Папа-рыцарь
Люди

Папа-рыцарь

«Поговорим о сыре?.. Сколько стоит дирижерская палочка?..» – даже такие вопросы не смогли смутить одного из лучших современных дирижеров Фабио Мастранджело.

автор Виолетта Кривошеева фото со страницы героя в фейсбуке

29 Января 2016

Фабио Мастранджело – один из самых востребованных дирижеров
России и мира. Музыкальный руководитель оркестра
Государственного Эрмитажа, постоянный участник
знаменитого фестиваля «Арена ди Верона» (Италия)
и художественный руководитель Санкт-Петербургского
международного фестиваля «Опера всем» (open-air),
постоянный приглашенный дирижер лучших театров России.
В августе 2013 года стал художественным руководителем
и директором Cанкт-Петербургского Мюзик-холла.
В России живет 15 лет, получил гражданство в 2011 году.
В мае 2014 года Фабио Мастранджело был награжден
орденом Звезды Италии - за вклад в развитие сотрудничества
между Италией и Россией, а также за распространение
культуры Италии за пределами страны.

  

- Простите, маэстро, но первый вопрос не о музыке, а о сыре. Это одна из самых популярных тем в соцсетях – людям из-за санкций не хватает французских и итальянских сыров. Как без них обходитесь вы? Скучаете по итальянской кухне?

- Мой самый любимый итальянский сыр – это моцарелла. Не знаю, каким образом, но я до сих пор ее везде нахожу. Если захочу, могу даже каждый день ее есть. Узнал, кстати, что недалеко от Новосибирска фирма начала производить моцареллу по итальянской технологии, они предложили мне оценить, и я оценил – очень высокое качество производства. Естественно, какая-то разница есть, но в принципе очень достойно получается. Так что, мне кажется, почти весь репертуар мы можем повторить в России.

- Я упомянула социальные сети. Вы, я знаю, есть в фейсбуке, например. Позволяете вообще интернету отнимать у вас время?

- Ну, уже после работы, ночью, когда у меня такое тихое время, которого бывает, конечно, мало, вот тогда проверяю свои сообщения по е-мейлу, смотрю, что у меня там на фейсбуке. Какие-то новости, интересные фотографии своих коллег, например. Иногда с моего разрешения выставляют фотографии, сделанные после концерта. Ради интереса слежу за этим, любопытно.

- Возвращаясь к еде… Что можете сказать о нашей кухне? У вас ведь русская жена, которая наверняка готовит русскую еду, – как вы к ней относитесь, как привыкали?

- Знаете, все как-то прошло без проблем. Например, картошка составляет, можно сказать, львиную долю русской кухни, а я ее очень люблю в любой форме, так что для меня это был прямо подарок. Еще очень-очень люблю блины, пельмени. Их тоже можно найти везде. И все русские супы вообще пошли на ура - и куриный, и борщ, и щи.

- Два года назад вы были награждены Орденом Звезды Италии. Как вы объяснили своему 6-летнему сыну, что это за награда?

- Знаете, это орден, где становишься кавалером, – практически рыцарем, получается. И ребенку, конечно, это интересно, потому что рыцари для него – это что-то из древних времен, герои, которые спасали даму сердца и совершали другие подвиги. Поэтому было очень здорово увидеть его реакцию, когда я сказал, что теперь папа – рыцарь. И Стефан с удовольствием присутствовал на награждении и на концерте, который мы давали. Хотя он скорее осознал важность события, а не то, что именно значит орден, – это он чуть-чуть позже поймет.

- А вы сами в двух словах как бы описали эту награду?

- Это награда, которую я получил за то, что пытаюсь популяризировать итальянскую музыку. Причем не особенно распространенную. То есть итальянскую музыку, конечно, знают и любят. Например, Верди, Пуччини, Россини – кто их не знает? Но мало кому известно, что итальянские композиторы еще писали симфоническую музыку. И мне было всегда интересно показать эту другую сторону. Вот я и получил эту награду как благодарность, наверное, за то, что все эти годы, когда есть возможность, я ставлю в программу какие-то произведения итальянских композиторов для симфонического оркестра.

- Еще немного о санкциях. Они сказались, к сожалению, не только на политике и экономике, но и на спорте, например. Возникают допинговые скандалы, где фигурируют русские, нам грозят отнять ЧМ по футболу. А сферу музыки, культуры они затронули?

- Ну, если не брать Украину, где многие русские музыканты теперь не имеют возможности играть концерты, то музыки эти санкции особо не касаются. Мы продолжаем играть концерты на Западе, а зарубежные музыканты продолжают играть и дирижировать в России. Но на культуру, к сожалению, влияет курс евро. Западные артисты стали в два раза дороже для русских организаций. Если два года назад 100000 рублей – это было 2500 евро, то сейчас это еле-еле 1000. Так что, конечно, в этом смысле мы очень многое потеряем. Потому что хорошие западные артисты обычно просят гонорар в евро, и, конечно, для нас это тяжело. 

- Известно, сколько может стоить рояль или скрипка, а какая цена у вашего инструмента?

