«После Звягинцева стали звать в европейское кино и Канны»
Люди

«После Звягинцева стали звать в европейское кино и Канны»

Поговорили с актрисой Марьяной Спивак перед ее визитом в Ростов.

автор Анастасия Шевцова.

15 Апреля 2019

18 апреля в Ростове пройдет большой творческий вечер режиссера Андрея Звягинцева. Специальные гости — Константин Лавроненко и Марьяна Спивак. Перед приездом актриса ответила на вопросы «Нации».



— Как вы попали к Дэнни Бойлу в Yesterday?
— В режиме обычных проб, меня пригласили на кастинг. Ну, «попала» — это громко сказано, роль совсем небольшая. Уже на съемках Дэнни понимал, что фильм получился длинным, и его придется сокращать. Так что появлюсь на экране ненадолго, а остальные мои сцены будут только в DVD-версии. Но зато я поработала с Дэнни! Прекрасный человек и режиссер. Без пафоса, без этого «багажа» собственной значимости в мировом кинематографе, готовый на импровизации. Сниматься было весело и интересно. А еще я познакомилась с Эдом Шираном, которого обожаю. Летом в Москве будет его концерт, и у меня есть шанс попасть туда по блату (смеется).

— Yesterday — это «Бойл не для всех», как, например, его «28 дней спустя», или «для всех», как «Миллионер из трущоб»?
— Скорее для всех. Сценарий симпатичный, но не несущий в себе какой-то артхаусной ценности. Это легкая романтическая комедия. (История о музыканте, который оказался в мире, где никто не знает песен группы The Beatles. Он начинает исполнять их как свои, и, конечно, же становится звездой.)

— Мы начали проект «Как стать своим в Голливуде»: советами делятся русские — от режиссера «Игры престолов» Алика Сахарова до художника из Подольска, который рисовал «Фантастических тварей». А у вас спросим: как стать своим в европейском кино?
— Без понятия (смеется). То, что я снялась в нескольких европейских проектах, еще не говорит о том, что я там стала своей. И то, что я была два раза в Каннах, не делает меня завсегдатаем красных дорожек. Да, в общем-то, в актерской профессии ты и не можешь стать своим навсегда, нужно все время работать, чтобы быть на плаву. Конечно, этот толчок мне дал Звягинцев. Наверное, если бы я не снималась в его «Нелюбви», я бы в европейское кино не попала, потому что фильм Звягинцева с успехом прошел и за границей в том числе. Такой мне выпал шанс. Так что надо, наверное, оказаться в нужном месте в нужное время, а дальше — только работать, не выпадать из обоймы. Скоро начнутся съемки 5-го сезона «Бюро легенд» (французский сериал), и участие моего персонажа решили продлить. Приятно, что героиня запомнилась, и французы ее полюбили, писали отзывы в соцсетях.

— Чем кинопроцесс в Европе отличается от нашего?
— Мне кажется, Европа и Голливуд снимают сегодня на одном уровне. И от российских реалий, конечно, есть отличия. Если говорить конкретно о работе с Андреем Петровичем (Звягинцевым), то у него на площадке все максимально приближено к европейским условиям: все четко, деликатно, без истерик, которые бывают в российском кинопроизводстве, особенно в сериалах широкого потребления. У нас чаще всего нет денег, времени, возможностей — вообще ничего, и в этих адовых условиях мы обычно снимаем кино. У европейцев все продумано, скоординировано, время — деньги, поэтому на этапе подготовки они делают все, чтобы не случилось коллапса во время съемок. Хотя наше кинопроизводство все-таки стремится к этому, по крайней мере качественные сериалы уже начали появляться. Например, те, что идут на интернет-платформах «ТНТ-Премьер» и START.ru. С удовольствием смотрю сейчас «Мертвое озеро», его, кстати, написал Рома Кантор, сценарист сериала «Эпидемия», в котором сыграла я.
«Обычная женщина», «Домашний арест» — конечно же, эти сериалы подтягиваются к европейскому уровню. Очень надеюсь, что наша «Эпидемия» тоже займет достойное место в этом списке. Мы показали пилотную серию в Каннах, а в конкурсной программе ММКФ (Московский Международный кинофестиваль) представим киноверсию нашего сериала.

— Почему «Эпидемию» стоит посмотреть? Чем она отлична от других постапокалиптических сериалов?
— Там нет никаких ходячих мертвецов. В кадре скорее проблемы человеческих взаимоотношений на фоне общего апокалипсиса: как остаться человеком и сохранить моральные принципы, когда ты вынужден только выживать. Такое роуд-муви, смешанное с приключениями, фантастикой и психологической драмой. Интересный сценарий, насыщенный событиями и поворотами сюжета. Наши замечательные режиссер Паша Костомаров и оператор Давид Хайзников делают очень качественную картинку — не оторваться. Когда мы посмотрели пилот перед началом съемок сезона, вся группа в один голос: «Давайте же скорее снимем, интересно, что дальше!» Несмотря на то, что ты внутри процесса и все знаешь, все равно интересно. В общем, обязательно стоит посмотреть. Думаю, это будет круто.

