Писатель Рубанов: «Удивительно, сейчас миром управляют не политики, а носители знания. Такое редко бывает»
События

Писатель Рубанов: «Удивительно, сейчас миром управляют не политики, а носители знания. Такое редко бывает»

Личные итоги первого всемирного карантина.

автор Андрей Бережной.

27 Апреля 2020





Попросили рассказать об уроках, извлеченных из месячной самоизоляции, известного писателя и сценариста, и по совместительству колумниста «Нации», Андрея Рубанова.

— Где и с кем вы находитесь в самоизоляции?
— В Москве, в квартире, вдвоем с женой.

— Что оказалось самым неожиданным во всей этой ситуации?
— Трудно сказать. Удивительно, что мы оказались в мире, которым управляют не президенты и министры, а ученые, вирусологи, эпидемиологи, то есть — эксперты. И пусть они часто высказывают полярные мнения — все равно это странно. Нас ведут не политики, а носители знания. Такое редко бывает.

— От каких привычек вы, быть может, избавились? А какие приобрели?
— У меня есть бактерицидная лампа, я стал регулярно облучать весь дом. Хотя, по-моему, от вирусов она не помогает.

— Какая бытовая мелочь сейчас мешает вам жить? Распространенный пример — невозможность постричься нормально.
— Мелочи не должны мешать жить. На то они и мелочи.

— Где черпать силы для сидения в четырех стенах, как не поддаться унынию, истерии, всеобщей сетевой озлобленности?
— Силы черпаются из единственного источника — из людей. Сегодня ты поддержал приунывшую жену, завтра она тебя поддержала. Религиозные люди еще из веры берут силы. Есть всякие психологические приемы для сдерживания раздражения, агрессии. Надо просто включить самоконтроль. В конце концов, есть элементарные правила общежития, их надо соблюдать, вот и всё.
Я, например, люблю мечтать. Если карантин начинает бесить меня, я мечтаю о том, как все будут рады, когда его отменят. Это помогает.

Мы легко жертвуем свободой ради семьи, детей, ради денег. Офисный менеджер просиживает на работе по 12 часов, приходит домой и сразу засыпает — это разве свобода?


— Над чем вы работаете в самоизоляции?
— Пишу роман, фантастический, но на современном материале. Нашел несколько интересных фактов в истории православной церкви и положил их в основу сюжета. Это попытка распутать узел между язычеством и христианством. Надеюсь закончить в ближайшие месяцы.

— Что нового вы узнали за этот месяц о себе, о своих близких, о людях вообще?
— Я все время узнаю о людях новое, и о себе тоже, процесс познания бесконечен, с изоляцией не связан.

— Писатель Чарльз Буковски, известный домосед, считал, что скучно бывает только скучным людям. Это так?
— Мне никогда в жизни не было скучно, я вообще не знаю, что это такое. Скука — удел дураков.

— Когда вы в последний раз смеялись в голос и над чем?
— Смеюсь в голос каждый раз, когда общаюсь с людьми, лично или по телефону. Шутить надо обязательно, смех лечит. Смех — как физиологическая реакция — уникально расслабляет. Когда вы смеетесь, разум перестает работать и перезагружается.

— Вопрос, который сегодня будоражит умы и соцсети: что главнее — свобода (к примеру, перемещений) каждого или безопасность всех?
— Вот смотрите: граждан, совершивших преступление, общество сажает в тюрьму. Ограничивает свободу части граждан в обмен на безопасность всего общества. С точки зрения логики, сейчас произошло то же самое, только в других масштабах: свобода части граждан частично ограничена ради безопасности всего общества. Свободу сталевара, работающего на производстве непрерывного цикла, никто не ограничил. Свободу агронома, который растит для нас с вами помидоры, никто не ограничил. Свободу вообще нельзя ограничить, свободы нет, свобода — это возможность выбирать из некоего конечного содержания, предложенного извне. Это написано у Гегеля.
Сейчас у нас отняли свободу летать на самолетах, но сто лет назад люди и вовсе были лишены такой свободы, потому что самолетов не было. Мы легко жертвуем свободой ради семьи, детей, ради денег. Офисный менеджер просиживает на работе по 12 часов, приходит домой и сразу засыпает — это разве свобода?

— Говорят, что мир после первого всепланетарного карантина уже не будет прежним. Что и как изменится, по-вашему?
— Никаких прогнозов никогда не даю. Исхожу из того, что будущее не следует предсказывать, его следует создавать. Сегодня ты сеешь семена, которые взойдут завтра. Лично я надеюсь, что врачам поднимут зарплаты, остановят оптимизацию. Хотелось бы, чтоб медицина и здравоохранение вышли на новый уровень.