Самая маленькая благотворительница в России

Самая маленькая благотворительница в России Рост Регины Ивановой 116 см. Она помогает сотням нуждающихся семей в Казани.
Люди

Самая маленькая благотворительница в России

Рост Регины Ивановой 116 см. Она помогает сотням нуждающихся семей в Казани.

Логотип Журнала Нация

В 2018 году в Казани прошел конкурс красоты среди женщин-инвалидов «Жемчужина Татарстана». Победительницей стала 29-летняя Регина Иванова. Девушка ростом 116 см покорила зрителей чувством юмора, жизнелюбием. Зал и жюри аплодировали стоя. 
Регина и правда веселушка, но главная ее особенность в другом: уже 7 лет она руководит благотворительным отделом мечети «Иман Нуры». Помогает малоимущим, возит детей с инвалидностью в театры и музеи, проводит в школах «Уроки доброты». А если знает, что где-то есть ребенок с инвалидностью, который не может выйти из дому, приезжает к нему сама. 
Дети называют Регину Феей. Имя это ушло в народ, а журналисты вывели его на официальный уровень.
Фея Регина — первая героиня нашей Казанской экспедиции в рамках проекта «Соль земли».

Победа на конкурсе красоты среди женщин-инвалидов «Жемчужина Татарстана», 2018 год.Победа на конкурсе красоты среди женщин-инвалидов «Жемчужина Татарстана», 2018 год.

Регина назначила встречу у мечети «Иман Нуры» (в переводе с татарского «Свет веры») в половине первого. Приехала минута в минуту, вышла из такси и сказала: «Когда Яндекс пишет «к вам приедет более крутая машина» и предлагает поставить «классно», я всегда смеюсь. Более крутые машины для меня — совсем не классно, они, как правило, высокие, я не могу в них сама залезть. Сегодня прибыла «не классная» машина, повезло».

— Часто ездите на такси?
— Уже часто. При моей болезни, ахондроплазии, с возрастом, когда набирается вес, становится тяжело ходить, сильная нагрузка на суставы. Но если надо, если пешее мероприятие, могу пройти, как обычный человек, — десять тысяч шагов. А потом отлеживаться, потому что болят стопы. Поэтому и езжу на такси или на автоволонтерах.
В мечети (Регина заранее попросила меня одеться так, чтобы открытыми были только лицо и руки) мы прошли в ее кабинет, светлый и скромный.

— Мечеть не самое привычное место встречи для меня, я, признаться, немного волновалась. Но у вас радушно, нет напряжения в воздухе. Ну, и вы такая — веселая, жизнерадостная. 
— Я тоже переживала, когда впервые пришла, но поработала несколько месяцев и сказала: буду с вам и до конца, что бы не случилось. Потому что здесь собрались фантастические люди! Все личности и относятся с пониманием к другим религиям. Ну и у меня кого только нет. С папиной стороны бабай, дедушка, крещеный татарин Иванов Федор Иванович. Крещеные татары — это православные, которые молятся на татарском языке. Бабай женился на мусульманке. С маминой стороны дедушка еврей, а бабушка православная русская. У нас в семье из поколения в поколение передавалось уважение ко взглядам другого человека. Я росла в этом, поэтому и во мне нет зашоренности и предрассудков.
У мечети «Иман Нуры», в которой Регина Иванова возглавляет благотворительный отдел.У мечети «Иман Нуры», в которой Регина Иванова возглавляет благотворительный отдел.
— Перед началом разговора уточню: есть темы, которые лучше не поднимать?
— Нет, спрашивайте, что угодно. Я родилась с ахондроплазией, живу с ней уже 32 года и столько видела и слышала, что никакой, даже самый некорректный, вопрос меня уже не трогает. За это качество я благодарна родителям. Они меня так воспитали: любили, но вот этого — «ах ты бедненькая наша, маленькая» — никогда не было.
Мама говорила, что, когда меня выдали в роддоме, я уместилась на двух ладонях, была в три раза меньше обычных детей и с большой головой. Тогда же время было другое, и врачи посоветовали: оставь ее здесь, будет дурой — зачем мучиться? Мама никого не слушала, носила меня по врачам, но я себя нормально чувствовала, и до трех лет мне не могли поставить диагноз. Во-от такая собралась медкнижка, и чего там только не городили! Лишь одна бабушка-акушерка подошла и сказала: нормальная будет, бегать будет, только маленькая. Иногда мне хочется встретить тех врачей-советчиков, показать два своих диплома о высших образованиях, поговорить — чтобы они поняли, что раздавать такие советы нельзя.

