История копа, соседа Дональда Трампа, который сбежал из Штатов в Россию
Люди

История копа, соседа Дональда Трампа, который сбежал из Штатов в Россию

Допрос с пристрастием Джона Марка Дугана.

автор Виолетта Кривошеева/фото архив героя .

3 Апреля 2019

Джон Марк Дуган служил в полиции Палм Бич во Флориде. Не желая мириться с произволом коллег, уволился и создал сайт PBSOtalk.org, где люди анонимно сообщали о противоправных действиях полицейских по всей стране. «Конечно, это не понравилось властям, меня решили посадить, и тогда в 2016 году я с приключениями бежал в Россию», — рассказывает Дуган.
Мы устроили экс-полицейскому и без пяти минут россиянину допрос с пристрастием.


— Палм Бич, где вы служили, — самый богатый округ небедного штата Флорида. Основное население — миллионеры на пенсии и средний класс. Кого там избивали и притесняли ваши коллеги?
— Да, там живут люди, у кого уровень дохода от «выше среднего» до заоблачного. Дональд Трамп вообще-то живет в Палм Бич, недалеко от моего дома. У Романа Абрамовича там миленький домик за 100 миллионов. Так что да, это довольно богатый город. Но в округе Палм Бич живут и обычные люди. Много черных, много работяг. Процентов пятнадцать населения — это черные. И они живут в отдалении от белых. И, конечно, богатых белых копы не трогают, но со всеми остальными ситуация обычно одинаковая: их повсеместно избивают.

— Почему вы вообще решили стать копом?
— Потому что скучал по службе в армии. Раньше я был морским пехотинцем, потом мне все надоело, я ушел и стал программистом. Но и работа в офисе, как оказалось, не мое. И тогда я решил стать полицейским, и мне понравилось.
Когда ты только приходишь в полицию Палм Бич, зарабатываешь около 50 тысяч долларов в год. Со временем может дойти и до 200 тысяч. Зависит от звания и срока службы. Предоставляется хорошая медицинская страховка, при выходе на пенсию многие продолжают получать ту же сумму, что зарабатывали во время работы. Зависит от того, как долго ты прослужил.
В Америке это очень уважаемая профессия. Хотя в последнее время общественное мнение меняется: люди начали узнавать, кем на самом деле являются полицейские.

— Вы, устраиваясь в полицию, действительно не знали, что и бьют, и неоправданно стреляют на поражение?
— Нет, не знал. Вы должны понимать, я стал полицейским в 2002 году, еще до того, как появились телефоны с камерами. Тогда только из СМИ можно было узнать, чем занимаются копы. Да, в газетах писали о некоторых инцидентах, но они воспринимались скорее как исключение. Вообще полиция усердно работает над тем, чтобы скрыть преступления своих офицеров.

— Когда вы впервые столкнулись с случаем произвола?
— Где-то спустя 3 года. Вначале я работал с населением престижных кварталов, а, повторюсь, ни один коп не станет бить богатого белого. Я ничего не подозревал, пока меня не перевели в пригород, где живут, в основном, бедные люди. Тогда я и увидел, что полицейские ходят по улице с палками и просто бьют людей. А причины были из разряда «ты недостаточно уважителен по отношению к нам». Они избивали их до крови, до тяжелых ран.

— У нас в Казани в 2012 году полицейские запытали задержанного насмерть, изнасиловав его бутылкой из-под шампанского. В вашей практике, в сообщениях на ваш сайт встречались подобные дикие случаи изуверства?
— Конечно. У нас был парень, которого изнасиловали метлой. Такое нередко случается. А еще чаще полицейские насилуют женщин. И подростков. Даже в Палм Бич.

— Есть ли в американской полиции коррупция? Или творят произвол, что называется, бескорыстно?
— Случаев коррупции довольно мало, потому что полицейские достаточно зарабатывают. Если человек получает 20-40 тысяч рублей в месяц, тогда понятно, откуда берется взяточничество. Но в Америке в этом просто нет смысла. Но ребята, у вас — коррупция, а у нас — убийства! В прошлом году около 1000 человек было убито сотрудниками американской полиции.

— И вот вы ушли из полиции (ушли под нажимом?) и создали свой сайт — такой wikileaks о копах. Как много вам приходило сообщений? Писали и жертвы, и сами копы?
— Я сделал пост на фейсбуке об одном инциденте, и меня начали прессовать по службе. Я занимался бизнесом с 17 лет, так что денег мне хватало. Ну, и я подумал, что нет никаких причин оставаться в полиции среди всего этого дерьма. Когда уволился в 2009-м, запустил тот самый сайт — PBSOtalk.org. Это было что-то вроде форума, где люди анонимно выкладывали документы и фото, отвечали друг другу. Пользователи делали по 8000-10 000 постов в месяц, а просмотров за месяц было около 2 миллионов. И все это делали, в основном, офицеры полиции, которые боялись высказываться публично.

— На что чаще всего жаловались?
— О мой бог… Ну, что полицейские принимают наркотики, воруют, насилуют, покрывают преступления. Был один случай, который меня потряс. Дело Дэна Берроуза. Близкий друг этого человека, тоже полицейский, был болен раком, он умирал. И Дэн Берроуз, будучи наркоманом, воровал у друга обезболивающее. Это было очень сильное лекарство, которое не купишь просто так в аптеке. И бедный парень оставался без таблеток, которые могли бы помочь справиться с жуткой болью, потому что наркоман Берроуз воровал у него.

— Когда на ваш сайт слили списки агентов ФБР и федеральных судей (вы утверждаете, что вас таким образом подставили), к вам пришли с обыском. Вы поняли, что нужно бежать, и через Канаду перебрались в Россию. Почему сюда?
— Да, они пришли ко мне домой, забрали компьютер и стали искать повод посадить меня. Но они не могли понять, как именно я все проворачивал. Я использовал математический алгоритм, который не позволял меня уличить. Формально они никак не могли посадить меня за эти публикации. Но в законах США 30 тысяч страниц, и, если тебя хотят арестовать, нужную статью все же найдут.
Я понял, что надо бежать. Сначала решил арендовать лодку, чтобы добраться до Кубы. Но ФБР выделило целую бригаду, которая следила за мной. Так что на лодке уплыть не получилось. Я вернулся домой, пошел в торговый центр, купил новую одежду и тут же переоделся, надел парик, вышел с другой стороны молла, где меня ждала машина. Я знал, что, если попытаюсь пересечь границу легально, меня арестуют. Так что я арендовал маленький самолет, а когда мы пролетали над Канадой, прикинулся, что мне плохо. Мы приземлились в маленьком аэропорту, я сошел с самолета и рванул в Торонто. А уже оттуда полетел в Москву.
Я всегда любил Россию, а еще у меня была виза, так что проблем с въездом в страну не возникло. И у вас нет экстрадиции.

— Вы попросили политического убежища, в какой стадии сейчас это процесс? Чем вообще занимаетесь в России эти три года? На что живете?
— Сейчас я в процессе получения гражданства. Это очень длительная процедура, но обещают все оформить к концу года.
Мне очень нравится здесь. В Америке у меня все конфисковали и прикрыли мою деятельность. Так что у меня было всего 600 долларов в кармане, когда я прилетел сюда. Пришлось начинать все сначала. Я снова наладил бизнес, теперь занимаюсь техническими консультациями по всему миру и производством компьютерных столов. Кстати, забавная история об этом. Когда я сделал свой первый стол, это было в Иваново, мне нужно было как-то перевезти его в Москву. Я нашел человека с машиной, который пообещал помочь. Только он не предупредил меня, что у него… маршрутка. Самая обыкновенная маршрутка, в которой ехали люди! Мы просто поставили огроменную коробку среди них и повезли, а никто и слова не сказал. Такое могло случиться только в России.
На самом деле, в тот период я понял, что заведу в России настоящих друзей. Когда я уезжал из Штатов, позвонил своему приятелю-миллионеру, которого знал с 17 лет, с просьбой одолжить мне 3000 долларов, потому что я в отчаянии. Он отказал. Я приехал сюда, и люди дали мне одежду и крышу над головой. Они предлагали и деньги. Но я не брал, потому что должен был заработать сам. Но русские готовы ради друзей на все, даже если им трудно или неудобно это сделать.
Сейчас я работаю волонтером, по 40 часов в месяц, в парке дикой природы «Олений» (Липецкая область). Ухаживаю за животными, обитающими на 30000 гектарах земли. Там тысячи диких оленей, лосей, муфлонов и птиц. Еще я обновляю сайт парка и провожу конные экскурсии. Я занимаюсь этим бесплатно просто потому, что хочу сделать что-то хорошее для природы.

— Бывали ли еще где-то кроме Москвы и «Оленьего» парка? Потому что Москва — это не совсем Россия.
— Я был в очень многих местах: Уфа, Челябинск, Екатеринбург, Орел, Иваново, Нижний Новгород, Муром, Казань, Рязань, Воронеж. Конечно, жизнь в этих городах отличается от московской. Так же, как и в США. В больших городах Америки крутится много денег, в маленьких — нет. Вообще, если сравнивать Россию и США, то в Штатах жить намного проще. Удобнее. И дело, наверно, в том, что в США уже 200 лет процветает капитализм. Я вижу, что и Россия очень изменилась за последнее время, капитализм повлиял и на нее. С тех пор, как я приезжал сюда в нулевых, очень многое поменялось. И не только в Москве — по всей России. Ваши бизнесмены — потрясающие. Они настолько мотивированные, такие работоспособные и могут делать действительно интересные вещи. Я не говорю об экономике России в глобальном смысле, я понимаю, что эмбарго очень негативно на нее влияет. Но если бы у вас не было этого поколения бизнесменов, ситуация с экономикой была бы значительно хуже.
Мне кажется, пройдет 50 лет — и я не увижу здесь особой разницы с Америкой. Хотя не стоит забывать, что там совершенно другой климат. У нас есть Флорида, а у вас, ребята, нет. Если бы у вас была Флорида, это была бы фантастика. Климат играет очень большую роль, а в России он, к сожалению, такой, что в зимнее время либо холодно, либо очень холодно, а в летнее — два часа жарко, а потом сразу холодно. В Штатах такого нет. Хотя я ненавижу климат во Флориде. Я рос в гористой местности, в Дуранго, это Колорадо. Там было так же холодно, как в России. Так что большую часть времени в Палм Бич я проводил дома под кондиционером. В России лето нормальное, главное — зиму пережить. Но я даже купался в проруби, когда был у друга на даче! После настоящей русской бани с веником.

