«У нее британские манеры и русский акцент». Как ростовчанка стала первой леди Израиля
Люди

«У нее британские манеры и русский акцент». Как ростовчанка стала первой леди Израиля

Вера Вейцман — в проекте «Гражданин Ростова-на-Дону».

В этом году банку «Центр-инвест» исполняется 30 лет. Обычно подарки дарят юбилярам, но в данном случае «Нация» и «Центр-инвест» сообща придумали подарок родному городу — проект «Гражданин Ростова-на-Дону». Мы расскажем истории 30 наших земляков, которые много сделали для города, прославили его не только в пределах России, но и за рубежом. 
В рамках проекта уже опубликовано 25 очерков, среди них, например, истории об авторе главного гола отечественного футбола Викторе Понедельнике, о создательнице французского журнала Elle Элен Гордон-Лазарефф, о великом актере Александре Кайдановском. 
Сегодняшняя история — об уроженке Ростова, супруге первого президента Израиля Вере Вейцман.
Вера Вейцман в молодости.
Вера Вейцман в молодости.
«За каждым великим мужчиной стоит великая женщина», — говорят англичане. И это изречение как нельзя лучше подходит к нашей истории: Вера была не только женой, но и соратницей Хаима Вейцмана в его работе. К слову, Англия сыграла очень важную роль в судьбе этой пары. Но все же начались биографии Веры и Хаима в Российской империи, а главной страной для них стал Израиль — Земля обетованная. 

Вера родилась 27 ноября 1881 года в семье ростовского купца Исайи Давидовича Хацмана.
Он был из кантонистов: так называли еврейских детей, которых забирали в царскую армию. Исайю забрали в 8 лет. За безупречную 25-летнюю службу и участие в Крымской войне он получил право жить за чертой оседлости и поселился в Ростове-на-Дону.
 
33-летний Исайя женился на 16-летней Феодосии, уроженке Воронежа, которая родила ему троих сыновей и четырех дочерей. Вера (ее еврейское имя было Ребекка) — шестой ребенок Хацманов. 
В Ростове Исайя Давидович успешно занимался оптовой торговлей одежды и был к тому же состоятельным домовладельцем. Ему принадлежали четыре дома общей стоимостью 8000 рублей; семья Хацманов жила в одном из них — на Рождественской улице (сегодня улица Обороны, 64).
Дом по улице Рождественской (сейчас ул. Обороны, 64), в котором выросла Вера. В 2019 году фасад дома был приведен в порядок ростовскими волонтерами движения «Том Сойер Фест».
Дом по улице Рождественской (сейчас ул. Обороны, 64), в котором выросла Вера. В 2019 году фасад дома был приведен в порядок ростовскими волонтерами движения «Том Сойер Фест».
Исайя Давидович избирался гласным (депутатом) Городской думы, казначеем Солдатской синагоги. Он и жена не были приверженцами строгих религиозных традиций, хотя и соблюдали иудейские праздники. Еврейское образование получили только двое старших сыновей, остальные дети — светское. Поэтому Вера не знала иврита и идиша, зато с 5 лет посещала детский сад, где с детьми говорили на французском; много занималась музыкой: в 9 лет поступила в Императорскую Мариинскую гимназию. Исайя Хацман всем своим детям дал не только хорошее образование, но и обеспечил их стартовым капиталом. 

Вера изучала музыку в Ростовской-на-Дону консерватории, но в 14 лет передумала — выбрала медицину. И это не было подростковым капризом: в 18 она уехала в Швейцарию и поступила на медицинский факультет Женевского университета. 

