Родители против гаджетов. Лазарева, Кортнев, Пореченков и другие — о своих методах борьбы с зависимостью
Люди

Родители против гаджетов. Лазарева, Кортнев, Пореченков и другие — о своих методах борьбы с зависимостью

Задали известным многодетным россиянам насущный вопрос.

автор Мария Погребняк

1 Июня 2018

В День защиты детей решили обсудить актуальные темы: как отвлечь ребенка от гаджетов, надо ли контролировать, что он смотрит в интернете.


Татьяна Лазарева

телеведущая
трое детей

— То, что сейчас происходит с мелкой, Антониной (на фото), ей 11, скоро 12 — просто поражение для меня как для ответственной матери. Конкурировать с тем, что уже приросло к ее руке, не просто сложно, а практически невозможно.
В гаджетах она готова сидеть бесконечно. Когда в очередной раз залипает в айфоне, я стараюсь вытащить ее оттуда — чтобы побыла наедине с собой. Потому что пребывание один на один со своими мыслями просто необходимо ребенку.

Дочь: что хочу, то и делаю! Тогда и я ей: окей, делай вообще ВСЕ сама, нельзя быть наполовину беременной.

Я говорю: котик, ты сидишь в телефоне уже слишком долго, давай-ка ты займешься чем-нибудь другим. И не объясняю, чем. Забираю телефон, иногда силой вырываю, а что делать (смеется). Сначала она слоняется по дому, потом может сесть порисовать. С книгами у нас «полное фиаско, братан» пока. Я временно отпустила эту тему.

Так как она сильно привязана к айфону, ограничения могут быть хорошим кнутом, и я, признаюсь честно, этим пользуюсь. Недавно, например, за очевидные проступки в школе мы лишили ее инстаграма и ютьюба на неделю. Но при этом рассказали, почему это делаем и чего хотим добиться: это мешает тебе быть такой-то и такой-то, если ты не можешь это контролировать, мы это у тебя отберем. Теперь она знает, что есть дамоклов меч, который может иногда опуститься.

Конечно, бывает, обижается на меня, она подросток, да и мама у нее, прямо скажем, достаточно психическая (смеется). Бывают стычки, она может позволить себе сказать: что хочу, то и делаю! Тогда и я ей: окей, делай вообще ВСЕ сама, нельзя быть наполовину беременной. Сама решай все свои проблемы.

Мы, конечно, можем всей семьей посидеть посмотреть кино за ужином, но на телефон за столом — строжайший запрет. В школе дети не пользуются смартфонами вообще — только на большой перемене.

Я не контролирую досконально все, что она смотрит. Но очертила границы дозволенного: здесь да, можешь сидеть, а этих ютьюб-блогеров лучше не смотри.
Тем более у нас трое детей, они общаются, я могу спросить у старших (или «старых детей», как мы их с мужем называем), что у нее в голове происходит. Она доверяет мне, но понимает, что я ее контролирую. И буду контролировать до поры до времени.

Я стараюсь оставлять для гаджетов минимум времени: после школы устраивать какие-то активности. Да у Антонины и так много всего в жизни: по будням помимо учебы танцы, лошади, теннис, рисование. Суббота и воскресенье — это кошмар матери (смеется). Но в первой половине дня в субботу она ходит на лекции, а в воскресенье я стараюсь придумать какие-то занятия, игры. Знаете, сейчас все это перечислила — и поняла, что я, в общем-то, неплохая мать (смеется).


Григорий Остер

писатель, автор «Вредных советов»
пятеро детей, двое внуков

— Я вижу проблему не в гаджетах. Есть взрослые, которые занимаются своими детьми, им это интересно и приятно. А есть те, кто просто родил себе детей, потому что так принято. И потом они пытаются этих детей куда-то пристроить: в детсад, в школу, гаджетам отдать, во двор отпустить. И ждут, что из детей получатся хорошие взрослые. Но так не бывает, к сожалению.

Самое важное дело — воспитание детей. Чтобы взрослые это поняли, надо, как в Китае, отменить пенсию к чертям собачьим.

Это абсолютно одно и то же: даете вы мальчику гаджет или отпускаете во двор, и он там в лучшем случае гоняет мяч с утра до вечера, или же сидит в подворотне, покуривает и слушает байки старших.

Настоящая проблема в том, что современные взрослые не хотят общаться с детьми. Раньше такое общение было обязательным: крестьянских детей приучали к тому, что делали родители; представители более высоких слоев нанимали гувернанток и учителей либо сами занимались обучением. Сейчас этого всего нет, и ребенок отправляется в школу — которая существует не для того, чтобы чему-то научить, а для того, чтобы просто его занять, пока взрослые на работе. Школа, телевизор, гаджеты — нет разницы. Пока взрослые не поймут, что самое важное дело — это воспитание детей, все будет вот так, плохо.

