Руслан Салимов (Сбербанк): «Ростовчане не дерзкие — смелые»
Люди

Руслан Салимов (Сбербанк): «Ростовчане не дерзкие — смелые»

Большой разговор с управляющим Ростовским отделением крупнейшего банка страны.

автор Ольга Смелова/фото Глеб Садов.

24 Декабря 2019

Летом 2019 года место управляющего Ростовским отделением Сбербанка России занял Руслан Салимов, человек из нового поколения молодых и активных лидеров, 2 года назад приехавший из Екатеринбурга.
Мы охотно и с интересом приняли его приглашение совершить экскурсию по банку и, конечно, поговорить — не только о деньгах, но и о личном.

Стендап в Сбербанке

Главный офис Юго-Западного банка, и Ростовского отделения в том числе, — это огромное 10-этажное здание на берегу Северного водохранилища.
Встречаемся с Русланом ровно в девять утра. Энергичное рукопожатие, лаконичная обстановка кабинета и предупреждение «можно без отчества» говорит о многом, а прежде всего — о приятном отсутствии формализма.

В просторном опен-спейсе, по которому мы идем, сосредоточены отделы строительства, торговли, промышленности, госсектора, АПК, эквайринга и другие. Утро начинается со стендапа. Кроме шуток, стендап — ежедневный ритуал Сбербанка: так здесь называют быструю планерку на ногах.

— Стендапы — один из элементов системы Agile, активно внедряемой в Сбербанке последние несколько лет, — рассказывает, здороваясь со всеми на ходу, Руслан Салимов. — Agile — это гибкая методология в менеджменте, ее раньше применяли айтишники, разрабатывая программное обеспечение, а теперь мы это делаем в нашем регулярном бизнесе.

На белой доске — цветные стикеры: задачи в работе, наглядный план действий. Каждый рассказывает, что сделал вчера и что будет делать сегодня, исходя из спринта — объема недельных задач. Руководитель координирует, подсказывает решения. Подсказать, впрочем, может любой из отдела.

Где-то слышен взрыв смеха. Руслан тоже улыбается.
— Люблю, когда люди заряжают друг друга, поддерживают, шутят… А вот наш отдел строительства. Эти десять человек профинансировали почти все сделки в Ростовской области по новой схеме: 35 проектов с применением эскроу-счетов, общий объем финансирования с начала года — 15 млрд рублей. Мало кто из банков имеет глубокую экспертизу в этой сфере, слишком много рисков. И если бы мы не поддержали рынок финансированием в середине года, эта отрасль бы остановилась. Так что это еще и социальный вопрос.

— Вот отдел промышленности. Эта команда работает с кредитным портфелем 12 млрд рублей, иногда это весь портфель небольшого регионального банка, — объясняет Салимов. — А тут отдел эквайринга. Коллеги отвечают за продажу и сервис платежных решений. Сейчас у нас в работе проект, которым мы на рынке произвели вау-эффект… Ребят, дайте наклейку с QR-кодом! Смотрите, продавец клеит такую наклейку на кассу, и ему не нужно покупать терминал для оплаты картой, подключать интернет. Покупатель просто сканирует код и выбирает, с какой своей карты списать средства — готово! Комиссия при такой схеме почти в 2 раза ниже. Еще один новый сервис в эквайринге — платежный банковский агент. Это настоящее спасение для маленьких поселков и деревень. Мы заключаем соглашение с продавцом, и покупатель может снять наличные в магазине. И клиенту удобно, и продавцу польза — у него дополнительный клиентопоток. Такая услуга работает уже во многих странах мира, в России мы запустили ее одними из первых. В этом году по области открыто 116 точек платежного банковского агента.

Пока в кабинет приносят кофе, Руслан Салимов успевает выпить стакан воды с шипучим витамином С: «Профилактика, некогда болеть».

