«Женщины в фильме «Лето» крутят Цоем как хотят»
События

«Женщины в фильме «Лето» крутят Цоем как хотят»

Своим мнением о ленте Серебренникова мы попросили поделиться главного цоеведа страны Виталия Калгина.

автор Андрей Бережной/фото кадры из фильма

13 Июня 2018

«Лето» вышло на экраны страны. Ему аплодировали в Каннах. Рома Зверь, сыгравший одну из главных ролей, получил там же награду за лучший саундтрек. Многие критики и обычные синефилы называют «Лето» лучшим фильмом режиссера Серебренникова.

Мы спросили, как вам фильм, у Виталия Калгина — самого авторитетного цоеведа страны, исследовавшего жизнь и творчество участников группы «Кино» вдоль и поперек.

— Откуда в самом начале появился жизнестойкий слух, что Цой в фильме будет геем?
— Я думаю, дело в репутации Канн. Слух появился ровно тогда, когда в проект пригласили Серебренникова, который уже получал премию критики на Каннском фестивале за фильм «Ученик». Ни для кого не секрет, что есть темы, с которыми к премиям Канн пробиться гораздо легче. Однополая любовь — одна из таких козырных карт. Возможно, если бы Серебренников развил тему, ему досталась бы «Пальмовая ветвь», но пойти по этому пути он не рискнул, хотя критики из «Ле Монд» все же усмотрели в ленте «высокие» отношения двух мужчин, которые реализуются через женщину. Сравнивали «Лето» и со знаменитым фильмом Франсуа Трюффо «Жюль и Джим», под который стилизовано изображение. Но там речь шла о трагедии женщины, которая никак не могла выбрать между двумя лучшими друзьями, не смогла разрушить их дружбу и в результате покончила с собой. «Лето» же — легкий «Ла-ла Ленд», без всякой драмы. Интересно, что французская критика оценила картину гораздо выше, чем американская, потому что ставка делалась именно на Францию.

— Что вам известно об истории создания «Лета»?
— Сценарий писали супруги Идовы по заказу продюсера Ильи Стюарта. Стюарт прекрасно разбирается в рекламе, и он, конечно, понимал потенциал бренда «Цой». Отсюда и идея снять фильм о рок-легенде.
Насколько я знаю, до Кирилла Серебренникова на проект планировался другой режиссер со своей версией сценария, но она продюсеров не устроила. Почему пригласили Идова с женой, сказать сложно, на их счету нет ни одной успешной работы, зато есть крупный провал — ретро-сериал «Оптимисты», показанный на канале «Россия 1». Ни Идов, ни его жена абсолютно не разбираются в предмете, но, возможно, люди приятные.
В любом случае, от сценария Идовых Серебренников, судя по всему, отказался; так говорят люди, читавшие оригинал. Режиссер пошел другим путем: встретился с родными Михаила Науменко, его ближайшим другом Игорем Петровским, они и посоветовали режиссеру, как и что лучше сделать. Увы, по Цою консультантов у Серебренникова не было, поэтому «Лето» стало фильмом именно о Майке. Его характер получился объемным, местами трагическим, однозначно живым. Удался и образ его жены Натальи, чего не скажешь об образе Цоя.

— С вами режиссер или кто-то из его коллег связывался?
— Нет, я не контактировал ни с кем из съемочной группы. Мне лишь звонила какая-то девушка из кинокомпании «Хайпфильм» и предлагала продать им права на отдельные главы моей книги «Цой. Последний герой современного мифа». Но права принадлежали на тот момент издательству «Рипол-классик», и я не мог ими распоряжаться. Насколько я понимаю, кинокомпания потом обратилась непосредственно в издательство и приобрела нужную им информацию. По крайней мере, если я указан в титрах фильма, значит, так оно и есть.

— Почему, как вы думаете, Серебренников выбрал именно это лето из жизни Цоя?
— Серебренников ничего не выбирал. Главная проблема, с которой сталкиваются продюсеры и режиссеры, намеревающиеся использовать бренд Цоя, заключается в том, что в жизни Виктора не было драм, поэтому не на чем строить драматургию. Цой был очень цельным человеком, его никуда не бросало, он не метался между женщинами, не искал себя, не имел никаких зависимостей, ни от кого ничего не скрывал. Его жизнь прошла на виду у большого количества людей, поэтому фантазировать о нем сложно — неправда будет очевидной. Единственным мало-мальски подходящим эпизодом оказался именно этот — когда Цой познакомился с Майком и его симпатичной женой. Но и тут создателям не удалось заставить жену Науменко отойти от реальных фактов. Одно дело интерпретировать отношения как влюбленность, а другое — изменить правде жизни и сделать из недомолвок историю страстного адюльтера с угрызениями совести.
Вообще меня удивляет: почему люди считают «Лето» фильмом о Цое? Он там фон, не более того. Его характер хоть и искажен, но не прописан. «Лето» — именно о Михаиле Науменко и его жене. Причем это было ясно с самого начала, но СМИ активно муссировали, что фильм будет про Цоя. Что, собственно, и было продюсерской задумкой. Если бы изначально было заявлено, что фильм про Майка, такого резонанса не было бы.

