«В Америке запрет на обнаженку, и меня попросили нарисовать корове трусы»
Люди

«В Америке запрет на обнаженку, и меня попросили нарисовать корове трусы»

Рубрика «Русские сказочники»: продолжаем рассказ об иллюстраторах детских книг, покоривших весь мир.

автор Ольга Майдельман-Костюкова/иллюстрации Юлия Гукова

10 Мая 2017



Юлия Гукова. Окончила Московский полиграфический институт. Член Международной организации художников ЮНЕСКО, обладатель золотой медали международной биеннале в Братиславе за книгу Яниса Балтвилкса «Где ночует дрема», приза в графической номинации на международном конкурсе GIELJ в Париже за «Алису в Стране чудес», премии «Лучшая книга года Канады» за «Свободный сын морей» РикардоКинс-Дугласа. Лауреат премии «Алые паруса» за серию книг «Старый город» и международной премии «Триумф-2003». Проиллюстрировала более 40 книг в России и за рубежом: в Германии, Швейцарии, Канаде, США, Японии, Корее.


Первая работа

«Алиса в Стране чудес» для Verlag J. F. Schreiber Ltd в Германии в 1991-м (в 1995-м вышла в Японии и Корее, в 2003-м — в России).



22 года назад, когда немцы приезжали сюда искать художника, у меня в издательстве «Детская литература» выходила только вторая книжка — «Где ночует дрема». К немцам попали пробы, взятые прямо со станка в типографии, среди множества оттисков других художников. Дальше был смешной разговор. Сотрудница агентства авторских прав позвонила мне и говорит: «Тут заказ из Штутгарта на «Алису в Стране чудес», вы не против сделать пару эскизов? Интересно это вам? Подумайте». У меня, конечно, комок в горле, хочется кричать от радости: на «Алисе» почти любой художник готов умирать — великая честь всей жизни. Но говорю очень сдержанно: «Давайте попробую». И сделала сразу несколько оригиналов и кучу-кучу эскизов! За неделю. Договор был фактически заключен сразу.



Зарубежные издатели очень придирчиво выбирают художника, потому что вкладывают частные средства чаще всего, но если они выбирают тебя, то дальше — полная свобода. Мелочных придирок нет



Самая сложная работа

«Петя и Волк» для NordSud Verlag в Швейцарии в 1999-м.


 
Говорить, что каждая книжка начинается сложно — кокетство и неправда, все — по-разному. Но страх есть перед каждой. Страх, что впереди пустота, а есть только текст, из которого ты должен вырастить целый сад.
Самой сложной была, как ни странно, книга нашего автора, Сергея Прокофьева, для издательства в Цюрихе. Это было просто ощущение тупика. Если вчитаться, то все события происходят фактически на фоне забора. И ничего такого — вот, из-за ствола березы появился волк — нет. Волк уже здесь. У этого забора. И все силы у меня уходили не на персонажей, а на рисование этого скучного забора. Пока я не догадалась чисто технически обратить его в фактуру — мятая бумага, наклеенная, покрашенная грунтом — и дальше понеслось. Но до этого я сделала 4–5 вариантов оригиналов! Что, конечно, не очень профессионально. Чистая растрата сил.



Неизданная работа
«Эйзра-ворон» для Annick Press Ltd в Канаде.


 
Это моя ошибка. Никогда художникам и вообще людям творческим нельзя себя ругать. И позволять критиковать. Я сделала книжку, я ей довольна. Мне звонит моя канадская издательница: «Юля, это замечательно, великолепно, такие изумительные работы!» А я ей: «Ну что вы, фрау. В принципе я могла бы и лучше». Она: «Нет, Юля, лучше нельзя!» Так и разошлись. А недели через полторы она звонит посреднику: «Раз Юля сказала, что она может лучше, то пусть она вот здесь лица переделает, а здесь толпу по-другому оденет». Я в шоке. Она указала на очень удачные иллюстрации! Говорю: «Я это не буду переделывать». И далее незамедлительный ответ: «В стране экономический кризис, и эту книжку нам очень накладно выпускать. И раз Юля отказывается, мы ее не будет печатать». А делала я ее 8–9 месяцев... Это глупость, на которой учатся. Если ты доволен работой, но из скромности или перфекционизма говоришь, что там недотянул и там недоработал, то про нее все так и будут думать.



Переделанная работа
«Большая путаница» для NordSud Verlag в Швейцарии и США в 2000-м.



Была одна очень смешная переделка. Я делала для Америки авторскую книжку разрезную, она тут выходила как «Большая путаница». И там была корова. С выменем. И все было хорошо, но в Америке запрет на любую порнографию. И меня попросили корове нарисовать трусы. И я нарисовала ей роскошные розовые трусы.



Работа, столкнувшая со стереотипами
«Волшебник страны Оз» для Verlag J. F. Schreiber Ltd в Германии в 1995-м.


 
Я пристально изучаю текст и сначала рисую персонажа карандашом: расписываю, что какого цвета и фасона, чтобы не было никаких расхождений с текстом. Проблемы возникают по поводу типажей лиц, их все видят по-своему. Должны быть, наверное, стереотипы того, как мы, люди, представляем злого, а как — доброго. Правда, мы, взрослые, куда пугливей. У детей, мне кажется, есть голод по чему-то страшному. И отрицательный персонаж должен быть страшным. Но — еще и комичным.



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ИЛЛЮСТРАТОРЫ ОЛЬГА И АНДРЕЙ ДУГИНЫ — О ТОМ, ЧТО ЗА ЭФФЕКТЫ ПРИДУМАЛИ ДЛЯ ФИЛЬМА «ГАРРИ ПОТТЕР И УЗНИК АЗКАБАНА»

ЗНАМЕНИТЫЙ РЕЖИССЕР-МУЛЬТИПЛИКАТОР ГАРРИ БАРДИН — О ТОМ, ИЗ КАКИХ МЕЛОЧЕЙ СОСТОИТ ЕГО ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО