Новые герои Ростова. Часть I
Люди

Новые герои Ростова. Часть I

Совместный проект «Нации» и «МегаФона».

автор Ольга Майдельман/фото архивы героев.

30 Октября 2019

Мы запускаем большой совместный проект с «МегаФоном» — оператором, который удивляет скоростью своего интернета и вдохновляет возможностью мгновенно делиться с миром тем, что происходит в Ростове. В рамках проекта мы расскажем о молодых ростовчанах, которые меняют облик города, задают тренды и ведут людей за собой. Надеемся, что их истории вдохновят кого-то из наших читателей.

Александр Кулешов
владелец проекта «Кластер C52», директор проектного бюро «Среда», сооснователь проекта «Кластер «Колос», 32 года


— В 2008 году мы с другом, тоже архитектором, проработали все лето по программе Work&Travel в США, а когда вернулись, поняли, что в родном Ростове ну ничего нет, скучно. Начали движение, образовалось комьюнити, которое от 5 человек в реале доросло до 1800 в соцсети. У нас был список «хотелок»: коворкинги, хостелы, фудмаркеты. Это то, чего не хватало нам самим. В таком формате существовали только Flacon и Artplay в Москве. Мы создали проект Lectorium, одна из лекций, «The brown zone», была на тему бывших промзон Ростова.

Благодаря той лекции мы встретились с Денисом Зубковым (архитектор, основатель группы компаний «База») и начали вместе искать площадку. Сначала это было бывшее здание швейной фабрики на Доломановском, но там дело заглохло. Через год Денис нашел новую brown zone — 3-этажное здание бывшего обкомовского склада-распределителя на Суворова. Денис позвал меня, я горел темой. Концепцию мы прописали буквально за месяц.

Как возник Creative Space: резиденты заселялись в свой офис, делали там ремонт под себя, а мы им давали скидку на аренду. Поэтому фасады офисов получились в разных стилях. И это наша фишка. Репортеры с телеканала «Дождь», когда снимали здесь, сказали: «Мы как и не уезжали» — у них офис на «Флаконе». Но у нас при этом южный колорит: все пестро, по стенам виноград стелется.

Денис видел это как место для архитекторов и IT, и все друзья говорили: «Давайте, ребята, открывайтесь! Мы поддержим», но никто не хотел заезжать в пустой склад, а со стороны это выглядело именно так. Я был управляющим и первые 2-3 года, приходя на работу, переодевался и целыми днями отбивал штукатурку, красил, проводил электрику. Мы ничего не зарабатывали тогда, сплошной минус. Почему я все не бросил? Была просто слепая вера в проект. И огромное желание. Я знал, что горы могу свернуть. Мне тогда было 24 года.

Еще лет пять назад я думал, что мы никогда не избавимся от бетонной пыли, она была везде. У нас жутко текла крыша. Например, вечером назначены актерские читки «Театра 18+» (у них еще не было своего здания в Нахичевани), а на полу первого этажа с утра — огромные лужи. Беру лопату, ведро, черпаю и выношу. К шести часам вечера все сухо, стульчики стоят, красота.

Резидентов мы не фильтровали, первыми к нам пришли граффитисты и дизайнеры. Потом появилась фотостудия, офис спортмагазина. В общем, даже десяток не набирался. Но мы смогли навести марафет, открыли внизу галерею.

До 2015-го это не было бизнесом. Все по-братски, много по бартеру. Как в 90-е в России. И когда Денис решил продать проект, я выкупил половину доли. У нас появился финансовый директор, мой друг, который привел все в порядок. И мы за месяц, просто адекватно поменяв договоры с арендаторами (например, некоторые даже коммуналку не оплачивали), из убыточного проекта сделали прибыльный. Сказали: «Извините, это уже не братская волна, но давайте расти вместе».

В 2017 году я переименовал и изменил формат проекта: теперь это «Кластер С52», и все 3 000 кв. м в единой концепции. У нас базируется 55 креативных компаний: несколько IT-бюро и фотостудий, студии красоты, дизайнеры, есть кофейня, велопрокат, уникальные магазины. Люди здесь могут объединяться под крупный проект: например, дизайнер и IT, архитектор и фотограф. И скоро я исполню свою мечту: мы откроем бесплатный коворкинг. Нам нужны творческие люди с ноутбуками. Студенты. Я очень хотел такое место, когда сам был студентом.