— Кто ваши родители?
— Вся семья — учителя. Мама учитель биологии, папа — химии и биологии, они однокурсники. Папа был директором сельской школы, и дедушка тоже. Бабушка — математик, заслуженный учитель республики. Но мама не хотела, чтобы я была педагогом. И я поступила на эколога, собиралась вернуться в родную деревню и работать там, я инженер лесного хозяйства. Когда писала диплом, выращивала карликовые растения. Это была моя фишка: маленькая женщина выращивает маленькие деревья. Все курсовые у меня были на пятерки, я любила эту работу, горела ей, но жизнь повернулась в другую сторону.

— Откуда пошло это прозвище — Фея?
— От детей. Детям я рассказываю, что у меня прапрадедушка был сказочным гномом. Эту сказку мы придумали с мамой, когда я стала приезжать домой из города в слезах. Я же выросла в лесной деревне, дочка директора школы — папу уважали, уважали и меня. Никто не тыкал в меня пальцем, и друзья воспринимали меня не как карлика, а как просто последнего человека в строе на физ-ре.
Когда поехала учиться в город, начались проблемы: тыкали, смеялись, фотографировали. Все это я вываливала маме, а она говорила: «А ты позируй, когда тебя фотографируют. Если смеются, то это дураки или дети. На них мы не обижаемся». С дураками понятно, между мною и ними давно крепкая стена. А для детей я диковинка: они никогда таких людей не видели. Значит, надо удивить их окончательно. И мы с мамой придумали сказку. Когда дети у меня спрашивают, чего я такая маленькая, отвечаю: «Смотрел «Белоснежку и семь гномов»? Вот мой прапрадедушка был гномом!» У ребенка в этот момент происходит «волшебный дзынь», и начинаются вопросы: а остались прапрадедушкины алмазы? А есть его селфи с Белоснежкой?.. Как-то само собой дети стали называть меня Фея Регина, а потом так стали называть все. Спасибо мамочке.

Регина со своими подопечными в казанском театре кукол «Экият».Регина со своими подопечными в казанском театре кукол «Экият».

— Я читала, что ее не стало десять лет назад...
— Да, мне был 21 год. Мама заболела и за полгода сгорела от рака. В мае, когда у меня была защита, ее не стало. Она была очень сильным человеком и свои внутренние переживания, боль старалась не показывать. А я без нее осиротела. Родных братьев и сестер у меня нет, остался только папа. Поначалу для нас обоих это был сильный удар, я искала виноватых: кто, почему не уберег?! Потом поработала с психологом: стало легче. И наладились отношения с папулей. Теперь по три раза на день созваниваемся, я бросаю ему фотки, что у меня там на обед, обсуждаем ремонт в моей квартире. Живу пока на съемной, но скоро перееду в свою. Мы же в 2014 году стали обманутыми дольщиками. Копили-копили на жилье в Казани, купили квартиру в строящемся доме, но нас и еще кучу семей кинули. Мы стояли в пикетах, писали везде — и дошли «дотуда» (показывает пальцем в небо). Москва выделила деньги, и нам за год достроили жилье. На все это ушло семь лет жизни. Но у меня с рождения так: чтобы что-то хорошее получить, я должна преодолеть трудности. Ну, они делают меня только сильнее.

— Итак, большой город встретил вас недружелюбно. Если не брать отношение людей, что было сложным?
— Мне надо было привыкнуть к тому, как здесь все устроено: к выключателям, которые высоко, к домофонам. Я ненавижу старые домофоны! Сейчас их устанавливают под рост ребенка. А раньше делали, как для жирафов. И мама дала мне выдвижную антенну от радио, я носила ее в рюкзаке, она меня сильно выручала.
Не дотягивалась до почтового ящика. Не могла купить билеты в кассе. Сейчас РЖД сделал специальную кнопку для инвалидов, стало проще.
Я люблю готовить и мечтаю о своей кухне: там все будет сделано под мой рост. Пока же на съемной квартире есть крепкий стул. На нем я стою у плиты, когда готовлю. Потом передвигаю его к раковине, потом опять к плите… И еще утомительно постоянно задирать голову, когда разговариваешь с людьми: у меня даже на лбу морщинки, потому что постоянно поднимаю брови.