Там помимо лекций девушка стала посещать Еврейский студенческий клуб. В нем проводились политические мероприятия, студентов-евреев вербовали в ряды российских социал-демократов, бундовцев (еврейская социалистическая партия) и сионистов. Последнее особенно увлекло Веру. 
Целью сионистского движения, названного так в честь горы Сион в Иерусалиме, было объединение и возрождение еврейского народа на Земле Израиля. В этом клубе и встретились Вера и Хаим Вейцман.
Хаим в детстве.
Хаим в детстве.
Хаим (бывают же совпадения!) родился в один день с девушкой из Ростова, только на 7 лет раньше. И тоже был подданным Российской империи, родом из местечка Мотоль. Вот как вспоминал будущий президент свою малую родину: «Мотоль стоял на берегу небольшой речки, в болотистой местности, занимавшей большую часть Минской и соседних белорусских губерний, на плоской равнине, угрюмой и однообразной. Весной и осенью все вокруг превращалось в море грязи; зимой здесь царствовали лед и снег, летом неизменно стояло облако пыли. И повсюду на этой равнине, в сотнях городков и местечек, жили евреи, жили уже давно — крохотные еврейские островки в чужом океане».

В отличие от Веры он помимо светского получил и еврейское религиозное образование, в совершенстве владел ивритом. Химии учился в Германии, а в Женеве получал уже докторскую степень. 
Молодой ученый страстно влюбился в Веру. Настолько, что разорвал помолвку с красавицей Софьей Гецубой, с которой встречался четыре года. 
В 1903 году Хаим отправился в далекий Ростов-на-Дону — знакомиться с родителями избранницы. В доме Хацманов на Рождественской побывали и мать, и многочисленные братья и сестры жениха. Через год пара обручилась. Поженились в 1906-м, после того, как Вера окончила университет.
Дом в белорусском местечке Мотоль, в котором вырос будущий президент Израиля Вейцман.
Дом в белорусском местечке Мотоль, в котором вырос будущий президент Израиля Вейцман.
Свадьбу играли в прусском Сопоте, а вместо свадебного путешествия тут же отправились на ежегодную сионистскую конференцию в Кельне. «Я помню это все, — писал Вейцман в мемуарах, — особенно терпение и понимание моей жены и мое чувство вины. Я помню один день, когда я вернулся в отель в пять утра с большим букетом цветов и корзиной груш, в качестве компенсации моей жене. В этом не было необходимости, но это принесло мне облегчение. Таков был наш медовый месяц». 

В 1907 году у них родился первенец — Биньямин, Бенджамин на английский манер. Вейцманы переехали в Манчестер, где Хаим занимался преподавательской работой, наукой и, конечно, политикой. Не имея друзей и не зная языка, Вера поначалу чувствовала себя в Англии одиноко: товарищи мужа, тогдашний ее круг общения, говорили по-английски или по-немецки. Она выучила оба. 

Спустя время получила сертификат, позволяющий вести врачебную практику в Великобритании — и стала одной из первых женщин-врачей в Манчестере. Начинала как детский врач в беднейших районах города, если говорить без стеснения — в трущобах: руководила семью клиниками для малоимущих беременных и младенцев. Ее старания и успехи были оценены: Вера получила хорошее место в государственной клинике. 

По своей работе ей довелось познакомиться с Чарльзом Скоттом, редактором популярной газеты The Manchester Guardian (нынешний The Guardian), которому она, в свою очередь, представила мужа. Это позже помогло Хаиму Вейцману встретиться с влиятельным британским политиком Ллойдом Джорджем. И эта встреча оказалась крайне важной как для Великобритании, так и для появления Израиля на карте мира.  

Уже вовсю гремела Первая мировая. В 1915 году в Англии вдруг обнаружился дефицит древесного спирта, необходимого для производства ацетона (он используется при изготовлении патронов и снарядов). Министр военного снаряжения Дэвид Ллойд Джордж лихорадочно искал выход из положения. Редактор The Manchester Guardian рассказал министру о талантливом химике Вейцмане.
Ллойд Джордж писал в воспоминаниях: «Я сказал ему, что перед нами химическая задача и просил его помочь. Доктор Вейцман ответил, что не знает, но постарается…
— Как скоро вы можете дать мне это? — спросил я. — Я не могу предоставить вам долгий срок. Это неотложно.
Вейцман ответил:
— Я буду работать днем и ночью.
Через несколько недель он нашел решение, позволившее нам добывать ацетон из маиса». 
Хаим и Вера Вейцманы (второй и третья слева) с Альбертом Эйнштейном и его женой Эльзой (четвертый и пятая слева). 1921 год.
Хаим и Вера Вейцманы (второй и третья слева) с Альбертом Эйнштейном и его женой Эльзой (четвертый и пятая слева). 1921 год.
Ллойд Джордж заявил химику: «Вы оказали большую услугу нашему государству. Я хотел бы просить премьера предложить его величеству оказать вам какую-либо честь». — «Мне ничего не надо, — ответил ученый. — Но я хотел бы просить вас сделать кое-что для моего народа». Он попросил министра помочь евреям вернуться на Землю обетованную.