Кластер — это точка, изменившая город в целом. Наш с Зубковым заряд стимулировал появление и других подобных проектов.

В будущем я вижу в Ростове такие публичные пространства, которые совмещают бизнес и пользу для горожан: общественная оранжерея, где можно и поесть, и купить растения; крыши с общественными огородами, как в Нью-Йорке или Шанхае. Не биться за сохранение особняков, а отдавать их разумному бизнесу для правильной реставрации, передавать парки в частные руки, но чтобы вместо ларьков и каруселей там появлялись фудкорты, коворкинги, опенспейсы. В общем, делать как для себя.

c52.space


Дмитрий Гусев
основатель ростовской городской службы проката велосипедов (сегодня 3 пункта и 200 велосипедов), курьерьской компании «Велопортация», компании «Веловод», 33 года


— Не могу сказать, что эту идею я долго вынашивал. Но загорелся сразу. Началось все 10 лет назад: мы решили своей компанией прокатиться на велосипедах. У меня велик был, а у других нет. Говорю, возьмем в прокате. А проката — нет! Я не поверил: в миллионном городе нет велопроката! Дал объявление насчет своего велика — сразу звонок. Купил еще два велосипеда. Спрос огромный! Не успевал возить их по городу. Работал я тогда в другой компании и два года делил себя между тем и этим, друзья помогали справляться, мама.

Накопил, купил еще великов, открыл первый пункт — на Каскадной, у рощи. За год подобралась своя команда, и в 2012-м мы сделали точку в центре, в Creative space. Я ушел с работы. Занял денег, накупил велосипедов самых разных: тандемы, фиксы, круизеры. От круизеров все шарахались: что за чебурашка?! Но потом он стал трендом. У нас очереди стояли. Теперь это серьезный бизнес: прокат, своя мастерская, велодоставка.

Я не один такой, кто топит за велосипедизацию города. Мы третий раз проводим велопарад, это майская акция по всей России. Так вот, на первом было 2 тысячи участников, а на втором — 5 тысяч. В этом году не повезло с погодой: ветер, дождь, смс от МЧС, — и все равно 2 тысячи. Даже чиновники приехали на великах. Один мне сказал: «Что это, как не показатель того, что Ростов хочет быть и будет велосипедным?» В такую хмурую погоду две тысячи счастливых лиц!

Думаю, наши активности и сподвигли городской департамент автодорог объявить в 2017-м тендер на проектирование велодорожек в Ростове. Я сразу решил, что мы должны в этом участвовать, хотя сроки были очень короткие. Целая эпопея! 32 км дорожек сходу не спроектируешь. Тендер был на 2,2 млн рублей, а мы упали до 500 тысяч — так загорелись идеей. Пока это одна велоартерия — от старого аэропорта до Западного жилого массива. Немного на Северном и в Александровке. Сейчас есть уже схема и смета, и надежда, что все наконец осуществится. Народ ждет: столько разговоров, где дорожки?!

Есть такое понятие — велоэкономика, так называется классная книжка, к ее изданию на русском я тоже приложил руку. Там велик рассматривается как часть системы, он удобен, он useful, он дает заработать, если становится частью городской среды. Но должна быть административная воля, желание горожан и готовность к переменам.

Автомобильный город — это атавизм. Я не против машины, у меня она есть. Но не постоянно. Сейчас машина — это статус, понты, продолжение офисного костюма. А я хочу, чтобы люди вылезли из железных коробок, вели себя свободнее, чаще улыбались. Надо сдвинуть фокус горожан с авто на вело.

Я большой патриот, люблю Ростов. Хочу, чтобы город был удобным для людей, как бы очевидно это ни звучало. Хватит перекладывать плитку, пора обратить внимание на пандусы, на спуски в переходах — сейчас они не для людей, а «для галочки». Это мелочи, но они делают город лучше.

В Ростове нам нужны трамваи и троллейбусы, нужна инфраструктура для велосипедов. Должны быть места, где можно посидеть на траве. Когда все это есть, потребность в машинах снижается. А чистота воздуха растет.

Мы не ведем статистику, сколько сейчас велосипедистов в городе, но летом вы сами все видите. Надеюсь, я меняю город. Мне говорили, что фамилия Гусев в Ростове стала синонимом слова «велосипед».

prokatvrostove.ru

Анастасия Лукина
основатель и владелец бренда джинсовой и трикотажной одежды Luca’Denim, 25 лет


— Свое производство я открыла в 22 года. Честно — мне было не страшно. Меня так воспитали. Мама говорит: «Если ты что-то хочешь сделать и сомневаешься — лучше делай, иначе начнешь сомневаться, чего же не сделал». Ошибки — это тоже твой опыт.