— А второй сезон «Шифра» (Первый канал) будет? Героиня Екатерины Вилковой прямо сказала Сергею Пускепалису в финале: «Будут новые дела, зовите».
— Мы все на это рассчитываем. Сериал прошел с большим рейтингом, и канал очень положительно отозвался о нашей работе. Пока конкретики никакой нет, но мы скрестили пальцы и надеемся, что второй сезон будет написан и мы приступим к съемкам.

— Иностранцы стали звать вас после съемок у Звягинцева. А приглашения на роли в русские сериалы — это тоже после него?
— Раньше у меня был очень напряженный график в театре, по 20 спектаклей в месяц. Сейчас появилось время на съемки. И потом, я достаточно серьезно отношусь к тому, в чем снимаюсь. Хорошие предложения пошли именно после «Нелюбви». А до этого много от чего отказывалась. Я могу точно сказать, что именно после работы с Андреем Петровичем я стала по-другому ощущать себя в профессии. Приобрела уверенность в себе, которая, может быть, тоже способствовала тому, что меня стали утверждать в другие проекты.

— Самое памятное, яркое впечатление от работы с Андреем Звягинцевым?
— Я безмерно счастлива, что он случился в моей жизни. Работа с ним — одно большое яркое впечатление, которое длится по сей день. Это не проходящее знакомство, не просто «о, я работала со Звягинцевым, ура!». Есть ценное общение и насыщение его миром. Это очень интересный человек. Одно удовольствие прислушиваться к его советам, что смотреть, что читать.

— У кого, кроме Звягинцева, из русских режиссеров вы бы снялись сегодня не задумываясь?
— Не задумываясь, наверное, ни у кого бы. Кроме него. Несмотря на маститость режиссера, мне, конечно, важен материал. Если это будет прекрасный и любимый режиссер, но совершенно позорная работа, я не буду в этом участвовать.

— Какие у вас есть профессиональные табу?
— Честно говоря, пока даже не задумывалась об этом… Я недавно у кого-то в интервью видела похожий вопрос, и в ответе было что-то, связанное с насилием над детьми. И я подумала сначала, что да, наверное, это табу. Но если посмотреть на мои последние роли, получается, я только и делаю, что проявляю насилие по отношению к детям. Вот мы были в Каннах с «Эпидемией», и французский репортер с первого же вопроса заявляет: «Вы такая сука на экране!» Но я делаю это для того, чтобы люди посмотрели и так не поступали. В жизни я совсем не такой человек.
Так что на это — играть отрицательных персонажей — соглашаюсь. Я, скорее, много отказываюсь от слишком положительных ролей. Рафинированная поверхностная героиня — это не про меня, это скучно. А вот если у персонажа есть характер, сложный внутренний мир — это да, пожалуйста.

— У Марьяны Спивак, девочки из семьи сплошь актеров и режиссеров, был ли хоть один шанс стать не актрисой?
— Был, конечно. Меня никто не заставлял быть актрисой, скорее наоборот. Папа настаивал, чтобы я пошла на журфак или в иняз. Распорядилась бы своей жизнью с умом. Но что выросло, то выросло (смеется). Ничуть не жалею, что связала свою судьбу с театром и кино. Сейчас не могу себя представить ни в какой другой профессии.

— То есть в детстве мечтали о чем-то другом?
— Да я какая-то безалаберная в детстве была, ни о чем особо не мечтала, плыла по течению. Мне казалось, что все само собой произойдет. Какое-то время хотела стать ветеринаром, потому что очень люблю животных, но далеко в этом не продвинулась. Писала рассказы, стихи, могла бы пойти в журналистику. Но определенной мечты не было.

— А ваш сын Григорий к 4 годам уже, кажется, определился, что продолжит династию. Он ведь, получается, актер в четвертом поколении.
— Да, уже почти на всех фестивалях побывал. Его карьера, как и моя, началась еще до рождения. Я снималась в «Прощании славянки», будучи в животе у матери, и он тоже — в «Круговом движении» Максима Дашкина. В три месяца играл моего ребенка в сериале «Напарницы». А в полтора года снимался у Звягинцева в «Нелюбви», это уже вполне себе серьезная роль. И вот полгода назад мы вместе снимались в проекте «Кинопоэзия» Анатолия Белого. Гриша уже осознанно приходил на площадку — как настоящий артист. Так что, если сейчас его спрашиваешь о будущем, он отвечает однозначно: буду артистом.

— Вы приезжаете в Ростов на несколько дней. Бывали здесь раньше?
— Да, и не раз. И просто в поездках, и съемки случались в Ростове. «Небо измеряется милями» (фильм Константина Буслова о жизни советского конструктора вертолетов Михаила Миля, выйдет в 2019 году) снимали у вас на вокзале. Прекрасный, милый город.

— Что в этот раз хотели бы увидеть или попробовать?
— Ой, раков бы с удовольствием поела. Они у вас наивкуснейшие.


Большой творческий вечер Андрея Звягинцева с участием Марьяны Спивак и Константина Лавроненко состоится 18-го апреля в Конгресс-холле ДГТУ. Для читателей «Нации» скидка 20% на az.don.ru