— Скажите, стендапы — это ваша инициатива?
— Два года назад наши коллеги из центрального аппарата приняли решение протестировать, как будет работать Agile-методология не в проектной деятельности, а в регулярном бизнесе. Никто не знал, как пойдет, но эксперимент показал себя с самой лучшей стороны. Раньше каждый отвечал только за свой участок работы, и получалось, как в том анекдоте: претензий к пуговицам нет, к рукавам — нет, а костюм не сидит. Теперь команды сосредоточены вокруг интересов клиентов, и эта командная мотивация ведет к хорошему общему результату.
Если эти методы внедрять без фанатизма, они помогают эффективно донастроить работу. Мы избавились от бюрократии. Иерархическая цепочка в банке сократилась до минимума: в старой структуре, если возникал спор по сделке, нужно было пройти несколько кабинетов, а сейчас менеджеры встречаются сразу на уровне непосредственного руководителя. И решения стали приниматься гораздо быстрее. Какое бы совещание ни шло, любой сотрудник может зайти ко мне со срочным вопросом, если это касается клиента.

Ресторанные разговоры

— Ваш переход из Уральского банка в Юго-Западный — это же не просто смена локации. Что повлияло на ваш выбор?
— Климат, конечно (улыбается). Если серьезно, то было несколько причин. Во-первых, я уже 5 лет работал на одном направлении и нужно было двигаться дальше. Было несколько сценариев, но я без сомнений выбрал Ростов из-за команды Юго-Западного банка. В Москву ехать не хотел, потому что здесь гораздо интереснее: каждый день не похож на другой. Сегодня ты в костюме и галстуке вручаешь премию, а завтра в спецовке и каске спускаешься в шахту или едешь смотреть, как организована работа одного из почти 500 офисов. Опыт личного общения с клиентами все-таки незаменим.

— Разницу между уральским и южным менталитетами вы сразу почувствовали?
— О да, разница серьезная! При назначении 2 года назад моя задача была сделать работу «Корпоративного бизнеса» в Ростове более системной, дисциплинированной. По сравнению с Уралом здесь люди гораздо более эмоциональные, открытые. В Екатеринбурге, если встреча назначена на 13:00, то она начнется ровно в 13:00, а в 13:45 вы уже все обсудите и начнете прощаться. А здесь через час только начинается разговор по делу (смеется). Но мне это ужасно нравится. В душе я всегда ощущал себя южанином — несмотря на то, что родился в Нефтеюганске, а это очень далеко отсюда, в Сибири, я знаю, что такое минус 51. Здесь, конечно, комфортно. Не хочу, чтобы прозвучало как лесть, но это факт: здесь люди умеют дружить. У меня большой круг общения и дружеские отношения со многими коллегами и партнерами. Вместе бегаем марафоны, ходим на концерты, ездим в отпуск. На Урале отношения более формальные, сдержанные. Там не принято выражать эмоции, здесь это приветствуется.

— Нам чаще всего в рассуждениях о местном характере говорят, что ростовчане — люди дерзкие.
— Я бы сказал иначе: не дерзкие, а смелые. В ростовском бизнесе много смелых проектов. Это здорово. Люди не боятся начинать что-то новое. На уральском рынке бизнесмены более осторожные, прагматичные. Когда южный предприниматель заражается какой-то идеей, остановить его практически невозможно. Мне это импонирует.

— Вы, наверное, заметили, что в Ростове любят поесть.
— Я бы сказал, что в Ростове ресторанная культура — почти религия. Первое время я не мог понять, почему клиенты предлагают встретиться не в офисе, а в ресторане. На Юге это обычное место для решения любых вопросов. Так что я обошел многие рестораны города. Не хочу обидеть своих земляков, но уровень этого бизнеса — кухня, концепция, интерьеры — в Ростове гораздо выше.

— А какие местные блюда влюбили вас в себя? Южная и уральская кухня тоже ведь страшно далеки друг от друга.
— Да, уральская кухня незамысловата — пельмени, естественно, но я их очень люблю. А в ростовской кухне… ростовчане не ценят, что могут есть свежие фрукты и овощи почти круглый год, у остальной части страны такой возможности нет, поэтому в первую очередь в местной кухне мне нравятся свежие продукты. Ну и, конечно, раки. А так, как здесь готовят шашлык, его не готовят нигде.