- Дирижерские палочки, конечно, гораздо дешевле. Ну, можно придумать, не знаю, чтобы ручка у нее была из какого-то дорогого материала… Но все равно не сравнить, потому что палочка – это дерево или какой-то другой, более гибкий материал, который был использован, чтобы палочки не ломались во время концерта, потому что дирижеры – темпераментные люди. И стоимость, конечно, по сравнению даже с самым дешевым инструментом, смешная – евро 50-100. Зато иногда человек, который держит эту палочку, – это да (смеется), дорогостоящий человек. Юрий Темирканов, Валерий Гергиев – просто гениальные люди, которым цены нет.
Я предпочитаю дирижировать именно деревянными палочками, хотя они менее прочные. Но в них, в отличие от палочек из ненатуральных материалов, есть какая-то легкость, которая мне больше подходит.
…Одно время, вы знаете, я очень-очень «любил» их терять – просто забывал забрать с собой. Бывает, что те, кто убирает зал после концерта, люди наученные: вернут и палочку, и партитуру. Но есть и те, кто как бы менее грамотно себя ведет – не говорю, что умыкнут ее, но могут положить куда-то в другое место. Так что я последнее время специально себе напоминаю: «Не надо забывать палочку». Потому что я их уже ну слишком много потерял.

- Вы смотрели «Одержимость» – фильм 2013 года о противостоянии дирижера-тирана и барабанщика из его оркестра?

- Я слышал об этом кино, но, если честно, до сих пор не было времени посмотреть. Очень жалею.

- Как часто в реальной жизни встречаются тираничные дирижеры?

- Что могу сказать… бывали, конечно, очень тираничные. И, наверное, еще встречаются, но уже намного реже, потому что нынешние времена такое поведение не предполагают. Раньше, например, даже такие известные люди, как Тосканини, были очень темпераментные, экспрессивные, можно сказать и тираничные. Но понятно, что они это делали не из зловредности, а ради музыки. Хотя, думаю, если бы Тосканини жил сейчас, он нашел бы другой способ работы с музыкантами.
Но могу сказать, что мой личный метод – не такой. Я, наоборот, довольно демократичен. Я знаю, что получается лучше, если у тебя хорошее настроение, – оно передается и музыкантам, так всем только легче работать. Потому что тогда они не из страха, а из удовольствия это делают.

- Что вы слушаете из популярной музыки?

- Помимо, конечно, классической музыки, которую я просто обожаю, меня всегда очень интересовал джаз. Особенно пианисты, потому что я сам по образованию пианист. Поэтому всегда, когда есть возможность, я слушаю джаз. Например, у меня в машине всегда играет радио «Эрмитаж». Как раз сейчас в «Мюзик-Холле» мы готовим концертную программу, посвященную дню всех влюбленных. Концерт состоится 14 февраля и будет назваться «Любовь в стиле Jazz». Всех приглашаю, приходите!

- Почему вы выбрали Россию и решили переехать сюда?

- Вообще-то я могу честно признаться, что это такая любовь всей жизни. Россия для меня была всегда притягательной страной почему-то. Может быть, потому что я очень рано связал свою жизнь с музыкой, а в мире все знают, что Россия славится своими великими композиторами, пианистами, скрипачами, виолончелистами, певцами. Поэтому желание жить в России появилось давно. И наконец-то я его осуществил – уже 15 лет здесь живу. Есть ли здесь проблемы? Конечно. Но они есть везде. Разве можно сказать, что в Америке нет проблем? Или в Италии? Во Франции? Для меня Россия стала любимой страной и второй родиной. Вот как родители одинаково относятся к своим детям, независимо от того, сколько их, так и я – до сих пор люблю Италию, но и очень сильно люблю Россию. Не могу объяснить, почему именно. Так получилось и, слава богу, что это так.
Как музыкант я могу сказать, что сегодня Россия – самая подходящая страна для музыканта.

- Случались ли у вас свои «русские приключения»? Знаете, как в фильме «Невероятные приключения итальянцев в России»…

- Это гениальный кинофильм, он очень смешной, легкий такой… Миронов – любимый актер вообще. С удовольствием его смотрел несколько раз. Жизнь музыканта – это сплошное приключение (смеется). Сложно назвать день, когда приключений не было. Например, ты должен прилететь в какой-то город и прорепетировать перед концертом, а получается, что пропускаешь репетицию и сразу дирижируешь спектакль, потому что самолет опоздал.

- Для нас знаковый образ итальянца – это Челентано. Похожи ли на него другие итальянцы? Или он у вас один такой?

- Ну, естественно, Челентано никак нельзя назвать ординарным. Это очень яркая личность, очень сильный музыкант. Так что одно это уже отличает его от среднего итальянца. Ну, а вид у него, конечно, типично итальянский.
Он довольно критично в последнее время относится к итальянской власти. Челентано хочет, чтобы страна стала лучше. И на его примере видно, что известный артист оказывает большое влияние на общество и часто может позволить себе то, что не могут другие.