В 1916-м Ллойд Джордж стал премьер-министром. Он не забыл своего обещания и обсудил идею возвращения евреев в Палестину с тогдашним министром иностранных дел Артуром Джеймсом Бальфуром. В историю вошла «Декларация Бальфура» — выражающая благосклонное отношение Британии к восстановлению еврейского национального очага в Палестине и подтверждающая намерение приложить для этого все усилия.
Но вот только до утверждения декларации евреям предлагали в качестве новой родины земли… в африканской Уганде. О невозможности такого решения Вейцман спорил до хрипоты как раз с Бальфуром. «Я тогда сказал ему, — вспоминал Хаим, — господин Бальфур, если бы я предложил вам Париж вместо Лондона, вы согласились бы?» Он помолчал, посмотрел на меня и ответил: «Но, доктор Вейцман, Лондон у нас есть». «Верно, — сказал я. — Но Иерусалим у нас был, когда на месте Лондона были еще болота». 

В 1916 году семья переехала в Лондон, где родился их второй сын Михаэль (Майкл). Хаим продолжал свою деятельность денно и нощно. Его избирают президентом сионистской федерации Великобритании; Вера же участвует в создании WIZO — Международной женской сионистской организации (в ней она прослужит больше 40 лет). 
Осенью 1919-го миссис Вейцман впервые посетила Палестину — и ужаснулась, в каких нечеловеческих условиях там жили халуцим — евреи-первопроходцы. Конечно, особенно тяжело приходилось женщинам и детям. «Мы поняли, что нужно предпринять что-то радикальное, — запишет Вера. — Нужна была организация, способная решить эти проблемы».

Через 2 года Хаим Вейцман избирается председателем Всемирной сионистской организации. Несколько десятилетий он будет возглавлять эту самую важную еврейскую политическую структуру. А после того, как к власти в Германии придут нацисты, направит всю свою энергию на спасение немецких евреев.
Сын Майкл Вейцман.
Сын Майкл Вейцман.
Начало Второй мировой войны принесло Вейцманам личную трагедию: в феврале 1940 года погиб их младший сын Майкл. Летчик британских ВВС, он был сбит над Бискайским заливом у берегов Франции. Чтобы справиться с душевной болью, Вера пойдет работать добровольцем в приют «Красного Креста». В это же время она создает в Британии отделение сионистской организации «Молодежная алия». Они занималась спасением еврейских детей, юношей и девушек от нацистов: вывозили их в Палестину и селили в кибуцах и молодежных деревнях. Так удалось спасти больше 22 тысяч евреев из Европы.

…Была ли Вера счастлива в семейной жизни? Вероятно, не очень, считают современные исследователи жизни ее мужа, историки Мотти Голани и Иехуда Рейнхарц. В тысячестраничной биографии «Отец-основатель» они приходят к выводу, что в жизни Хаима Вейцмана было немало увлечений, «он отчаянно нуждался в компании женщин, которые могли бы утешить его, восхититься им и выслушать описания его многочисленных болезней». Но все же главной дамой его сердца была политика. «Отношения Вейцмана с женой строились на принципах взаимовыгоды и взаимозависимости, но не более того», — итожат биографы. 