Легко ли быть молодым

— Где вам — человеку со свежим взглядом — видятся точки роста в Ростовской области?
— Сельское хозяйство прежде всего, вокруг него сразу несколько точек роста: ну, например, переработка и экспорт зерна, портовая инфраструктура — у Ростова есть уникальная возможность занять свою нишу на этом рынке. Рынок растет, он понятный, продукция будет пользоваться спросом. Еще, я думаю, будет продолжать расти отрасль строительства жилой недвижимости. И наш IT-кластер в Таганроге имеет прекрасные перспективы.

— Чем для вас измеряется успех?
— Командой. Она у нас профессиональная, вовлеченная. Только за этот год пять ключевых руководителей пошли на повышение. На ростовскую команду точно есть спрос. Я всегда рад за ребят. Никого насильно не держу возле себя.

— Я заметила, что они все молодые. У вас есть какие-то возрастные рамки?
— Про возраст расскажу вам историю. Когда я проходил собеседование на позицию управляющего, а отбор был очень серьезный, то последним этапом было собеседование с Германом Грефом. Он лично проводит такие назначения. И вот мы сидим у него в кабинете, меня ему представили. Он смотрит на меня и говорит: «Тебе сколько лет, Руслан?» Я говорю: «35, Герман Оскарович». — «Ты слишком молод». Я решил пошутить: «Молодость — это недостаток, который быстро проходит, Герман Оскарович». Мы посмеялись. Но если серьезно, когда у тебя в основном молодая команда, ты еще больше ценишь опытные кадры.

— Для вас и команды это был хороший год?
— Я сам себе постоянно задаю этот вопрос. Мы сейчас на финишной прямой, каждый день приносит новые результаты. Могу сказать, что задачи, поставленные сверху, мы перевыполнили, но сами себе мы ставили задачи еще более амбициозные. Если брать в среднем по стране, то темпы роста Ростовского отделения входят в первую пятерку по большинству показателей среди других отделений Сбербанка. По кредитному портфелю Ростовское отделение перешагнуло отметку в 285 млрд рублей. 
Мы очень стараемся, чтобы Сбербанк стал банком «первого выбора». У нас часто можно услышать «быть больше, чем банк» — заметнее всего это правило работает на примере созданной «экосистемы». Так в банке называют набор небанковских сервисов, которые затрагивают большинство сфер нашей жизни — от здоровья до кино. О некоторых вы знаете наверняка: это сервис доставки Delivery Club, маркетплейс «Беру», онлайн-кинотеатр Okko и приложение телемедицины DocDoc — возможность получить квалифицированную консультацию любого врача.
В этом году в Ростове заработал дистанционный шопинг СберМаркет и собственный мобильный оператор СберМобайл.
Почти во всех случаях это были стартапы, в которых Сбербанк увидел потенциал и вложился.

Как победить прокрастинацию

— Жизнь стала стремительной, на многие вещи времени просто нет. Вы успеваете, например, читать?
— Читаю я постоянно — на бумаге, в телефоне, слушаю аудиокниги. Из последних — «Прощай, оружие» Хемингуэя и научно-популярные книги по математике. Я ими увлекся после собеседования с Германом Оскаровичем. Была возможность задать личный вопрос президенту банка, и я спросил, на чем моим детям нужно сосредоточиться в школе, чтобы они были востребованы через 15 лет на рынке труда. Он очень рекомендовал изучать математику, в том числе и взрослым — матанализ, линейную алгебру, теорию вероятности, математическую статистику и так далее. Вот уже полгода как я подсел на книги по математике — и заново открыл для себя эту науку. Если бы нам ее в школе так интересно преподавали! «Удовольствие от X» Стивена Строгаца, «Красота в квадрате» Алекса Беллоса, «Как не ошибаться» Джордана Элленберга — настоятельно всем рекомендую.

— Что для вас как для руководителя неприемлемо в человеке? За что можете уволить?
— За потерю доверия. Ложь, интриги, двуличность я не принимаю. Мы готовы прощать отсутствие опыта и знаний — они приходят со временем, но новый человек должен исповедовать наши ценности и разделять наши взгляды. Также табу на грубое отношение к клиенту и пассивную позицию на работе — это не лечится. А навыки подтянутся, вопрос времени.