— Что вы знаете о нашей полиции? Сталкивались с ней? Если поставить рядом американского и русского копов, кто будет, как вы думаете, эффектнее и эффективнее? Народ считает наших копов слишком толстыми, слишком ленивыми.
— Сталкивался. И даже подружился с некоторыми. В общем, как-то раз я стал свидетелем того, как полиция пытается задержать какого-то пьяного парня из Таджикистана. Он стал отпираться, а его друг вообще напал на полицейских. Я влез между ними и стал драться с этим мужиком, защищая полицию. Я думал, что меня арестуют за это, а они только поблагодарили. Так я завел друзей-полицейских.
Но однажды меня все-таки арестовывали в России. Я был в Нижнем Новгороде, к моему отелю подъехала машина, оттуда вышли три полицейских в плащах и сказали: «Джон Марк Дуган? Вот ордер Интерпола на ваш арест». Посадили меня в машину и увезли в участок. Потребовалось несколько часов, чтобы они убедились, что мне предоставили политическое убежище. Хотя я бы скорее покончил собой, чем вернулся в Штаты, в тюрьму. А спустя несколько дней я ел крабов с одним из этих полицейских, которые меня арестовали. Я умею заводить друзей, это у меня от отца, он очень харизматичный человек.
Вообще в Америке у полиции слишком много прав, а в России их недостаточно. И многие не понимают, насколько опасно быть полицейским здесь. Намного опаснее, чем в США. А мнение о том, что ваши копы ленивые и толстые — это стереотип, так думают о своих полицейских не только в России, но и по всему миру, в том числе и в Америке.
Если говорить о качестве работы… Честно говоря, вы бы не хотели жить в обществе с эффективной полицией. Не хотели бы. Вы хотите жить своей жизнью и вызывать полицию, только если что-то идет не так. Люди не совсем понимают, что эффективная полиция — это полное отсутствие свободы, а жизнь похожа на полицейский участок. Потому что, чтобы создать утопический мир без грабежей и убийств, полиции надо будет следить за каждым шагом своих граждан. Им же никто не может указать заранее: «Вот этот парень — плохой». Нет. Они должны сами это выяснить, следя и выслеживая. У вас, ребята, раньше было такое общество. Тотальный контроль. Вы же не хотите этого снова?
Я могу честно сказать, что здесь я, например, чувствую себя защищенным. В России этические и моральные рамки значительно, в разы строже, чем в США. У вас, конечно, тоже есть грабежи, убийства, изнасилования, но намного меньше, поверьте. В Западном Палм Бич никто не рискнет в одиночку гулять по плохому району даже днем. Здесь я могу спокойно бродить пьяным по худшему району Москвы в три часа ночи и буду чувствовать себя в безопасности. Не то чтобы это мое обычное поведение, конечно (смеется)... 

— Вы пишете книгу, так? О чем она будет, где планируете ее издавать?
— Она уже опубликована в Штатах. Я перевел ее на русский, но еще не нашел издателя. Книга о проблемах, с которыми я столкнулся во время работы в полиции, о том, через что мне пришлось пройти, и моем бегстве в Россию. Последняя часть книги посвящена моей жизни здесь.

— Как вам удалось напечатать ее в США?
— Правительство, конечно, не в восторге, но книгу все-таки напечатали. Свобода слова. И предваряя ваш вопрос: если бы в России не было свободы слова, я бы здесь не жил.

— Это довольно спорно — свобода слова в России. Она как бы есть, но…
— Да, но то же самое и в Штатах. В России я никак не лезу в политику. Россия дала мне убежище, и я должен быть хорошим гражданином. И я хочу таким быть. Я, например, в шоке от того, что делает Сноуден. Россия приняла его, не отправила обратно, а он плохо отзывается о местном правительстве. Ну, знаешь, если ты хочешь критиковать российское правительство, езжай куда-нибудь в другое место! И вообще мне кажется, что стоит немного глубже узнать Россию, она тебе точно понравится.

— Ваш американский сайт прекратил свою деятельность?
— Нет, все нормально. Его не могут закрыть, потому что я работаю на российских серверах. Расскажу вам забавную историю. Правительство заблокировало мой сайт, когда я уехал из страны. Но приехав в Россию, я все восстановил. И первый комментарий был такой: «Спасибо России-матушке, что предоставляет Америке свободу слова».

— Поддерживал ли отец, ветеран вьетнамской войны, вашу разоблачительную деятельность? И общаетесь ли вы сейчас с родителями?
— Мой отец более рациональный, чем я. Когда я начал этим заниматься, он просто сказал, что меня точно арестуют. Волновался за меня, но не критиковал. Моя мама умерла в прошлом году, но, к сожалению, я не смог попасть к ней на похороны. Стоит мне попытаться въехать в США, меня посадят лет на пятьдесят.