Особого влияния на Цоя то лето не оказало. Равно как и Майк или его жена. Влиять на Цоя, если верить близким ему людям, было невозможно. Однако нельзя отрицать, что именно Науменко открыл Цоя (а никак не Гребенщиков), он же помог ему на первых порах. Наталья Россовская (жена Науменко) так видела его вклад: «Майк, несомненно, был учителем Цоя. Витя по молодости был очень в себе не уверен, и мнение Майка для него было решающим. Пока не появился Гребенщиков. Кстати, к БГ Цоя отвел именно Майк. Почему-то об этом не принято говорить... Думаю, что Майк и Цой не были друзьями. В высоком понимании (а для меня «друг» — это очень серьезно). Майк помогал молодому музыканту, пока молодой музыкант не оперился».

— В жизни действительно был любовный треугольник — «Науменко-его жена-Цой»?
— Близкие и друзья — как Науменко, так и Цоя — в один голос опровергают существование такого треугольника. В моем понимании, была нормальная человеческая дружба, может легкий флирт или взаимная симпатия. Что же касается истории, рассказанной самой Натальей Науменко (указана в титрах наряду с Калгиным) — таковы, значит, были ее женские впечатления и ощущения. Видимо, наши женщины отличаются от иностранок тем, что иностранки спустя десятилетия рассказывают о домогательствах, а наши — об увлечениях...

— Насколько правдоподобен Цой на экране?
— На мой взгляд, актер Тео Ю совершенно не похож на Цоя. Ни внешне, ни вообще никак. Нет цоевской пластики, знаменитой грациозности кошки, нет ни малейшей харизмы. Черты характера тоже не его. Вот пример. Всем известна знаменитая непробиваемость, невозмутимость, молчаливость Цоя. Его сложно было вывести из себя, сложно было заставить проявить эмоции. А что мы видим в фильме? В сцене, где в столовой обсуждается прием группы в рок-клуб, кураторша высказывает Цою по поводу его песен, мгновенно выводя его из себя — до такой степени, что друзья отправляют Цоя «пить компот». Это просто невозможно было в случае с Цоем. Вдобавок к этому, женщины в фильме крутят Цоем как хотят: одна чуть в постель не затащила, другая заставила деньги зарабатывать. В общем, вывод: Цой в фильме совершенно не похож на реального Цоя, но режиссер имеет полное право на свое видение — произведение же художественное.

— Кто в фильме получился лучше всего?
— На мой взгляд, Михаил Науменко в исполнении Ромы Зверя. Майк просто отличный. Хотя мнения ценителей группы «Зоопарк» разделились. Впрочем, фаны совершенно не показатель, для них что бы ни сняли, все будет ерундой, ведь у каждого в голове свой образ Майка. Неплохо вышел, на мой взгляд, Андрей Панов в исполнении Горчилина, хотя, опять-таки, поклонники «АУ» раскритиковали экранного Свина.

— Что говорят о фильме люди, которые знали Цоя?
— Я с интересом слежу за полемикой вокруг «Лета» в соцсетях и могу сказать, что многие поддержали выход фильма, им понравилось, и они не нашли в нем ничего крамольного. К примеру, Игорь Петровский, Наталья Крусанова, Николай Михайлов, Всеволод Грач, Ольга Слободская — то есть люди, хорошо знавшие как Майка, так и Цоя — все назвали фильм милым. А вот, например, Юрий Белишкин, бывший администратор группы «Кино», раскритиковал «Лето», как и некоторые другие близкие Цою люди, в том числе и его отец, Роберт Максимович.

— Большинство рецензий, в общем, положительные. Но вот, например, журнал «Нож» написал, что «Лето» — фильм картонный, черно-белый во всех смыслах. А вам, в целом, как?
— Я не могу сказать, что мне фильм не понравился. Фильм, конечно же, неплох. Но он не понравился мне как фильм о Цое. Потому что он не о Цое вообще. Это история молодых музыкантов, и если назвать их любыми другими именами, ничего не изменится.

— Ранее сообщалось, что режиссер Учитель в прошлом году начал съемки своего фильма о Цое. Якобы там по сюжету тело погибшего Виктора везут из Риги в Ленинград. Вам известны какие-то подробности?
— Да, все верно. Алексей Учитель еще в 2010 году пробовал начать съемки и даже получил госфинансирование на свой сценарий «Сорок семь». Однако, из-за поднявшейся «волны народного гнева» и возмущения близких Цоя фильм запущен не был. Спустя восемь лет Учитель снова собирается вернуться к теме. Сценарий, на мой взгляд, просто невозможный. О своем отношении к нему я рассказывал в своей книге «Цой. Последний герой современного мифа»... Не так давно я встречался с Алексеем Учителем лично, мы обсуждали детали возможного сотрудничества, однако дальше разговоров дело не пошло. Сейчас я, с одобрения близких Цоя, сам занимаюсь созданием сценария и, надеюсь, что у меня когда-нибудь получится создать достойный текст, по которому можно будет снять фильм о группе «Кино».