«Oasis в Англии звучит повсюду. Blur не слышал ни разу»
События

«Oasis в Англии звучит повсюду. Blur не слышал ни разу»

Всемирный Beatles-фестиваль — глазами ростовского рок-н-рольщика.

автор Олег Мартишин/фото архив автора

5 Сентября 2017

В последнюю неделю августа в Ливерпуль на International BeatleWeek (Международную «Битлз»-неделю) съезжаются сотни групп и десятки тысяч битломанов со всего мира. Этим летом на фестиваль впервые пригласили ростовскую кавер-группу Fаther McKenzie. Мы попросили бас-гитариста группы Олега Мартишина вести путевой дневник, который и публикуем сегодня.



Я помню, как холодной зимой 2011 года я и мой друг-барабанщик Дмитрий Белозубов, сидя в машине на улице Рихарда Зорге, спонтанно решили сыграть в свое удовольствие пару концертов из песен The Beatles. «Пара концертов» растянулись на долгие годы. Нам посчастливилось выступать на многих российских Beatles-фестивалях и даже посетить с концертами братскую Белоруссию. Но главной нашей целью был ливерпульский фестиваль.

Уже десятки лет это главное и самое грандиозное мероприятие для битломанов всего мира. Три года подряд я посылал заявку на участие — и вот в конце февраля пришла весть, что нас включили в программу ливерпульского фестиваля и поставили нам 10 концертов на всех значимых площадках.

Была, конечно, и ложка дегтя: нашему клавишнику не дали визу. Но трое остальных участников: Дмитрий Белозубов, Дарья Суворова и я, — благополучно отправились в Лондон из московского Домодедово.



В Лондоне

Таможенный досмотр оказался довольно поверхностным. Мы, веря в британскую скрупулезность, очень переживали за провоз багажа. Но таможенники посмотрели сквозь пальцы на нестандартные габариты музинструментов и провоз алкоголя и сигарет.



В аэропорту Хитроу нас встретил наш лондонский товарищ Робин. Он — преподаватель английского языка, мы познакомились в Ростове-на-Дону. Робин тогда еще был очень удивлен, что на свете существует такая штука, как ростовский битлз-трибьют-бэнд. Садимся в аэроэкспресс (вот тут мы совершили ошибку: можно было гораздо дешевле доехать прямо из аэропорта на метро) — и вот мы на Паддингтонском вокзале в центре Лондона.

Уже на Паддингтонском вокзале нас поразил внешний вид англичан. Не зря Лондон считается мировым центром мужской моды: костюмы, обувь, котелки, трости — любо-дорого (ключевое слово — дорого) посмотреть. И, кстати, развенчаю стереотип про некрасивых местных женщин. Мы видели в Лондоне много очень красивых английских девушек, причем в стиле модели Кары Делевинь: густые вычерненные брови плюс густой слой тонального крема, но все вместе выглядит стильно и круто.

Лондон встретил нас «английской» погодой: дождь, сырость, холод (и это в августе!).

Сразу поехали к Робину домой, в нетуристический Лондон — в спальник, район Криклвуд, зашли позавтракать в соседний паб. Он был таким, каким мы и представляем классический английский паб: колоритные деды, уже с утра употребляющие «Гиннес» за чтением утренней газеты, острый на язык бармен и сытный завтрак (только бекон, на наш вкус, был пересолен и суховат).

Прямиком из паба направились на место съемок сериала Sherlock (с Бенедиктом Камбербэтчем) — к тому самому Speedy’s Cafe и той самой двери дома Шерлока. В реальности все это выглядело гораздо более мелко и серо — я даже подумал, что мы ошиблись адресом. Но многочисленные разноязыкие фанаты, подходящие фотографироваться, подтвердили, что это та самая дверь.



Следующий адрес — конечно же, Бейкер-стрит и находящийся рядом The Beatles Store — крупнейший сувенирный магазин в Лондоне, посвященный исключительно «битлам». В музей Шерлока Холмса стояла огромная очередь, заслоняющая вход в The Beatles Store. Робин даже посетовал: «Черт возьми, никакого Шерлока не существовало! Но интерес к нему больше, чем к «битлам», которые реально творили историю Британии».

The Beatles Store — рай для битломанов, товары на любой вкус: от футболок, кружек и тапочек до постельного белья. Но рекомендую закупаться «битловским» мерчем в Ливерпуле — и дешевле, и качество лучше.

Кстати, прямо на входе в The Beatles Store куча всякой мелкой сувенирки: значки, брелоки, — бери не хочу. Я спросил об этом у Робина: «Не воруют?». Он спросил в ответ: «Вот ты бы что-нибудь украл в магазине «битлов»?» — «Нет, конечно, это для меня было бы жутким позором». — «Вот и все остальные так думают».



Следующий пункт — студия Abbey Road и тот самый знаменитый пешеходный переход, на котором фотографировались «битлы». Этот переход всегда облеплен туристами.

