Шым из «Касты»: «Вдруг выяснилось, что без концертов я способен на взрывной жгучий гнев»
События

Шым из «Касты»: «Вдруг выяснилось, что без концертов я способен на взрывной жгучий гнев»

Личные итоги первого всемирного карантина.

автор Андрей Бережной/заглавное фото Диана Епифанова.

28 Апреля 2020





Попросили рассказать об уроках, извлеченных из месячной самоизоляции, музыканта Михаила Епифанова — Шыма из группы «Каста».

— Где вы находитесь в самоизоляции?
— В Ростове-на-Дону, в Нахичевани, в частном доме с разноцветными окнами.

— Что оказалось самым неожиданным во всей этой ситуации?
— Неожиданно быстро кончается еда. Вообще вопрос еды в новых условиях оказался для меня системообразующим. Приходится неожиданно много времени проводить на кухне, чтобы закинуть в себя несколько сотен калорий.

— От каких привычек вы, быть может, избавились? А какие приобрели?
— Пришлось избавиться от привычки еженедельно ходить в барбершоп, чтобы содержать растительность на лице в порядке. Приобрел привычку здороваться «кулак-в-кулак».

— Какая бытовая мелочь сейчас мешает вам жить?
— Кто-то постоянно забывает переключить воду из душа на кран.

— Где черпать силы для сидения в четырех стенах, как не поддаться унынию, истерии, всеобщей сетевой озлобленности?
— Перед домом, где я нахожусь на самоизоляции, есть небольшой дворик. К счастью, снаружи дома происходит весна. Я наблюдаю за тем, как оживает природа. Даже не представляю, как было бы стремно, случись эта чертова пандемия осенью.

Не зацикливаться на новостях помогает работа. Моя работа — рэп. Каждый будний день в 13:00 мы созваниваемся группой, чтобы обсудить творческие задачи на сегодня, а в 17:00 подводим итог дневной работы. Понятное дело, мы пишем новый альбом. В этот раз впервые в истории группы — полностью дистанционно. Как и в предыдущие разы, понять настроение альбома в процессе работы над ним невозможно. По крайней мере, те пять песен, что мы написали за это время, пока не дают ничего, что можно было бы вынести за скобки как общий множитель.
Я бы с удовольствием на часок перенесся в осень-2020, чтобы его услышать. Но только на час. Я не хочу пропустить то, что будет происходить в России в ближайшие месяцы.
Диана Епифанова 
— Что нового вы узнали за этот месяц о себе, о своих близких, о людях вообще?
— Наш концертный тур прервался на самом пике. Регулярный сброс энергии на сцене остановился — и я с удивлением обнаружил, что способен на взрывной жгучий гнев. Мне приходится прилагать усилия, чтобы от него не пострадали близкие. В этом помогает беговая дорожка, ирландский барабан и Sony PlayStation.
Ростовчане же, судя по информации извне, подтвердили свой свободолюбивый нрав. На рынках в выходные дни людно, во дворах соседних домов регулярно собираются компании. Жарят шашлык, громко спорят, хором смеются.

— Писатель Чарльз Буковски, известный домосед, считал, что скучно бывает только скучным людям. Это так?
— Не уверен. Если последовать этой логике, страшно бывает только страшным, смешно — смешным, а плохо — плохим… Мне кажется, сейчас хуже всего цирковым канатоходцам. Вот кто остался и без работы, и без малейшего шанса поддерживать свое мастерство в домашних условиях.

— Когда вы в последний раз смеялись в голос и над чем?
— Позавчера вечером — над новостью о том, что спор с японцами насчет прав на Чебурашку «Союзмультфильм» предлагает решать на «государственном и межправительственном уровне». Вслед за хохотом из меня вырвался гневный монолог, содержание которого, проделав широкую дугу, свелось к тому, что Чебурашка выступит в роли решающего аргумента в вопросе принадлежности Курильских островов.
Scut36 
— Вопрос, который сегодня будоражит умы и соцсети: что главнее — свобода (к примеру, перемещений) каждого или безопасность всех?
— Мой ответ где-то посередине. В этом смысле мне интересен путь, который избрала Швеция. Там введены некоторые ограничения, но без изоляции. Цифры на данный момент говорят скорее не в пользу шведов, однако пока мы не знаем, насколько возрастет смертность в других странах в связи с падением уровня жизни и ростом преступности.

— Говорят, что мир после первого всепланетарного карантина уже не будет прежним. Что и как изменится, по-вашему?
— Не берусь судить об изменениях во всем мире. Но Россия изменится точно. После того, как мы все реально ощутили на себе «заботу» нашего государства, кажется, даже самым лояльно настроенным к сегодняшней власти людям стало понятно, что, если мы так поедем дальше, то нас ждет жопа.

Об уроках, извлеченных из самоизоляции писателем Андреем Рубановым, можно прочесть здесь