Вейцманы еще до войны переехали в Палестину. В 1934 году при активном участии Хаима в городе Реховот был основан научно-исследовательский институт. Вейцман занимал должность директора (ведь он, как вы помните, был выдающимся химиком, кроме синтетического ацетона запатентовал еще 120 изобретений). Позже институту присвоят его имя, это главный исследовательский центр современного Израиля в области естественных наук. 
Банкнота 50 израильских фунтов образца 1973 года с изображением президента Хаима Вейцмана.
Банкнота 50 израильских фунтов образца 1973 года с изображением президента Хаима Вейцмана.
Поначалу в Реховоте они жили в небольшом арендованном домике — пока строили свой собственный. Но как только справили новоселье, были отозваны в Лондон по неотложным делам. Чему Хаим, как утверждают биографы, был рад. Вот ведь какой парадокс: Вейцман готов был жизнь отдать за эту страну, но жить в ней был не готов. Он не мог привыкнуть к местному гортанному языку, климату, отсутствию манер… 
Десять лет они жили на две страны, отъезды «по неотложным делам» продолжались до 1944 года. 

Благодаря многолетним усилиям Хаима Вейцмана и его единомышленников в 1947 году ООН приняла решение по разделу Палестины. 
14 мая 1948 года Израиль провозгласил независимость. Египет, Иордания, Ирак, Сирия, Ливан не согласились с этим и ввели войска на территорию Палестины. Бои шли больше года, до июля 1949-го. Израиль захватил Западный берег реки Иордан, пустыню Негев. В результате войны он не только отстоял право на независимость, но и отвоевал еще 7000 кв. км палестинских земель. 
Вейцмана избрали главой Временного совета в 1948 году, а в 1949 году — первым президентом. 
(Это крайне упрощенное и пунктирное изложение событий. Детальному описанию посвящены многостраничные исследования, а окончательного решения вопроса и установления мира в этом регионе не могут найти и через 70 лет. — Авт.)
 Добровольцы эвакуируют раненого во время египетской бомбардировки Тель-Авива. 1948 год.
Добровольцы эвакуируют раненого во время египетской бомбардировки Тель-Авива. 1948 год.
Миссис Вейцман занималась вопросами лечения и реабилитации раненых, а после основала Ассоциацию инвалидов войны за независимость. 
Вера получала сотни, если не тысячи писем с очень разными просьбами и жалобами. Она читала их все и старалась помочь. Иногда приезжала к жалующимся лично, чтобы воочию оценить масштаб проблемы. «Моя задача — подталкивать правительственные ведомства к тому, чтобы люди могли получить хотя бы ответ», — говорила она. 
Ее старания соотечественники ценили очень высоко: еще при жизни в ее честь назвали Терапевтический институт в Тель-Шумере. 

Когда иностранные компании решили дать денег на строительство нескольких культурных объектов в Израиле, Вейцман высказалась резко против: «Хотят построить три здания стоимостью 150 000 долларов. Одно из них — кинотеатр в Эйлате. Но наши предки не думали о развлечениях до того, как построить дом! Эйлат может существовать и без театра, но не может — без детских садов, школ и даже игрушек! Желательнее было бы, например, улучшить жилье новых иммигрантов, увидеть в наших квартирах более просторные кухни, в которых можно есть».
Израильские поселенцы.
Израильские поселенцы.
Самому Хаиму Вейцману президентство давалось трудно. Сказывались возраст и застарелые болячки. Когда они окончательно переехали в свой новый дом, главным для Веры стали здоровье и покой мужа. «Если я и смог выполнить свою роль, не задумываясь над финансовыми и бытовыми вопросами, — говорил президент, — я должен благодарить за это мою жену».

Несмотря на все попытки Вейцманов преуменьшить пышность своего жилища и его значение, жители Реховота сразу же нарекли его дворцом. А после назначения Хаима на пост президента стали называть Белым домом. Мебель и предметы искусства были привезены из Англии и Франции. В гараже стоял Ford Lincoln Cosmopolitan 1950 года, выпущенный всего в 18 экземплярах.
Спустя годы дом Вейцманов признают архитектурным шедевром, его включат в престижный список Iconic Houses, в который входят наиболее выдающиеся здания мира. 