— А как боретесь с прокрастинацией?
— Мне кажется, прокрастинация — это красивый распиаренный миф. Прокрастинация возникает тогда, когда ты не можешь ответить на вопрос «зачем мне это нужно?». Это естественная защитная функция мозга не делать то, что делать не обязательно. Простой пример: я давно хотел выучить язык программирования Python — Сбербанк серьезно относится к цифровой компетентности. Записывался на онлайн-курсы, пытался читать учебники, но поскольку в практической работе Python мне был не нужен, всегда находилась уважительная причина этого не делать. Так длилось год, пока я не решил поступить на одну из уровневых программ Корпоративного университета Сбербанка. А для поступления надо было сдать экзамен, в том числе и по программированию. Сдать через три недели. И я сразу нашел время. Оказывается можно просыпаться еще на час раньше.

— У вас хватает времени на семью?
— Не хватает, но я стараюсь думать не о количестве, а о качестве проведенного вместе времени. Можно и три часа просидеть в одной комнате, но в телефонах, а можно час, но близко и тепло общаясь.

— Чему вы учите ваших детей?
— Стараюсь учить их никогда не сдаваться и не опускать руки. Когда что-то не получается, повторяю им: «Ничего страшного, надо просто больше тренироваться». Я страшно обрадовался — пару недель назад они мне «вернули» эту фразу, когда я сказал, что плохо проплыл дистанцию в бассейне.


Красота в квадрате

— А как вы, банкир, сами распределяете личные финансы?
— Последние несколько лет я делаю так: определяю необходимую сумму на ежедневные нужды, остальное отправляю на депозиты и инвестиции. Много вкладываю в наши привилегированные акции — у них больше 15% доходности за полгода, всё делаю в приложении «Сбербанк инвестор». И еще я пользуюсь страховой программой «Образовательный консьерж»: каждый год откладываю определенную сумму, чтобы к 18 годам у детей были средства на получение хорошего образования. Мой портфель разделен примерно на три равные части: рубли, валюта, акции/облигации.

Мой взгляд невольно падает на «портфель» банкира: на стуле стоит спортивный рюкзак.
— У вас очень необычный портфель, Руслан.
— Да, надо мной подшучивали вначале. А сейчас сами ходят с рюкзаками. Пойдемте, кстати, я вам покажу наш спортзал.

Пока спускаемся, Салимов говорит:
— Один из приятных бонусов, когда ты занимаешься спортом, — ты начинаешь вовремя уходить с работы. Мы часто задерживаемся — накапливается усталость, ты становишься менее эффективен, выгораешь. А когда ты знаешь, что в 18:30 надо уйти из офиса, стараешься организовать рабочий день максимально продуктивно. Дел меньше не становится — просто ты правильно расставляешь приоритеты. А с утра приходишь с новыми силами, готовым к бою.

Спортзал банка — это 300 кв. м. с тренажерами всех видов, кардиозоной и залом для стретчинга. Любой из сотрудников банка может позаниматься здесь, устав от сидячей работы. В этом году во дворе банка появились многофункциональная спортивная площадка для занятий спортом: волейбол, футбол, баскетбол, теннис и зона кроссфита.
— Я люблю кроссфит, увлек им и коллег, — рассказывает Руслан. — Сейчас у нас подобралась компания из 15-20 человек.

— А что дает кроссфит кроме красивого тела?
— И хорошая форма тоже важна. Но мне прежде всего нравится, что кроссфит — бесконечно разнообразный вид спорта, ни одна тренировка не повторяется: сегодня ты отжимаешься в стойке на руках, завтра делаешь выходы на кольцах или бежишь стометровку. Тяжелая атлетика, гимнастика, циклические нагрузки — атлет должен быть готов ко всему. А еще кроссфит учит смирению. Из-за большого разнообразия упражнений у тебя всегда есть слабые зоны, которые нужно развивать. И ты понимаешь, что никогда не будешь идеален, миришься с этим и понимаешь, что «просто нужно больше тренироваться».


Партнерский материал.