Но есть очень простой способ, чтобы взрослые наконец это поняли: нужно, как в Китае, отменить пенсию к чертям собачьим. Тогда все будут знать: если не воспитают детей так, чтобы те обеспечили им нормальную старость, то подохнут под забором. И вот как только люди это поймут, у них мозги развернутся в нужную сторону.


Дмитрий Дибров

телеведущий
пятеро детей

— Мои дети, конечно, сидят в интернете, играют в «Майнкрафт», но болезненных форм это не принимает. Жена Полина иногда наказывает за непослушание запретом на игры. У нас в семье так: все запреты — от мамы с нянями, а все интересное — от папы. Музыка, фильмы, книги, волшебные палочки Гарри Поттера — это все я, папа.

Телефоны — наименьшее из зол в жизни ребенка. У меня в Ростове в 1960-70-х были вещи пострашнее: легко идущие на контакт девчонки, портвейн. И ничего, как-то выжили (смеется)!
Я сам развлекаю детей с помощью гаджетов, только я знаю, что и зачем включать. Ведь на ютьюбе, по сути, вся культура планеты: от Ромула и Рэма до наших дней. Я показываю то, что будет интересно и весело, скажем, пародии на Майкла Джексона. Если вижу, что дети засели вечером в смартфонах, предлагаю посмотреть какой-нибудь фильм на большом экране вроде «Пиратов Карибского моря», у нас дома проектор есть. Обычно соглашаются. Смотрим — они устают, хотят спать, и им уже не до похода по соцсетям.

В нашей школе учат, что пялиться в телефон во время урока или разговора с кем-то — это крайняя степень плебейства.

Вслед за моим отцом я проповедую только одну педагогическую доктрину: родителям необходимо сделать так, чтобы ребенка окружал интересный и играющий всем красками мир. Чтобы было все: много других детей в доме, удивительные и сложные игрушки, музыка, мультфильмы.

Я не контролирую, чем мои дети занимаются в телефоне. Ребенок гораздо умнее, чем нам кажется, и общение с ним не должно быть подобием общения ямщика с лошадью или хозяина с рабом. Да, ты за него ответственен, но это другой человек, с такими же правами, что и ты. И еще дети — это немного инопланетяне, с ними надо налаживать отношения, много общаться, рассказывать про окружающий мир. Тогда они вряд ли будут интересоваться террористами — ты же объяснишь им, что это плохие люди, которые отрезают головы другим.
  
Или вот с порнухой: ну, смотрит он ее, что ты сделаешь? Главное, заранее объяснить, что секс по любви — это прекрасно, а без любви — уродливо, что бы ты не вытворял.
Ребенок все равно вас обманет рано или поздно. И будет прав. Кто из нас честен перед начальством, государством и Богом? Да никто. Почему ребенок должен быть слабее нас в науке хитрости? Надо понимать это.

В школе, куда ходят наши дети, учат, что пялиться в телефон во время урока или разговора с кем-то — это крайняя степень плебейства. С другой стороны, интернетом в процессе обучения школьники пользуются очень активно.


Алексей Кортнев

солист группы «Несчастный случай»
пятеро детей

— Разрешаем детям игры на выходных, в будни они используют компьютер для учебы, я это вижу. В школу носят с собой простенькие смартфоны, но во время уроков они всегда выключены, пользоваться ими можно только на большой перемене.
14-летний сын Арсений рубится в игры на PlayStation. Но у него просто нет времени, чтобы уходить в это с головой: он спортсмен, тренировки по несколько часов в день после школы.

Нельзя отправлять ребенка в никуда: убери гаджет, но чем ты займешься, я не знаю.

Наши младшие дети, им 10 и 11 лет, тьфу-тьфу-тьфу, пока играми не сильно увлечены. Афанасий, например, страстно погружен в съемки для своего ютьюб-канала: делает игровые ролики, на 3-5 минут. Он достаточно много смотрит кино и мультиков, но как режиссер, перенимает какие-то приемы. Это увлечение я поддерживаю.
Он и его сестра Ася ходят в театральный кружок, очень этим увлечены. Аська, конечно, тоже может попросить у меня смартфон, чтобы какие-нибудь мимимишки посмотреть. Но я знаю, что выйду из ванной через 20 минут, заберу у нее телефон, и никаких истерик не будет.

Я не смотрю, чем они занимаются в интернете. Если целый Роскомнадзор не может проконтролировать Сеть, то куда уж мне (смеется). Да и запретить человеку, который прекрасно владеет компьютером, что-то посмотреть, не получится. Дети шарят в технике гораздо лучше, чем родители.

