охранники и выгнали на улицу: я так и не смог им объяснить, что произошло.

Японец-таксист оказался таким же тупым, как и я, он даже не владел своим навигатором, хотя вбил туда адрес.

Катастрофа заключалась не только в том, что я не знал языка. У меня не было с собой ни телефона, ни денег, я не знал название и адрес нашего отеля. Единственное, что у меня было с собой — электронный ключ от номера в отеле. На карточке была изображена эмблема отеля — латинская буква «А».
Я пошел по улице, увидел стоянку такси. Обошел всех водителей, показывая карточку. Наконец, один из них сказал: кажется, я знаю, где это. Мы долго ехали, но это оказался другой отель — такой же, как мой, из этой же сети, но в другой части города. На ресепшене мне помогли, вычислили по базе, где мой отель. Но на этом приключения не кончились. Мне вызвали такси, приехал какой-то пенсионер. Он оказался таким же тупым, как и я, он даже не владел своим навигатором, хотя вбил туда адрес. В общем, он не понял, куда ехать, мы проездили полночи, в итоге добрались. На счетчике у него была какая-то безумная цифра, не помню, сколько в йенах, но в долларах — больше 300. Я собирался расплатиться, но тут водитель заявил, что не имеет права принимать доллары, и надо найти круглосуточный банк, чтобы поменять их на иены. Но где искать такой банк, мы не знали. В итоге, он… просто извинился, не взял ничего и уехал.
Я потом с ужасом думал, что если бы не карточка с логотипом отеля, я бы наверняка оказался в полиции. Я бы как-то объяснил им, что «аэм фром Раша», они бы связались с посольством. Но все это случилось вечером в пятницу, посольство в выходные не работает, и мне пришлось бы два дня провести неизвестно где.
Но с языком так и не сложилось: моя память уже не позволяет мне его выучить.



Илья Варламов
блогер, фотограф

— Когда был на Филиппинах, нанял местную девушку-водителя, которая неделю показывала мне малоизвестные достопримечательности. Мы катались по окрестностям Манилы, по островам. Она говорила только на ломаном английском, но как-то мы с ней общались. И вот однажды я случайно сказал ей что-то по-русски, а она мне по-русски ответила. Я спрашиваю: «Так ты знаешь русский? И зачем мы тогда целую неделю на английском общались, ты же знала, что я из России?» Она: «Да, я жила и училась в России, но из вежливости не сказала, что знаю ваш язык». Вот такое странная филиппинская вежливость.

В Африке или Южной Америке — рядом с тобой обязательно окажется кто-то, кто учился в России, и сразу же: «О, братан, иди к нам!» И не отвяжешься потом.

У меня есть такой прием: если не хочу общаться в поездках с таксистами, гидами, торговцами и другими местными прилипалами, то отвечаю им по-русски, делаю вид, что не понимаю. Ну, и прилипала тут же отстает и ищет себе другую жертву. Но дело в том, что люди, знающие русский, есть везде. Заговоришь по-русски в Африке или Южной Америке, в совершенно нетуристической местности, надеясь, что от тебя отстанут. Но рядом обязательно окажется кто-то, кто учился в России, и сразу же: «О, братан, иди к нам!» И не отвяжешься потом.
Я объехал 180 стран, могу сказать, что мир сейчас так глобален, что можно не знать языков — и чувствовать себя совершенно комфортно. Тем более, люди прекрасно понимают язык жестов.
Все смотрят в одинаковые смартфоны, носят одинаковые бренды одежды, культурные различия практически стерлись. Везде глобализация, одно и то же, может, за исключением каких-то маленьких резерваций.



Жанна Бадоева
телеведущая, одна из создателей шоу «Орел и решка»

— Забавная история из серии «моя твоя не понимать» случилась у нас с Андреем Бедняковым на съемках шоу «Орел и решка» в Аргентине. Закончив съемочный день, мы пришли в один из местных ресторанов. Заказ был прост — креветки. Оговорюсь, что в этой стране практически никто не говорит на английском языке, большинство — только на испанском.