Однажды в этом доме Вера давала интервью английскому журналисту. Вот как он описал свои впечатления от встречи с первой леди: «Приятно сидеть в мягком кресле и слушать журчание воды из фонтана в саду и порывы ветра во французских окнах. Самое интересное, что этот дом, построенный знаменитым архитектором Эриком Мендельсоном, был спроектирован самим доктором и миссис Вейцман. 
Она не любит публичные выступления и фотографироваться. Вот почему я еще сильнее был удивлен и восхищен ее красотой, молодой фигурой и легкой походкой. Она говорит по-английски с легким русским акцентом. У нее по-британски сдержанные манеры и ход мыслей: видимо, сказываются многие годы, проведенные в английском обществе. О Вере Вейцман можно сказать, что она нетипичная еврейка, хотя каждый момент ее жизни, начиная с медового месяца, был определен судьбой иудаизма.
Миссис Вейцман любит музыку. На ее замечательном пианино Steinway играли известные музыканты со всего мира. Еще она любит читать и не перестает учиться».
По воспоминаниям Голды Меир (первый посол Израиля в СССР, премьер-министр Израиля), Вера была очень интеллигентной и высокомерной женщиной. 
Дом первого президента Израиля в Реховоте. В настоящее время является частью Научного института Вейцмана.
Дом первого президента Израиля в Реховоте. В настоящее время является частью Научного института Вейцмана.
В 3-этажной резиденции имелась небольшая комната, спроектированная специально для Веры: она любила заниматься здесь составлением букетов. И каждый высокий гость получал из рук первой леди букет из цветов, соответствующих цветам флага его государства.

Переизбран на второй срок Вейцман был в 1951 году, а через год он умер. Вера пережила мужа на 14 лет и дожила до 84. До последних дней ее дом оставался самым престижным светским салоном Израиля, затем в нем открыли музей и архив президента. 
Миссис Вейцман продолжала свою работу, поддерживая деятельность государственных и благотворительных организаций. Побывав во множестве стран, однажды посетила она и первую родину. Поездка числилась официальной, но была у Веры и важная личная цель попасть в Россию. 

…7 ноября 1952 года у посольства Израиля в Москве была замечена подозрительная гражданка: она смотрела на приспущенный бело-синий флаг и тихо плакала. Это была родная сестра Хаима Вейцмана Мария. Она оплакивала умершего брата.
Мария была единственной близкой родственницей президента, оставшейся в СССР. Ее не трогали, но внимательно присматривали: ценнейший заложник. Когда Хаим скончался, сестру взяли в оборот. 23 февраля 1953 года, после многочасовых ночных допросов, она призналась, что является еврейской буржуазной националисткой и проводит вражескую работу против Советского государства. 
Над ней навис жестокий приговор, но 5 марта умер Сталин. Марию и ее мужа освободили, однако уехать в Израиль не позволили. И тогда в 1955-м в Москву на помощь родственнице прибыла президент израильской скорой помощи (Маген Давид Адом) Вера Вейцман. Великая женщина, которая прожила свою жизнь для других. 
Вера Вейцман (в центре).
Вера Вейцман (в центре).

Партнер проекта «Гражданин Ростова-на-Дону» — банк «Центр-инвест». Один из лидеров отрасли на Юге России, «Центр-инвест» с 1992 года развивает экономику региона, поддерживает малый бизнес и реализует социально-образовательные программы. В 2014 году при поддержке банка создан первый в России Центр финансовой грамотности. Сейчас их пять: в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Таганроге, Волгодонске и Волгограде. Уже более 600 тысяч человек получили бесплатные финансовые консультации. В их числе школьники, студенты, предприниматели, пенсионеры.
«Центр-инвест» известен также как учредитель и организатор ежегодного Всероссийского конкурса среди журналистов на соискание премии им. В. В. Смирнова «Поколение S».

Если вы хотите не пропустить новые выпуски проекта «Гражданин Ростова-на-Дону», подпишитесь на нас в Яндекс.Дзене, «ВКонтакте»Телеграме.

Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Маркетплейсы
Югагро (до 25 ноября)
ПроПротеин (по 22 сентября )
Выставка АГРОС-2023 (по 27.01.2023)
ПротеинТек (по 21 сентября)