Нельзя отправлять ребенка в никуда: убери гаджет, но чем ты займешься, я не знаю. Надо увлекать: общением, совместным занятием спортом, чем угодно.

Обязательно надо поддерживать с ними дружеские отношения и делиться происходящим в жизни. Но общение не должно быть односторонним. Не надо усаживать ребенка перед собой — ну, давай, рассказывай! И при этом про себя ничего не говорить: мол, моя работа и отношения с мамой не для тебя, ты слишком мал. Я стараюсь всегда быть искренним со своими детьми.


Владимир Соловьев

телеведущий
восемь детей

— У меня такой проблемы нет вообще. Мои дети не живут в интернете. Младшие занимаются разными вещами: Ваня плавает, Вова играет в футбол, много читает и увлекается динозаврами, Соня замечательно поет. Все участвуют в театральных постановках. Они ведут очень активную жизнь, не скучают, у них нет потребности убивать время в гаджетах.

Детей надо просто любить и не орать на них.

У детей больше желания общаться со мной, чем с интернетом. Все отцы видят своих детей ограниченное время: уходят рано утром на работу, возвращаются вечером. И дети тянутся к отцам, если те, как в моем случае, им действительно интересны.

Да, конечно, детей надо контролировать. Но если вам приходится делать это жестко, значит, вы что-то где-то упустили. Ребенок должен понимать, что ни при каких обстоятельствах не должен бояться рассказать что-либо родителям. А родителям надо просто любить детей и не орать на них. И тогда проблем с гаджетами, как у нас в семье, не возникнет.


Михаил Пореченков

актер
пятеро детей, один внук

— Никаких компромиссов тут быть не может. Просто выключаем вай-фай и забираем телефоны. А теперь, пожалуйста, за уроки. Да, мы с супругой получаем какую-то долю недовольства, но проявляем характер и упорство.

Запрет, конечно, объясняем: вот, смотри, ты просидел за игрой несколько дней, и у тебя начались двойки и тройки. Пытаемся убедить детей, что основная их задача — хорошо учиться и заниматься спортом, а гаджеты — это не данность, а поощрение.

Наши дети учатся в православной гимназии, и телефоны там просто не работают.

Влезть в интернет-жизнь ребенка тотально невозможно, но какой-то контроль, конечно, нужен. Это как в нашем детстве: родители пытались следить, с кем мы дружим во дворе, но, безусловно, мы часто дружили не с теми, с кем они хотели. В случае с гаджетами надо объяснить: вот, смотри, есть масса примеров, когда появляются нехорошие компании в интернете и взрослые сводят с ума молодых людей.

Я согласен, что общение с гаджетами должно быть ограничено. Безусловно, Сеть может помочь, но дети пока не понимают, как. Они просто ищут выход в большой мир, но голова у них, скажем так, мягкая, и они могут нахвататься чего не следует.


Юрий Вяземский

ведущий программы «Умники и умницы» на Первом канале
трое детей, трое внуков

— Двум моим младшим внучкам, обеим по 17 лет, на гаджеты выделено совсем немного времени. Никаких компромиссов нет, есть мама и папа, и их рекомендации воспринимаются практически как приказы. Проблема с гаджетами возникает, когда дети предоставлены сами себе, а у внучек все расписано. До них бывает сложно дозвониться! У одной из внучек даже два телефона: один «рабочий», для общения с родителями, другой для личных дел. Их с детства приучили быть занятыми, работать, помогать маме.

Для Ростова у вас вопросы, конечно, странные. У вас же там казаки, порядок должен быть!

Девочки спокойно реагируют на запреты, без истерик; какие могут быть истерики, когда семья нормальная и в ней порядок. Истерики, я считаю, бывают в двух случаях: либо ребенок больной, либо в семье бардак.

Конечно, здесь извечная проблема — что делать с детьми, чтобы они не проводили время зря. Когда не было смартфонов, дети слонялись по улицам. Не надо усложнять жизнь и сваливать все на гаджеты и интернет, интернет — великая вещь! Чтобы дети не пропадали в гаджетах, они все время должны быть заняты: школа, кружки, музыка, английский, танцы.

Моя бабушка в свое время говорила: если девочка хорошо воспитана, то к ней на улице никто не пристанет. Пристают к тем, кто воспитан плохо, у кого на лбу написано: приставай ко мне! В каком-то смысле это применимо и к интернету. Когда ребенок знает, что такое хорошо, а что такое плохо, он ни в какую сомнительную компанию в сети не ввяжется.

Заглядывать в телефон не стоит, шпионить за ребенком — дурное дело, унижение. К тому же, настоящая мать должна почувствовать, что ребенок вступил в опасную связь. Если не чувствует, значит, она плохая мать.
Для Ростова у вас вопросы, конечно, странные. У вас же там казаки, порядок должен быть (смеется)!