Первым шагом стала программа Work&Travel, я тогда училась в ростовской академии госслужбы. Спасибо маме, она собрала деньги для программы, и в 18 лет я оказалась в Америке. Работа простая — официантка. Но я совсем не знала язык: «my name is» – такой уровень. Я не стала теряться, заучила фразу «привет, что хотите заказать?». А когда начинали заказывать, писала в блокнот американские названия русскими буквами — как услышала — а потом на кухне читала вслух. Да, бывало, приносила суп вместо мяса, извинялась: «It`s my first day, tomorrow will be better» («это мой первый день, завтра будет лучше»). Смеялась, юмор всегда помогает. У меня были самые большие чаевые! И почему я поехала в Штаты еще и еще — американская начальница сказала: «Тебя гости любят». Три года в целом там провела.

Мне все говорят: ты могла бы остаться в Америке. Да, могла. Но там такой менталитет! Они все очень дружелюбные, но в России близкий друг будет с тобой при любых обстоятельствах, а американский — запросто отвернется, если большинство тебя осуждает. Я им говорю: вы двуличные, «double face». А у них даже понятия такого нет. Для них это настолько не зазорно. «Сорри, каждый сам за себя». Нет, мне было бы некомфортно там жить. И где бы я ни была, меня тянет в Россию.

Когда вернулась, год отработала менеджером на «Коттонике», крупной швейной фабрике в Батайске, но в кризис 2014 года там стало совсем печально. А потом один заказчик предложил попробовать самой. Полгода я работала на репутацию, потом она на меня. Швейный мир очень тесен, все друг друга знают. И когда заказчиков стало много — а я, если пообещала, из кожи вон вылезу, но сделаю — решила открыть свою фирму. У меня было только 300 000 рублей, заработанных в Америке. Но вот именно Америка научила меня легко принимать решения и не бояться все потерять.

Мы начинали в комнатке на 30 кв. м: три швеи, технолог и я. Швеи были взрослые, я им сказала: «Не обещаю, что дело пойдет, но буду стараться». Во что они поверили? Не знаю. Внешне во мне до сих пор никто из клиентов не угадывает главу компании. Но теперь мы занимаем целый этаж, 500 квадратов.

В России вообще мало кто связывается с пошивом джинсовой одежды. Дорогое оборудование, непростые лекала, ткань трудно усаживается, ее нужно «варить». У нас было столько брака поначалу! И саму джинсу нужно закупать в других странах, в России ее не делают. Большой дефицит молодых кадров: девочки моего возраста хотят быть мастерами маникюра, а не швеями-мотористками, это не модно. Но я, наверное, удачливый человек: когда мы сделали сайт, на меня вышли женщины из бывшего цеха «Глории джинс», уже готовые джинсовики! Просили «купить их». Но, ох, это село Песчанокопское, 200 км от Ростова. Второе производство с нуля! Было трудно. Но теперь у нас там есть полноценный цех, а у людей — работа.

Как производители мы взяли все возможные льготы, спасибо руководству области. Это не реклама, просто, когда говорят: «да мне никто не даст!» — им просто лень. Я везде стучусь: откроют — хорошо, нет — до новых встреч. Но надо пробовать, а не сидеть на пятой точке.

Всероссийский конкурс «Немалый бизнес» я просто нашла в интернете. В этом году мы подали заявку в номинации «Ранний успех». Проходили этапы: отчеты, декларации, анкеты, задания. И вдруг — «вы вошли в топ-5». Топ-5? Наверное, там всего и было-то 10 заявок? И только уже в Москве я узнала, что было подано 32 000 заявок! Как лауреаты мы получили «золотой год»: разные привилегии, поддержку и советы «менторов» — бизнесменов, у которых большие производства и огромный опыт. Это ценнее денег, я считаю.

Это пока маленькая и короткая история успеха, но я очень хочу, чтобы мой опыт кого-то подтолкнул. Я очень простой человек, из обычной семьи. У меня не было ничего, только желание. Но, как говорят, если ты чего-то очень захочешь, мир повернется к тебе лицом.

lucadenim.ru


Продолжение следует.