А дальше мы пошли уже по всем лондонским рок-н-ролльным местам вообще. Вот дом Маккартни, который принадлежит ему еще с конца 60-х годов, и в окна которого кидал камни Джон Леннон, когда группа была на грани распада и Джон был неимоверно зол на Пола. Вот клуб Bag O’Nails — здесь Джими Хендрикс дал свой первый английский концерт, а Пол познакомился со своей женой и музой Линдой Истман. А вот и дом, где впервые собрались на репетицию The Rolling Stones.


В Ливерпуле

Если Лондон напомнил мне Питер — город с непростым и сумрачным характером, но, безусловно, обладающий своим суровым очарованием, то Ливерпуль — это, конечно, абсолютно открытый и душевный музыкальный город.

Здесь все в два раза дешевле, чем в Лондоне: аренда жилья, еда, выпивка в пабах. Пиво от 2,5 фунтов (200 рублей). Англичане, как известно, обожают эли, и эли тут вкуснейшие.

А вот с едой проблемы. Как сказал нам один товарищ, «в Англии еды нет». Он был не совсем прав — она, конечно, есть, но только для того, чтобы набить желудок. Фиш энд чипс, «маленькая» порция, — по нашим меркам это очень сытный ужин: здоровенный кусок трески и гора жареной картошки.

Интересна сама атмосфера в английских пабах. Множество очень пьяных людей в замкнутом помещении, но все невероятно благополучно и по-доброму. Вот 80-летний дед с двумя бутылками пива танцует под Майкла Джексона, девчонки поют в караоке Black Sabbath, а упившийся вусмерть здоровяк вообще лежит на полу и орет что-то про футбольный «Ливерпуль».

Отдельные слова про британских каверщиков: чуваки реально играют по пять-шесть часов подряд. Причем, как правило, втроем: бас, гитара, ударные, — не особо вдаваясь в тонкости аранжировки. Главное, чтобы было музыкальное сопровождение для толпы.



Про популярность группы Oasis скажу отдельно — это реально народная группа, звучит отовсюду. Однозначно английская группа №2 после The Beatles. Причем их якобы вечных соперников, группу Blur, за неделю я не услышал ни разу. Даже пресловутую «Song 2», которую в России затерли до дыр. Да о чем говорить, если портреты Ноэла Галлахера, лидера Oasis, англичане клеят на машины. (А еще почему-то невероятно популярна песня Bon Jovi «Living on a Рrayer».)

Отношение к нам, русским, у англичан и в целом у иностранцев было достаточно интересным. Возникло ощущение, что от нас ждали какого-то подвоха, типа вот-вот мы начнем крушить стены или скупать футбольные клубы. Но вообще относились доброжелательно. Правда, мне самому удалось чуть укрепить их стереотипы о русских. В предпоследний день фестиваля, когда все важные концерты уже были сыграны, я достал две бутылки «зубровки» и во дворе студенческой общаги (где жило большинство музыкантов) поил всех желающих. Шведы пили сурово и уходили, мексиканцы пили много и оставались. Японцы просто убежали. А русские стали цитировать Веничку Ерофеева.



Интересно, что самыми тусовочными на фестивале оказались русские и бразильцы — сказалась какая-то близость менталитетов. Мы и они тусили с утра до вечера. Я пытался общаться с ними не только на тему The Beatles — и был удивлен, что некоторые бразильцы футбол просто не любят! (Тем не менее, про ФК «Ростов» и его участие в Лиге Чемпионов многие в этом мире в курсе.)

Еще одно открытие для меня: британский юмор — он реально существует. Когда он не в кино или литературе, то, может, чуть грубоват, но все-таки симпатичен. Как-то охранник паба схватил на улице нашего ударника и сказал ему: «Блин, вот у тебя на майке такая офигенная группа (AC/DC). Пожалуйста, скажи говнюкам из соседнего клуба, чтобы выключили своего Бруно Марса».



Но вернемся немного назад. На второй день в Ливерпуле был наш первый концерт — в Кэверн Пабе. Мы вышли на сцену перед полным залом — и весь зал пел с нами сольного Пола Маккартни! Надо пояснить, что мы решили соригинальничать и сделать программу исключительно из сэра Пола. И наша задумка удалась. На фестиваль из года в год приезжает много групп-двойников The Beatles. И это на самом деле отлично, когда ты заказываешь себе такую группу на корпоратив. Но когда они, одна за одной, сменяются на сцене — становится скучно. Мы же со своим репертуаром вызвали интерес. Старожилы признавались нам потом, что некоторые песни слышали здесь впервые за всю историю фестиваля.



И, кстати, для нас было большой честью, что организаторы пригласили Fаther McKenzie выступить на главной вечеринке, посвященной закрытию фестиваля, — Party for Paul.

А еще в Ливерпуле по всему городу гуляют чайки, клюют фиш энд чипс и кричат ночью в твое окно — такая романтика портового города.




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ПОЧЕМУ «ГРИБЫ» НЕ СОБРАЛИ, А THE PRODIGY ВООБЩЕ НЕ ПОПАЛИ В РОСТОВ?