— Если попробовать парой слов описать ваш мир — он каков?
— У меня даже история есть об этом! В студенчестве я была такая — оторви да выбрось, никогда не молчала в ответ на оскорбления. И вот еду я в трамвае, и кондуктор, она что-то была не в духе, спрашивает на весь вагон: «А чего это низкорослые люди такие злые?» И я ответила: «Потому что мы живем в мире ваших поп! А это не очень приятно, особенно когда ты едешь в забитом трамвае!» Пассажиры легли от смеха. (Обе хохочем.)

— А второе высшее у вас какое?
— Я училась на психолога. Для души. На 4-м курсе пригласили поработать в один благотворительный фонд. Я была подмастерьем, зарабатывала 2000 рублей в месяц. Принимала, сортировала просьбы, собирала детей на спектакли и концерты. Так проработала 5 лет. А потом моя одногруппница по лесному институту Айгуль ханум — жена моего нынешнего начальника, имама — предложила прийти к ним руководителем благотворительного отдела. Я побежала! А когда увидела своего начальника — это все. Имам Нияз хазрат Закиров, он невероятный: его все любят, ему верят, за ним идут люди. Мне бы тоже хотелось получить такое доверие… Так вот, навыки работы в фонде я начала применять и здесь: знакомилась с театрами и музеями, шутила с администраторами и обнималась с гардеробщицами, у меня появились связи (смеется). И если вначале я просила у них билеты, потом они сами стали предлагать, а я уже распределяла по подопечным. Года три назад создала группу в ватсапе, сейчас в ней 250 человек. Это многодетные, малообеспеченные, люди с инвалидностью, другие нуждающиеся.

Самая маленькая благотворительница в России

— Как о вас узнают?
— Сарафанное радио. Пишут мне, я проверяю, кто они, действительно ли нужна наша помощь. Ненавижу бюрократию, поэтому не прошу кучу бумажек. Иногда езжу в семью и смотрю, как обстоят дела.

— Бывает, что обманывают?
— Да. Но нечасто, потому что деньги мы не раздаем. Продукты, билеты, можем помочь с лекарствами, одеждой. Но вот в мечети был случай: пришел человек, сказал, что вместе со сторублевой купюрой в качестве пожертвования нечаянно бросил пятитысячную, хочет ее забрать. Мы открыли короб, а там — мелочь... Его этот факт не смутил: а, ну ладно, наверное, это было в другой мечети. Но рядом мечетей нет…

— Вам за 11 лет работы в благотворительности жизнь что показала: каких людей больше — хороших или плохих?
— Я так не делю. Есть люди воспитанные и невоспитанные. Невоспитанных просто не научили в детстве. Поэтому я езжу по школам, по детским садам с «Уроками доброты». В этом проекте мы с другими волонтерами, девочками с инвалидностью, рассказываем про пандусы, про светофоры для незрячих. Играем в игры: завязываем глаза, и дети пробуют написать на доске свое имя. Или убираем за спину одну руку, и ребенок должен попробовать одеться с помощью оставшейся. Еще проводим спартакиады, я веду бочче — это паралимпийская дисциплина, близкая к боулингу.
Недавно меня пригласили в школу, в которой учится такой же мальчик, как я. Зовут Ислам, Исламка. Я провела беседу с учениками, рассказала, как к нему надо относиться, показала видео своего прыжка с парашютом. Дети были в шоке: маленькие люди могут быть крутыми — вау! Значит, и Исламка будет крутым. Я им это внушила.

Самая маленькая благотворительница в России

— Вы очень любите детей. Мечтаете о своих? Пытались устроить личную жизнь?
— Пыталась. Но как в том анекдоте: один хромой, другой косой, вместо третьего на свидание пришла мама… Если никого не встречу еще несколько лет, усыновлю ребенка с таким же диагнозом, как у меня. Квартира у меня есть. Но, чтобы стать мамой приемному ребенку, надо еще немного дорасти душой. И, мне кажется, все получится. К тому же я психолог, умею решать сложные проблемы. Когда в мечеть приходят нервные люди, я даю советы имаму, как с ними общаться. В любом взрослом живет ребенок, и если взрослый кричит, ругается, то это в нем проявляется ребенок, который вот так выливает негативные эмоции.