Тогда я встала на четвереньки и начала показывать официантке креветку.

Просим официантку принести нам креветки, она не понимает. Мы взяли лист бумаги и начали рисовать, что мы хотим. Но мы оказались художниками от слова «худо», по рисунку официантка тоже ничего не поняла. Тогда я встала на четвереньки и начала показывать ей пантомиму, попыталась креветку изобразить. Официантка обрадовалась, захлопала в ладоши и ушла. Мы с Бедняковым уставшие, но довольные, ждем наших долгожданных креветок. И вот возвращается довольная официантка, на подносе у которой... свинина. Мы поняли, что бессильны что-то снова объяснять. Пришлось есть свинину.
  


Дмитрий Петров
автор и ведущий телепрограммы «Полиглот» на канале «Культура»

— Как-то я работал переводчиком для нашей экономической делегации в Сент-Луисе, США. Был деловой обед: американцы и русские собрались обсудить совместный бизнес. Американцы предполагали такой формат: все садятся за столы, выпивают, закусывают, потом кто-то стучит ложечкой о бокал, все тут же замолкают, начинаются доклады, презентации, обмен мнениями.

Председатель пытается огласить повестку. Русские относятся к этому кисло: они уже откупорили, закусили — какая презентация?

Я мягко говорю организаторам: с русскими так не пойдет. Если они за стол сядут, то ничего не получится. Мне отвечают: против порядка идти не можем, пусть как-то совладают с собой. Я: ладно, мое дело – предупредить.
Начинается обед, проходит минут 20. Председатель стучит ложечкой, пытается огласить повестку встречи. Русские относятся к этому кисло: они уже откупорили, закусили - какая презентация может быть. Говорят мне: сделай с этим что-нибудь. Я снова к организаторам. Объясняю: видите, нереально это, наш народ не в состоянии. В итоге нашли компромисс: общего доклада не было, люди обсуждали что-то маленькими группками. Ну, если, хотели, конечно.



Николай Дроздов
ведущий телепрограммы «В мире животных»

— В 1970-х я был в Австралии, собирал материал для своей докторской диссертации. До отъезда я, конечно, прошел курс английского, но были, конечно, пробемы. Вот, например, не понимал сначала — они говорили: low beam, high beam. Я думаю: что за низкий боб, высокий боб (боб по-английски bean, созвучно с beam)? Потом выяснил, что это дальний и ближний свет у машин.
В Австралии левостороннее движение — с трудом привык, приучал себя. Еду как-то по трассе, перепутал сторону, потому что машин не было совсем. Долго еду. Вдруг вижу издалека — навстречу мчит гигантский грузовик со скотом. Здоровенное такое пыльное чудовище несется на меня. И тормозить не собирается. Я в ужасе: куда съезжать, как объехать? В итоге взял себя в руки, свернул куда надо.
Еще один забавный случай был, тоже с машиной связанный. Решил я поехать в Канберру, столицу, погулять. Там пошел в кино на вечерний сеанс — на американский фильм «Николай и Александра». Захотел на жизнь наших последних царя и царицы посмотреть. Был очень тронут, выхожу задумчивый, сажусь в машину. Проезжаю мимо двух полицейских, они что-то орут мне непонятное, руками размахивают, как будто в восторге. Я думаю: вот, наверное, узнали во мне советского человека, приветствуют. Я улыбнулся, помахал им рукой в ответ и дальше поехал. А они не унимаются, кричат мне вслед. Ну, думаю, как в Австралии наших любят. Не останавливаюсь, еду дальше, время позднее, хочется домой вернуться поскорее. И только за пару километров до дома вдруг понимаю, что фары передние не горят, и полицейские кричали мне: «Lights on», включи огни! Оказывается, они за безопасность мою переживали, а не любовь к Советскому Союзу выказывали.



