«Вот, пришли мои убийцы. Помолимся». История ростовского святого
Люди

«Вот, пришли мои убийцы. Помолимся». История ростовского святого

Священник Константин Верецкий станет первым ростовчанином, канонизированным Русской православной церковью.

автор Дарья Максимович/на фото Всехсвятский храм в 1946 году

30 Мая 2018

Специальной комиссией Русской Православной Церкви на днях было принято решение о канонизации ростовского священника, расстрелянного в 1918 году. Иерей Константин после общецерковного прославления станет первым ростовчанином, канонизированным в масштабах всей Русской православной церкви, с почитанием во всех других мировых православных церквях.
Знакомим читателя с историей его жизни и гибели.


Про людей выдающихся часто говорят: ему на роду было написано. А в семье Верецких и вовсе, еще с середины XVIII столетия, сложилась традиция: все мальчики становились священнослужителями. Так что, когда 3 июня 1874 года в селе Петровском Бахмутского уезда Екатеринославской губернии в семье иерея Александра Ивановича Верецкого родился сын Константин, все самое главное было уже решено.

По семейной легенде, новорожденного Константина мать повезла в Таганрог, где в то время жил праведник Павел Стожков, сегодня известный как Павел Таганрогский — первый канонизированный донской святой. К Павлу за благословением приезжали тогда со всех концов России. Благословил он и маленького Костю. Неисповедимы пути!

В 18 лет Константин поступает в Екатеринославскую духовную семинарию, блестяще ее оканчивает и следует традиции, по которой выпускники должны были не менее двух лет трудиться в церковно-приходских школах. Верецкий несколько лет работает учителем и заведующим железнодорожного училища при станции Ясиноватая, преподавателем Закона Божия в младших классах одесской гимназии и приходском мужском училище Екатеринослава.


***


Константин часто ездил в Ростов. Здесь в Казанском храме служил его брат Мануил, здесь же, в окружении икон, Константин встретил свою будущую жену, дочь ростовского предпринимателя Ивана Орлова, Евлампию. В том же 1911 году в жизни Константина произошло еще одно важное событие: он был рукоположен в сан священника. В 1913 году отец Константин получил назначение во Всехсвятский храм Ростова-на-Дону.

Этот храм был заложен 8 сентября 1864 года на главном городском кладбище (место современного Дворца спорта) и строился в основном на средства городского головы Андрея Байкова. Закрыт в 1930-е, регулярные богослужения возобновились в 1942-м и продолжались вплоть до 1966-го года, когда храм был взорван. Кладбище же сравняли с землей на три десятилетия раньше. На его территории, в частности, находился пантеон купеческой семьи Парамоновых, были погребены Андрей Байков (1889), писатель Даниил Мордовцев (1905), городничий Андрей Аксенов (1828 год).


***


Отец Константин вместе с семьей поселяется в доме №33 на Пушкинской, от которого до нового места службы идти пятнадцать минут пешком. Семья 39-тилетнего Константина на тот момент состояла из восьми человек: жены, матери, родной дочери, четырех племянников и вдовы родного брата Константина, священника Иоанна Верецкого, которых он взял на попечение.

Иерей Константин отличался строгим и внимательным отношением к церковному служению. К нему приходили не только за утешением и духовным советом, но и с мирскими просьбами, и он никому не отказывал в помощи. С началом гражданской войны в своих проповедях отец Константин призывал не допустить дальнейшего кровопролития и открыто обличал жестокость, сопровождающую противостояние красных и белых. Известно, что он неоднократно получал угрозы в свой адрес со стороны местных большевистских ячеек и, тем не менее, решил не покидать город вместе с отступившей Добровольческой армией Деникина.


***


В начале февраля 1918 года красноармейцы Рудольфа Сиверса вошли в станицу Гниловскую, на юге красные подошли вплотную к Батайску, на севере, после самоубийства донского атамана Каледина, вступили в Новочеркасск. 23 февраля 1918 года отряды красных вошли в Ростов.

В этот день, отслужив литургию и совершив требы в храме, отец Константин обедал с семьей, когда в его дом ворвались солдаты и приказали идти вместе с ними. Наиболее подробно трагическую гибель священника Константина Верецкого описал регент Всехсвятского храма Иосиф Жукевич-Стоша: «Десяток красногвардейцев, в сопровождении нескольких новопоселенских женщин и двух пьяных мужчин, ворвались в квартиру Верецкого. Очевидно, добровольный помощник хорошо знал расположение комнат в квартире священника. Ворвавшись прямо в столовую, где отец Константин в это время обедал с семьей, он крикнул ему: «Одевайся, идем!» Родные от страха онемели. Отец Константин спокойно встал и сказал: «Вот, пришли мои убийцы. Помолимся».
Благословил старуху-мать, жену и детей, и в сопровождении красногвардейцев вышел из дома с парадного входа. Священника повели по Братскому переулку, к степи. На углу Братского переулка и Степной улицы, пропустив священника несколько вперед, красногвардейцы дали залп, и отец Константин упал, обливаясь кровью».

В книге Александра Локермана «74 дня советской власти в Ростове-на-Дону» приводится речь военного коменданта Ростова Дмитрия Калюжного: «А мы, я вам скажу прямо, расстреливаем всех попов. Мы этих длинноволосых знаем, их политическую физиономию. Кто шел с крестом впереди юнкеров? Попы! Кто расставлял пулеметы на колокольнях? Попы. Так какая же пощада может быть для этих контрреволюционеров?».


***


Вся история православной церкви делает ссылки на евангельских апостолов-первомучеников. Но и в новейшей истории на Дону жили люди, принявшие мученическую смерть за веру. Добрая память об отце Константине и его почитание в народе были столь велики, что уже в мае 1918 на месте его гибели был построен памятник-часовня. К сожалению, в результате разрушения Всехсвятского кладбища и позже, в период хрущевских гонений, была уничтожена и часовня, и могила священника. Но имя и подвиг отца Константина преданы забвению не были.