— Как строится ваша работа?
— По будням мы развозим продукты, автоволонтеры или я сама, когда есть возможность. Я закупаюсь на оптовом рынке, сама все контролирую. Один продуктовый набор стоит около 1000 рублей, но, так как объемы большие, и это идет на благотворительность, мне дают огромнейшую скидку. И на 1000 рублей получается значительно больше, чем можно купить в магазине. Что входит: тушенка, шпроты, килька в томате, кукуруза, горошек, 5–6 видов круп, 3 вида макарон, сгущенка, сладости, чай. Покупаю не дешевое, а как себе.
А в субботу и воскресенье хожу с детьми в театр. На «Здравствуйте, я ваша тетя!» я была 19 раз! Там несколько раз уже сменились вторые составы, но главный актер остался, а он бесподобен, и я его люблю. Да и вообще люблю театр.
В детстве мама привезла меня на «Щелкунчика» — я вышла из театра другим человеком. И то же происходит и с нашими подопечными. Эти дети, в основном, заперты в четырех стенах: ДЦП, параличи, задержки психического развития и так далее. Поездка в город для них уже событие, а поход в театр — праздник. У нас есть мальчик, ему 22 года и у него тяжелая умственная отсталость. Юридически он взрослый, поэтому фонды его уже не берут. А мы взяли, потому что он с нами с детства — и любит театр, и ждет его. Когда мама говорит, завтра в театр, он с вечера уже не находит себе места, готовится.

Есть и другая семья. Там оба родителя пожилые, у них родилась дочка с ДЦП, сейчас ей 15 лет. Девочка никуда не ходит, но мне о ней рассказали, и я пошла к ним сама. Полезла с помощью, как говорится. «Она у нас овощ, какой там театр? Нам нужна только продуктовая помощь», — сказали мне родители. А я смотрю: девочка говорит, все понимает, попросила селфи со мной. Это все — «печать инвалида», о которой я твержу постоянно. Родители ее видят инвалидом и так же представляют обществу.
Но есть и обратный случай: женщина родила ребенка с двумя диагнозами: слепота и ДЦП. Отец сразу ушел из семьи, но мама сильная. Она рассмотрела в сыне талант к пению. Стала его развивать. Теперь у Тимура куча наград со всего мира — и дают ему их не из жалости. В 12 лет он выиграл в вокальном конкурсе 100 тысяч рублей, и когда получал их, сказал: «Хочу, чтобы на эти деньги мама поехала отдыхать в Турцию». Много кто из здоровых детей даже в 35 лет заработал маме на Турцию? Для меня — это поступок.

В 2020 году президент Республики Татарстан Рустам Минниханов вручил Регине Ивановой благодарственное письмо за значимый вклад в развитие благотворительной деятельности.В 2020 году президент Республики Татарстан Рустам Минниханов вручил Регине Ивановой благодарственное письмо за значимый вклад в развитие благотворительной деятельности.

— У вас была идея объединить всех маленьких людей Татарстана. Получилось?
— Не так, как хотелось бы, но да. Я же эту идею привезла со съезда маленьких людей в Питере. Там такие личности собрались! Например, Кирилл Круглов — работает в цирке Никулина. Ульяна Подпальная — бронзовая призерка чемпионата мира по парабадминтону. Тамара Подпальная взяла золото Паралимпиады: подняла штангу в 112 кг!
Короче, я так впечатлилась, что решила собрать маленьких людей Татарстана. Вместо запланированных 40 человек пришло 20, но все равно мы познакомились, и это круто.

— Почему остальные не пришли? Из-за пандемии?
— Разные были причины, но я думаю, не все готовы встречаться с себе подобными. Это же как смотреть на себя в зеркало. Одно дело представлять себя, а другое — видеть. Мы же понимаем, как устроен мир, что красиво, а что не очень... Моя первая встреча с таким же, как я, мальчиком произошла в детстве, в санатории в Пятигорске. Мальчик был из детдома, моя мама прониклась к нему, хотела, чтобы мы общались, а нам обоим это было неприятно. Так и обходили друг друга. Наверное, и у многих взрослых из нас так: мы привыкли общаться, задирая головы, для нас это нормально.

— Часто плачете? И где находите силы, когда устаете?
— Нечасто, но бывает. Всегда плачу в даты, связанные с мамой — от одиночества, от того, что я такая маленькая. Иногда, когда сильно устану, да, могу расклеиться. Пару дней полежать. Но лежу и ругаю себя: день ушел, а я ничего полезного не сделала, никому не помогла, значит, прожила день впустую. А чтобы прийти в себя, читаю. Стыдно сказать, но люблю вот эти тонкие книжечки про любовь: он ушел, она в печали, другой пришел, — такое... И обожаю смотреть «Ромео и Джульету»! Вот там я плачу и плачу, а потом чувствую, слезные каналы очистились, и на душе легче. Вот тогда встала и пошла. К людям.


Это проект журнала «Нация» — «Соль земли. Второй сезон»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.