Александр Бунин
автор программы «Бон Вояж» на радио «Серебряный дождь», ведущий Business FM

— Пару месяцев назад я плыл по Волге на круизном корабле. Он был фешенебельный, безумно дорогой, все пассажиры — иностранцы, в основном, состоятельные пенсионеры, любители Достоевского и русской природы. Они были из Америки, Австралии, Канады, индусы были — тоже английского происхождения. Такие платят сумасшедшие деньги, чтобы попасть в Россию: недельный круиз из Москвы в Питер стоит около миллиона рублей на двоих. Нашу страну они знают в основном по книжкам, знают историю русского искусства, литературу.

«Вы, наверное, в КГБ пьете водку стаканами?.. Покажите свои пистолеты». Переубеждать было бессмысленно.

Я был на этом корабле со своей спутницей, из ста пассажиров мы были единственными русскими. Мало того, мы были единственными людьми не пенсионного возраста, что вызывало интерес у иностранцев: они не могли понять, что мы среди них делаем.
В один из первых дней дедушка-австралиец, узнав, что мы русские, спросил: «Вы, наверное, из КГБ, да?» — «Что вы, какой КГБ, мы здесь, как и вы, отдыхаем». Но по его глазам поняли: нам не верят.
На следующий день диалог повторился, но уже с другим иностранцем. Мы завтракаем, общаемся, и он вдруг хитро смотрит на нас и громко заявляет своей спутнице: «Да они же из КГБ!» Мы пытаемся перевести в шутку: да, работаем под прикрытием, ловим иностранных шпионов. Они шутки не поняли, начали испуганно озираться, замолчали.
Вечером русская официантка говорит нам: абсолютно все пассажиры уверены, что вы из КГБ. Причем особенно сильно их пугала моя спутница-блондинка: она никак не походила на агента КГБ, и от нее они ждали большего подвоха.
Потом мы вроде подружились, иностранцы перестали нас бояться, но все равно вскользь интересовались: «Вы, наверное, в КГБ пьете водку стаканами?.. Покажите свои пистолеты». Переубеждать было бессмысленно.
Апофеоз наступил в Ярославле: после экскурсии нам со спутницей надо было срочно сойти с корабля и успеть на поезд. Мы возвращаемся, в спешке расталкиваем всех локтями, мчимся в каюту, хватаем свои сумки и убегаем. Они, наверное, решили, что мы спешим на спецоперацию захватывать иностранного преступника. Шарахались в стороны от нас, надо было видеть ужас в их глазах.



Натали Неведрова
ведущая шоу «Орел и решка»

— На Сардинии во время съемок со мной случилась такая история: у меня был с собой только рюкзак и 100 долларов. Я искала место для ночлега, нашла ферму, начала ставить палатку, но на каменистой почве не получилось.

В итоге — только языком жестов! — мы договорились, что за ночлег я заплачу, а в качестве платы за завтрак поухаживаю за его животными.

Стою, пытаюсь понять, что делать. Приходит владелец фермы, и начинается пантомима: он изображает рога, громко кричит: «Му!» — я понимаю, что он говорит о коровах. В итоге — только языком жестов! — мы договорились, что за ночлег я заплачу, а в качестве платы за завтрак поухаживаю за его животными: покормлю коз, подою овец, уберу какашки. Вся эта коммуникация без знания языка иногда похожа на борьбу за выживание: ты сделаешь все: станцуешь, выдумаешь невообразимые жесты, — лишь бы получить то, что тебе необходимо.
Еще у меня была крутая история в Гамбурге: я училась общаться с немым человеком в помещении с полной звукоизоляцией, на меня даже наушники надели (речь идет о центре, где обучают языку жестов в условиях полнейшей тишины). Было удивительно, но через какое-то время я начала его понимать.
Барьеры на самом деле надуманные: если, например, молчать, можно очень многое увидеть в глазах собеседника.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: НОВИКОВ, ИВЛЕВ И ДРУГИЕ КРУТЫЕ ШЕФЫ — О САМОЙ СТРАННОЙ ЕДЕ В СВОЕЙ ЖИЗНИ

МАКАРЕВИЧ И ШЕВЧУК О СОБЧАК И «ЕСЛИ НЕ СОБЧАК, ТО КТО?»